Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Изданные библиотекой Ватикана важнейшие планы XVI, XVII и XVIII вв. представляют собой наилучший материал для изучения развития Рима. Более детальные данные см. Scaccia-Scorafoni С. Le Piante di Roma. Rom, 1939. Вернуться в текст
2. Pastor L. von. Die Stadt Rom zu Ende der Renaissance. 3 Aufl., Freiburg, 1916. Вернуться в текст
3. Hubner A. von. The Life and Times of Sixtus V. London, 1872. Вернуться в текст
4. Donati Ugo. Artisti Ticinesi a Roma. Bellinzona, 1942. Вернуться в текст
5. Pastor. Die Stadt Rom zu Ende der Renaissance, S. 102. Вернуться в текст
6. Pastor L. von. Sisto V, il Greatore della Nuova Roma. Rom, 1922, p. 15. Вернуться в текст

 


* СИКСТ V (1585-1590) И ПЛАНИРОВКА БАРОЧНОГО РИМА

Рим, Париж и Лондон - важнейшие центры западного мира - олицетворяют тип современного большого города. Однако Рим - единственный в своем роде. И раньше существовали крупные города, центры больших государств и культур. Когда они гибли, то вместе с ними погибал их нервный центр без надежды на возрождение. Рим, название которого было дано мировой державе, после его разрушения в течение тысячи лет находился в состоянии упадка.

После 1500 г. он на протяжении полутора веков стал новым центром развития искусства, а позже градостроительства. На римской почве Ренессанс достиг высшего расцвета. Здесь формировались средства выражения эпохи барокко, которые пронизывают всю западную культуру и для которых не существовало ни государственных, ни религиозных границ. Именно в Риме были категорически опровергнуты градостроительные масштабы Ренессанса. За пять лет правления папы Сикста V вместо ограниченного, окруженного стенами звездообразного города впервые с абсолютной уверенностью была спроектирована и осуществлена сеть транспортных коммуникаций современного мирового города.

Участие художников из других городов в формировании Рима. Существуют и другие причины, из-за которых Рим формировался как особый город, но причины эти не всегда легко понять. Папский престол не представляет собой мировую державу, но проводит международную религиозную политику. Граждане Рима почти не имели права голоса при решении вопросов, связанных с их городом. Они подчинялись господству папы. Но, несмотря на это, возникла одна из самых ярких в градостроительстве картин - барочный Рим, который еще и в наше время доминирует над всем архитектурным обликом города. Это лицо города было создано почти исключительно пришедшими из других мест художниками.

В середине XV в. папа Николай V (1447-1455) выдвинул план создания в новом районе Боржо Нуово, который стал так называться после перемещения папского престола из Латерана в Ватикан, изолированной великолепной церковной резиденции. Проект, который никогда не был осуществлен, был создан флорентийцем Леоне Баттиста Альберти.

Когда около 1500 г. началось строительство, то папа Юлий II Ровере из Урбино или папа Лев X Медичи из Флоренции должны были пригласить своих соотечественников Браманте и Рафаэля из Урбино или Микеланджело из Флоренции, чтобы поручить им осуществление своих грандиозных планов. Так продолжалось и в Риме эпохи барокко.

Трудно однозначно объяснить такое положение вещей. Можно лишь установить, что Рим ни во времена Возрождения, ни в эпоху барокко не выдвинул гениальных художников-провидцев. Но, несомненно, атмосфера вечного города и грандиозные масштабы папских планов приводили к созданию приезжими художниками таких величественных произведений, каких не бывало ни в одном другом городе того времени.

Рим становился мировым архитектурно-художественным центром в той же степени, как и Париж для художников нашего времени.

Происходит процесс обмена: атмосфера города стимулирует таланты приезжих художников, и город в свою очередь, благодаря их произведениям, приобретает новое "полифоническое звучание".

Город в средние века и в эпоху Возрождения

Планировку Рима папой Сикстом V нельзя верно оценить, если хотя бы несколькими штрихами не обрисовать то наследство от средних веков и раннего Возрождения, которое он получил. Сикст V не стал трогать средневековый Рим, не стал производить частичные исправления, а открыл широкие возможности дальнейшего развития города.

Возвращение Рима к жизни из его средневековой летаргии исторически так же достопримечательно, как и его прежняя судьба. На севере Италии уже с XI в. в городах началось новое оживление. В противоположность религиозной власти пап, которая никогда не была такой могущественной, как в средние века, Рим жил в тени. В барочном Риме церкви росли как грибы, но в средние века там не было ни одного собора, который можно было бы сравнить с соборами самоуправляющихся городов севера. То же можно сказать о численности жителей наиболее значительных городов.

Так, численность населения Рима во времена треченто, определяемая в 17 тыс. человек, несравненно уступает численности населения Венеции, Лондона или Парижа.

Положение стало постепенно изменяться после возвращения пап из авиньонского пленения, переселения в Ватикан и прихода к власти членов семьи Медичи или потомков кондотьеров, как, например, Юлия II.

Этот restaurator urbis (восстановитель города) был первым энергичным преобразователем почти непригодного для жизни средневекового центра, который теснился в излучине Тибра напротив замка св. Ангела, частично на месте Поля Тиберия, который так же, как и Ватикан, был раньше почти необитаем из-за климатических условий. Средневековый Рим расширялся через Марсово поле в направлении Капитолия и театра Марцелла. Реконструкция города была начата за пределами средневекового центра, около Ватикана, на участке, соединяющем его с замком св. Ангела. Этот замок служил одновременно сокровищницей и убежищем для пап,"во время вторжений неприятеля или мятежей. Его доминирующее положение видно на плане Джованни Баттиста Фальда, на котором нанесены также параллельные улицы Бордоко Нуово, характерные для Возрождения.

Планировка барочного Рима папой Сикстом V
Улицы, спроектированные Сикстом V, показаны жирными линиями. Средневековый Рим заштрихован. А контуры Рима при Марке Аврелии показаны линией вдоль стены Аврелия. Очевидно, что Сикст V планировал свои улицы как магистрали, усиленные структурными связями там, где этого требовала топография города

Мост св. Ангела был важнейшим переходом, ведущим в город. Его именем названа целая часть города - Понте (мост). Хранилище папской казны на одной стороне Тибра, монетный двор и иностранные банки, представительства крупных торговых домов - на другой образовали "Уолл-стрит" Рима времен Возрождения, где, несмотря на его ограниченные размеры, деньги, дипломатия и духовенство решали судьбы Европы.

Улицы средневекового города. Со времен Николая V папы всегда принимали участие в планировании площади у предмостного укрепления. На карте Рима Буфалини (1551) эта площадь называется форум Понтис, а на плане Фальда 1676 г. 1 - Пьяцца ди Понте. Она образует центр, от которого отходят прямо или косвенно все важные магистрали города. Эти улицы имеют гордые названия, как, например, Дорога Пилигримов, которая, соединяя в одно целое различные средневековые улочки, ведет к театру Марцелла. Другая имеет еще более гордое название - Дорога Пап; это также извилистая улица, которая ведет к Капитолию и затем к Латерану. Третья известная поперечная улица - Виа Ректа - частично античного происхождения 2, она с некоторыми затруднениями соединяется с Пьяцца Колонна и Корсо или Виа Лата.

Виа Перегринорум, Виа Папалис и Виа деи Коронари - частично средневекового происхождения и были расширены в XV в. В эдикте от 1480 г. папа Сикст IV приказал, чтобы все выступающие вперед здания и преграды на улицах были снесены. Это был самый значительный акт, направленный на оздоровление санитарных условий города.

Улицы города эпохи Возрождения. Во времена позднего Ренессанса папы и особенно папа Павел III (1534-1549) успешно завершили строительство площади ди Понте, проложив поперек города короткие и прямые улицы, соединяющие площадь со средневековыми улицами и улицами эпохи Возрождения. Этот проект коротких радиально расходящихся улиц был первым в своем роде. К ним относятся улицы: Виа Паоло, которая ведет к Виа Джулиа, построенной Браманте, и Виа ди Панико, которая на корбтком отрезке идет параллельно Виа Паоло и соединяется с Виа деи Коронари.

Одна из самых важных магистральных улиц в Риме времен Возрождения - Виа Тринитатис - начинается от Страда ди Тор ди Нона, отходящей в северном направлении от площади ди Понте. Начал прокладывать эту улицу папа Павел III, а продолжил папа Юлий II (1550-1555). На плане города Леонардо Буфалини от 1551 г. Виа Тринитатис показана как длинная прямая линия, которая пересекала большей частью еще незастроенный район города и кончалась у подножия холма Пинчио около церкви эпохи Возрождения Санта Тринита деи Монти. Отсюда ее продолжил уже папа Сикст V.

Папа Сикст V и его gонтификат

Папа Сикст V, пробывший на папском троне всего пять лет и четыре месяца, не смог за этот срок осуществить те большие преобразования в области политики, управления и градостроительства, которые он задумал. Еще будучи кардиналом, он поручил молодому и неизвестному Доменико Фонтана построить для него по соседству с церковью Санта Мария Маджоре с ее монастырем 3 загородный дом, названный им палацетто Феличе 4, а также разбить сады, интересная планировка которых, как и новое оформление Рима, показали, что отношения папы и архитектора, заказчика и зодчего были на редкость гармоничными.

На вилле Монтальто (другое название имения кардинала) начато было сооружение надгробной капеллы необычных размеров, которую Фонтана присоединил к церкви Санта Мария Маджоре. Фонтана перенес святые ясли вместе с капеллой, которая находилась внутри церкви Санта Мария Маджоре, на новое место и опустил ясли под пол. Фонтана принадлежал к тому поколению посредственных архитекторов, которые работали после Микеланджело до наступления римского барокко. Латеран, Квиринал и крыло, которое он построил в Ватикане, - самые скучные дворцы Рима. Но сотрудничество с папой Сикстом V привело к такому решению градостроительных проблем, какое в то время не имело себе равных.

Палацетто, построенный Фонтана в Монтальто, представлял собой тоже незначительное сооружение, но планировка сада с длинными аллеями на сто лет предвосхитила сады эпохи Возрождения, разбитые в форме прямоугольников. На одной из фресок в новом крыле, которое было пристроено позже к палацетто в Монтальто, за стеной видны молодые кипарисы и оливковые деревья, посаженные собственноручно кардиналом Монтальто.

Здесь, в Монтальто, кардинал провел почти все четыре года перед избранием его папой. Наиболее сильное впечатление в его деятельности как папы производит параллельное осуществление колоссальных предприятий с первого же дня восшествия на престол. Осуществление его главного плана в такой ограниченный срок оказалось возможным благодаря изучению им интересующих его проблем в течение ряда предшествующих лет. Синхронность работ была обеспечена безошибочной надежностью генерального плана. Барон Осман проводил реконструкцию Парижа постепенно, шаг за шагом; папа Сикст V начал осуществлять ее сразу и повсюду с поразительной одновременностью ведения работ.

До наших времен сохранилась записная книжка со скрупулезно занесенными в нее черновыми записями дел, подлежащих исполнению монахом Феличе Перетти, будущим папой Сикстом V.

Папа Сикст V решил ввести столь же строгий порядок в Папской области. Довольно быстро он разгромил банды разбойников, которые терроризировали как горожан, так и сельских жителей. За короткий срок его правления папская казна, хранившаяся в замке св. Ангела, увеличилась в 20 раз. Принятые им меры граничат с жестокостью. В Сиксте V соединялась строгая мораль его современников-пуритан с беспощадностью, характерной для католиков-инквизиторов. По словам великого герцога Тосканского, в вопросах строительства он был столь же решителен и беспощаден, как и в отношении людей. Одновременно с наведением порядка в Папской области Сикст V начал совершать свои "великие деяния", как именовал их Доменико Фонтана. Работы по прокладке Страда Феличе начались в первый год правления и полностью завершились в том же году; одновременно приступили к работам по перенесению на новое место обелиска перед собором св. Петра; в том же году были начаты строительство виадуков и каналов, составляющих часть водопроводной магистрали Аква Феличе, Латеранского дворца и базилики, а также реставрация колонны Траяна и осушение Понтийских болот (силами 2 тыс. рабочих). Кроме того, в необычайно быстром темпе продолжались работы по расширению его личного имения и великолепной часовни Санта Мария Маджоре. Этот перечень может служить наглядной иллюстрацией одновременного осуществления планов Сикста.

Генеральный план

В области градостроительства Сикст V был одним из тех редких деятелей, которые способны задумывать и осуществлять задуманное. Он воспринял все, что было создано его предшественниками, объединил это в своих планах и наметил пути дальнейшего развития.

Рим растет с запада на восток. Еще до эпохи Сикста V в Риме наблюдался редкий в области градостроительства феномен. Вместо того, чтобы подобно большинству городов развиваться в направлении с востока на запад, Рим разрастался в направлении с запада на восток или, точнее, с северо-запада (от Ватикана) в направлении холмистой местности на юго-восток, где условия жизни были более здоровыми. Между 1503 и 1513 гг. папа Юлий II проложил две прямые улицы вдоль берегов Тибра-Лунгара на правом берегу и Виа Джулиа на левом. Его преемник, Лев X (1513-1521), проложил улицу Страда Леонина и Виа Рипетта - самую восточную из трех улиц, которые расходятся по радиусам от Пьяцца дель Пололо. Павел III (1534-1549) осуществил прокладку точно такой же улицы Виа Бамбино, в то время как средняя, осевая из этих трех улиц, Виа Лата (в наши дни Корсо) уже существовала в качестве древнего въезда в Рим с севера. Характерно, что две из нескольких имеющихся в Риме церквей эпохи Возрождения, которые расположены на этих улицах - Санта Мария дель Пополо и стоящая на вершине холма Пинчио Санта Тринита деи Монти - были завершены при Сиксте V. Теперь городская застройка делает энергичный бросок к юго-востоку. От пустынного холма Квиринала до Порта Пиа, создания Микеланджело, папа Пий IV (1559-1565) продолжил прямую свыше двух километров улицу (1561). Эта улица была названа в честь ее создателя Страда Пиа. Здесь мы уже находимся в районе, реконструированном по плану Сикста V. Григорий XIII (1572- 1585), предшественник Сикста V на папском престоле, спрямил на отдельных участках древнюю дорогу, соединявшую церковь Санта Мария Маджоре с базиликой Сан Джовании ин Латерано.

Влияние церкви на планировку. Приступая к планировке, Сикст V сразу обнаружил ряд развивающихся районов, распространяющихся с запада на восток. Он мог включить их все в свою унифицированную схему, свой генеральный план. При внесении изменений в первоначальный вариант на первом месте стояли соображения, связанные с интересами церкви. Все семь главных церквей и святые места должны были быть так связаны сетью дорог, чтобы богомольцы могли посетить их в течение дня. В основе всего этого предприятия лежали торжество контрреформации и вновь пробудившаяся сила церкви. Намерение Сикста V состояло в том, чтобы, как выражается Пастор, "превратить Рим в сплошные святые места". С точки зрения духовенства и пилигримов, план Сикста V состоял в прокладке сети улиц, соединяющей "святые места". Бордино, архиепископ Авиньонский, сочинил поэму, посвященную строительной деятельности Сикста V (1588) и иллюстрированную примитивным планом-рисунком, на котором показаны только главные церкви и соединяющие их улицы. Эти улицы расходятся "звездообразно" от центра, в котором расположена базилика Санта Мария Маджоре. Звездообразная форма плана породила ложное понимание истинной причины, по которой возникла данная схема планировки.

Первый обзор планировки улиц, Доменико Фонтана, 1589 г. К сожалению, предпринятые поиски оригинальных планов архитекторов того времени оказались безрезультатными. В работе Доменико Фонтана о строительстве, проводившемся при Сиксте V, имеется лишь краткая заметка об улицах, "проложенных нашими владыками". Эта запись представляет собой первое и далеко идущее выражение принципов, определивших новый характер планировки улиц в городах. Это служит достаточной причиной для-некоторых высказываний Фонтана, которые здесь приведены. Он начинает с постановки проблемы в целом: "Наш владыка, желая облегчить путь тем, кто, понуждаемый благочестием или по обету, должен несколько раз посещать самые святые места в Риме и, в частности, семь церквей, столь прославленных отпущением грехов и святыми мощами, проложил множество прямых и удобных улиц во многих местах. Так каждый может пешком, верхом или в экипаже из любого места в Риме прямым путем достичь самых прославленных святынь". Линии дорог проводились, невзирая на препятствия. Холмы были снесены, а выемки заполнены, но при этом было использовано чрезвычайное многообразие топографических условий Рима, а также "различные и разнообразные перспективы, чтобы радовать чувства человека". Короче говоря, Фонтана перечисляет основные намерения Сикста V. Две трети древней части Рима расположены внутри стен, построенных Аврелием. Эта часть холмистой территории, которая обладает хорошим микроклиматом, была практически пустынной и почти непригодной для заселения. "Наряду со старинными базиликами тут и там возвышались башни церквей, относящихся к средним векам. Весь пустынный район казался предназначенным навсегда быть обиталищем тишины и молитв. Единственными обитателями были жители немногих домов и монахи нескольких монастырей, разбросанных по этой территории" 5. Это были те самые холмы Древнего Рима, которые тянутся цепью, начиная от Пинчио на северо-востоке к Эсквилину, Квириналу, Виминалу. Сикст V решил сделать их вновь пригодными для заселения и с этой целью немедленно приступил к работам по превращению простого пучка дорог в сложную транспортную систему современного города. "Задача состояла в том, чтобы создать в городе новые улицы, поскольку существующие улицы будут переполнены толпой из-за того что жилые дома и лавки строятся в очень большом числе в тех самых местах, где раньше многочисленные повороты дороги препятствовали этому". Следуя практике средневековья при застройке новых районов, Сикст V поощрял инициативу застройщиков, даруя им различные привилегии. Лицо города изменялось так резко и с такой быстротой, что священник, вернувшийся в Рим после десяти лет отсутствия, отметил, что он с трудом узнал город.

Страда Феличе. Самой большой гордостью Фонтана была улица Страда Феличе, которая названа именем папы и прокладка которой была начата и окончена в течение одного года - 1585-1586. Эта огромная улица (ныне Виа де Претис и Виа Кватро Фонтане) сбегает вниз по склону холма, увенчанного обелиском перед церковью Санта Мария Маджоре, затем поднимается вверх на вершину холма Пинчио (теперь Виа Систима) к церкви Санта Тринита деи Монти, которую Сикст V освятил в 1585 г. и которая образует единый ансамбль с церковью Санта Мария Маджоре. Последний отрезок улицы, оставшийся незавершенным, должен был вести вниз, к другому обелиску на площади Пяцца дель Пополо. Это ясно представлено на фреске в Ватикане. Задуманная Сикстом Испанская лестница, которая должна была служить связующим звеном между церковью Санта Тринита деи Монти и центром города, была построена лишь в XVIII в. Со стороны бокового фасада Санта Мария Маджоре улица Страда Феличе продолжается в виде строго прямой линии до церкви Санта Кроче ин Джерузалемме. Во второй половине XIX в. этот отрезок улицы служил в качестве главной магистрали одного из районов Рима, и тогда различным отрезкам дороги были даны разные названия.

Г. Ф. Бордино этот эскизный проект, относящийся ко времени реконструкции Рима Сикстом V [1588), сводит задуманную им планировку улиц к простой системе связей между "святыми местами"

Фонтана говорит относительно Страда Феличе следующее: "Самая знаменитая из улиц называется Феличе, она начинается от церкви Санта Кроче ин Джерузалемме, проходит мимо церкви Санта Мария Маджоре и затем продолжается до церкви Санта Тринита деи Монти, откуда спускается к Порта ди Пололо. Длина ее 4 км, и на всем протяжении она прямая, как стрела, и настолько широка, что пять экипажей могут проехать по ней в ряд". Дорога, по которой могут ехать рядом пять экипажей, другими словами, дорога с пятирядным движением должна была казаться римлянам чем-то совершенно необычайным, поскольку именно в этот период на смену верховым лошадям и портшезам пришли экипажи и кареты 6. Сикст V не забыл включить во фреску изображение одного из примитивных экипажей этого периода с запряженными в него лошадьми как наглядное напоминание о тех нововведениях, которые распространились благодаря ему за столь короткий срок.

План Сикста V не был звездообразным. Учитывая, каким образом Сикст V распорядился участком вокруг Санта Мария Маджоре, можно с уверенностью сделать вывод, что он никогда не намеревался сделать Базилику центром пересечения звездообразно расходящихся улиц, как в "идеальном городе" эпохи Возрождения. Этот план Сикста V не был "бумажным". Перед ним стояла конкретная проблема: реконструкция Рима. Он сам прошел тот путь, по которому должны были пойти впоследствии пилигримы, и знал, каково расстояние между отдельными точками. В марте 1588 г., когда он открыл новую дорогу от Колизея до Латерана, Сикст вместе с кардиналами прошел весь путь до самого Латеранского дворца, который в то время строился.

Сочетание нового со старым. Сикст V прокладывал улицы, не считаясь с существовавшей застройкой, а лишь исходя из требований топографической структуры Рима. Он был достаточно мудр, чтобы заботливо включить в свой план все, что было возможно из созданного его предшественниками. Иногда он заканчивал то, что осталось незавершенным, например продолжение улицы Виа Григориана, проложенной папой Григорием XIII, или по его распоряжению был поднят уровень улицы Страда Пиа. Угол, под которым эта улица пересекается со Страда Феличе, не совсем прямой, но Доменико Фонтана поместил здесь четыре фонтана, снабжавшихся водой из Аква Феличе, так что отклонение угла пересечения от прямого стало незаметным и в то же время фонтаны подчеркивали значение этого перекрестка.

Отсюда в каждом направлении открывается перспектива на замечательные памятники архитектуры: Порта Пиа работы Микеланджело, обелиск церкви Санта Мария Маджоре, две гигантские статуи "Укрощение коней Диоскуром", относящиеся к позднему периоду культуры Древнего Рима и расположенные близ Квиринала. Продолжая перспективу, Страда Феличе ведет вверх по склону холма и вниз по долине, к церкви Санта Тринита деи Монти и Пинчио.

Рим. Пространство между Колизеем и Латераном по плану Антонио Темпеста, 1593
Этот макет, выполненный в период, непосредственно следующий за эпохой Сикста V, демонстрирует колоссальные изменения, которые произошли за несколько лет. Прямая дорога ведет от Колизея к обелиску перед латеранским дворцом и отсюда - по прямой линии (выпрямленная Виа Грегориана), пересекающей макет по направлению к церкви Санта Мария Маджоре. Эта любимая церковь Сикста V была также соединена прямой магистралью (отрезок Страда Феличе) с церковью Санта Кроне

Генеральный план на фреске в библиотеке Ватикана. Сикст V объединил в единую систему сеть улиц не только путем расширения и удлинения существующих дорог, но также учитывал потребность города в целом в развитии магистралей. Фреска, которая была написана по его распоряжению на потолке ватиканской библиотеки в 1589 г., далека от действительности в отношении масштаба и с точки зрения полноты. Но, если иметь в виду, сколько смог бы свершить Сикст V, если бы он прожил дольше, то становится ясно, что фреска выражает идею его генерального плана лучше, чем те карты, которые отражают действительность. На левой стороне фрески показан обелиск, установленный на Пьяцца дель Пополо. Прямая линия Страда Феличе устремляется к обелиску у церкви Санта Мария Маджоре и продолжается до церкви Сан Джованни ин Латерано. Намечены контуры улиц, связывающих эту точку с отдаленной церковью Сан Паоло фуори ле Мура и, в противоположном направлении, с расположенной поблизости церковью Санта Кроче ин Джерузалемме. Об отрезке улицы, соединяющем Латеран с Колизеем, уже упоминалось.

Возвращаясь к церкви Санта Мария Маджоре, мы обнаруживаем дорогу, ведущую прямо к церкви Санта Кроче ин Джерузалемме, и, что представляет особый интерес для характеристики данного периода, магистраль, ведущую к Сан Лоренцо фуори ле Мура, которая не заканчивается у древнеримских стен города. Подобная же связь со старым городом обеспечивалась улицей Виа Панисперна, которая ведет прямо к колонне Траяна. Сеть пересекающихся улиц соединяет главные артерии Вечного города. Если бы Сикст V жил дольше, он реконструировал бы весь Рим с его улицами, площадями, системой водоснабжения и зданиями.

Площади и обелиски. В Риме в противоположность Флоренции, Сиене и Венеции не был придан гордый архитектурный облик центру города, выражающему дух гражданства в монументальных формах. Площади Рима располагались в стороне, примыкая к "задним" улицам, как, например, Пьяцца Навона, чьи границы как бы повторяли очертания существовавшего здесь стадиона Домициана. На этих площадях устраивали ярмарки и карнавалы, но на них отсутствовали здания, чья архитектура была бы социально значимой. Даже площадь Капитолия, при всей грандиозности ее архитектуры, занимает относительно изолированное положение. Деятельность Сикста V послужила более сильным импульсом для архитектурной и планировочной разработки площадей по всему городу, чем усилия всех его предшественников и последователей. Многие из этих площадей были привязаны к церквам, но далеко не все. Перед своими личными резиденциями - Латераном и Квириналом - и повсюду на пересечениях улиц Сикст V предусмотрел обширные незастроенные участки, которые обеспечивали возможность дальнейшего развития данного района. Примером может служить пространство, зарезервированное им перед термами Диоклетиана, граничащее с его личным имением в Монтальто, которое, развиваясь, превратилось в площадь Пьяцца дель Терм, где в XIX в. помещалась станция железной дороги. Путем расчистки пространства вокруг колонн Антония и трассировки границ площади Пьяцца Колонна (1588) он образовал современный центр города. Колонна Траяна возле Колизея с огромной окружающей ее площадью послужила звеном, связующим древний город с современным.

Сикст V как бы прикасался волшебной палочкой то к одному, что к другому месту города - его обелиски размещены именно в тех точках, где в последующие столетия сформировались прекраснейшие площади. Из всех предпринятых им работ в области строительства самыми сенсационными и эффективными были демонтаж, перенос на новое место и сборка вновь обелиска перед собором св. Петра (1 585- 1586). Это был единственный обелиск, который сохранился в неизменном виде на том самом месте, где император Калигула установил его возле цирка Нерона. Со времен папы Николая V все последующие папы и прежде всего папа Григорий XIII разрабатывали планы передвижения в разобранном виде и сборки вновь этого обелиска, но никто не осмелился приступить к практическому решению проблемы. Италия в конце XVI в. имела относительно высокоразвитую технологию строительства и опыт применения машин и механизмов, а Сикст V обладал необходимой в этом случае смелостью. Но гораздо более важным, чем сенсационное передвижение обелиска, является придание Сикстом новой художественной функции древнеегипетскому символу солнечных лучей в качестве элемента, организующего окружающее пространство. Талант вновь был проявлен при выборе места для обелиска, которое было определено правильно по отношению к недостроенному собору и почти в точном соответствии с тем, что было предусмотрено самим Бернини. Бернини отводил обелиску роль "магического центра" своих колоннад. Наиболее тонко продумано положение последнего из четырех обелисков, которые успел установить Сикст V. Он помещен у северного въезда в город; им отмечена точка слияния трех главных улиц, а также разработанного в проекте, но так и не сооруженного последнего отрезка ул. Страда Феличе. Двумя столетиями позже в этом месте окончательно сформировалась площадь Пьяцца дель Пополо. Единственный обелиск, занимающий такое же доминирующее положение, как упомянутый выше, - это обелиск на площади Согласия в Париже, установленный в 1836 г. Он заимствован из храма в Луксоре, где, как и другие обелиски, стоял около пилонов стен.

Сикст V был первым из предшественников современных градостроителей. С самого начала он рассматривал город как единый сложный организм и знал, что эстетика широких улиц и открытого пространства площадей должна быть оправдана удовлетворением определенных социальных требований.

Аква Феличе. В тот же день, когда Сикст V стал хозяином Латеранского дворца, он, по словам Доменико Фонтана, принял решение обеспечить посредством канала Аква Феличе водоснабжение холмистого района города, который страдал от отсутствия воды с тех пор, как разрушился древнеримский акведук, построенный Александром Севером (222-235). Сикст V настоял на том, чтобы вода была подана на самые высокие точки на римских холмах - Эсквилин, Каэлиус, Виминал, Капитолийский и Пинчио. Главная трудность состояла в том, что от того участка возле Палестрины, где били ключи и который был приобретен Сикстом V, местность очень медленно понижалась в направлении, куда предстояло отвести воду. Участок водозабора был расположен в 20 км от объектов водоснабжения, и топография местности, казалось, исключала всякую возможность прокладки водопроводной магистрали по прямой между этими точками. Проблема была решена путем прокладки водопровода на протяжении 10 км по арочному акведуку и на протяжении остальных 10 км под землей. В 18 месяцев работы были успешно закончены. Момент окончания работ был волнующим для Сикста V, который беспокоился, достаточен ли напор для того, чтобы вода достигла Квиринала и других участков. Но в октябре 1589 г. вода начала орошать сады виллы Монтальто, а вскоре водяные струи поднялись над двадцатью семью городскими фонтанами.

Доминико Фонтана. "Перенос раки святых яслей"
Показан заключительный момент переноса раки в новую капеллу, которую Сикст V построил в качестве своего собственного мавзолея и мавзолея своего патрона Пия IV. Перенос раки представлял собой дерзкое инженерное предприятие и показал, что фонтана обладал большим талантом изобретателя

Другие папы восстановили акведуки, которые обслуживали нижнюю часть города, а Григорий XIII разрабатывал столь же дерзкие планы водоснабжения, как и Сикст V, но, опасаясь технических трудностей и высокой стоимости работ, отказался от выполнения и не пошел дальше подготовительных мероприятий.

Общественные сооружения. На фреске в ватиканской библиотеке место, где магистраль Аква Феличе входит в город, отмечено монументальным фонтаном Моисея, украшенным тремя арками (1587), который выделяется благодаря своему интенсивному белому цвету и диспропорциональности на фоне ансамбля Страда Пиа. Даже в XVII в. этот фонтан считали образцом дурного вкуса ("pessimo stele"), и трудно представить себе, что подобное проявление посредственности оказалось возможным спустя два десятилетия после смерти Микеланджело. Истинное назначение этого фонтана обнаруживается при рассмотрении другой фрески в ватиканской библиотеке. Он был построен отнюдь не в качестве декоративного элемента. Он служит напоминанием о том, что эта часть Рима была лишена воды в течение более чем тысячелетнего периода; кроме того, этот источник выполняет общественные функции. Египетские львы "извергают" питьевую воду, которой пользуются прохожие. Три больших фонтана бассейна служат резервуарами воды для жителей окружающих улиц, мраморные барьеры защищают воду от загрязнения животными, справа имеется специальный бассейн, предназначенный для лошадей и коров.

Фонтан Моисея рядом со Страда Пиа
Здесь Сикст V предусмотрел площадь, которая одновременно служит практическим целям и несет социальные функции
Фонтан Моисея в наши дни
Площадь почти полностью сохранила свой первоначальный вид

Поблизости от фонтана Моисея, на том месте, где сейчас находится Пьяцца делле Терм, Сикст V построил общественную прачечную, состоящую из двух протяженных бассейнов "для каждого, кто захочет очистить от грязи свои одежды". Он предусмотрел даже защищенные стенами и крышей прачечные "на случай дурной погоды". Эти сооружения, относящиеся к XVI в., напоминают нам о первых неуверенных шагах в области создания общественных прачечных в Англии около 1830 г. и во Франции при Наполеоне III. Самым большим бассейном, подаренным Сикстом населению Рима, был бассейн для промывки овечьей шерсти, сооруженный в качестве меры поощрения производства шерсти. В XVIII в. он был переделан в напоминающий театральную декорацию фонтан ди Треви.

Когда Сикст V пришел к власти, он застал казну опустошенной, а город полным нищих и безработных. Он решал эту проблему путем строительства богаделен и обеспечения занятости тысяч рабочих при выполнении программы общественных работ. Но эти меры оказались недостаточными, и он решил развивать торговлю на экспорт, возродив (разумеется, с помощью иностранцев) старинные римские отрасли производства шерсти и шелка. Он издал закон о повсеместном насаждении тутовых деревьев, а один из последних его проектов предусматривал превращение Колизея в прядильную мануфактуру. На первом этаже должны были располагаться мастерские, а жилые помещения для рабочих - на верхних этажах. Он уже начал выравнивать улицу, причем на этой работе было занято сто рабочих и семьдесят телег, так что, если бы папа прожил годом больше, Колизей превратился бы в первое общежитие для рабочих и первую крупную мануфактуру.
Значение деятельности Сикста V. Нет сомнения, что на первом месте среди заслуг Сикста V должна стоять та необычайная увлеченность, с которой он занимался планировкой города. Сикст V понимал огромную сложность проблем современного градостроительства. В этом кроется причина той поразительной уверенности, с которой он подходил к решению самых сложных вопросов градостроительства, причем ряд из них решался параллельно и одновременно. Но способность решать одновременно многие проблемы градостроительства представляет собой лишь одну из сторон таланта этого организатора. Не много спокойных часов провел Сикст V за время своего папства. Католическая церковь вновь оказалась в опасности, и нельзя было упускать из виду напряженную политическую ситуацию: Германия были раздроблена и находилась в состоянии брожения; Франция стояла на грани перехода в протестантство; Мария Стюарт, королева Шотландии, была обезглавлена; испанская Великая Армада уничтожена; Англия окончательно потеряна для католической церкви. Больше всего хлопот доставляли бесконечные интриги высокомерного Филиппа Испанского, которые, как уверяет Пастор, стоили Сиксту V жизни.

Сложной политической ситуации Сикст V старался противопоставить статус Рима как столицы мира, резиденции папы - вечного судьи, устанавливающего справедливость в отношениях между государствами, существование которых преходяще. Этого не удалось сделать. Соображения политической целесообразности направили развитие событий по другому пути.

 

К началу страницы
Содержание
Леонардо да Винчи и начало регионального планирования  Позднее барокко