Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Гидион преувеличивает влияние кубистов на формирование современной архитектуры, истоки которой связаны с общим прогрессом техники и социальными изменениями в обществе. (Примеч. ред.) Вернуться в текст

 


Часть 1. ИСТОРИЯ КАК ЧАСТЬ ЖИЗНИ

* МЕТОД

Мы хотим узнать, каким образом мы пришли к пониманию современной нам архитектуры. Для этого надо иметь представление об архитектурном наследии прошлого. Предшествовавшие эпохи не должны быть представлены во всех деталях. Мы будем исходить - и то лишь от случая к случаю - из новой пространственной концепции, которая охватывает всю архитектуру, и увидим, как во времена раннего Возрождения пристрастие к вновь открытой перспективе становится решающим фактором и как два с половиной века спустя, во времена позднего барокко, концепция пространства получила дальнейшее смелое и гибкое развитие.

Связь между теорией перспективы и градостроительством отмечается во времена Ренессанса и в Риме в периоды раннего барокко при Сиксте V, первом проектировщике города в современном духе. Далее нас интересует проблема организации внешнего пространства сначала в южных, а потом (XVII в.) в северных странах - Франции и Англии. Эта эволюция произошла на основе опыта, накопленного со времен Возрождения. Планировка городов и архитектура внешнего пространства достигли новых высот. На протяжении всего XVIII в. эта градостроительная традиция развивалась и расширялась. По всей Европе мы встречаем примеры того, как отдельные и часто уже существовавшие элементы были объединены в блестящее, поражающее своим единством целое. К этому времени, как раз перед началом эпохи индустриализации, градостроительство находилось на пути к таким же решениям, как те, которые снова ищут в наше время при изменившихся предпосылках, новых потребностях и новых условиях.

Поскольку мы рассматриваем архитектуру как организм, мы уделяем больше внимания ее исходным и завершающим моментам, конструкции и градостроительству, чем это обычно принято.

Конструкция - "подсознательный" элемент архитектуры. Было бы ошибкой смотреть на современные инженерные конструкции лишь глазами инженера или видеть только утилитарную сторону их использования. Технические аспекты интересуют нас не в такой степени, как общие мотивы проектирования этих конструкций. Анализ направления инженерного мышления позволяет почти пророчески предсказывать будущие архитектурные решения.

В XIX в., как во все периоды, когда меняются способы производства, конструкции приобрели особенно важное значение в связи со скрытыми в них возможностями новых архитектурных решений. Новые возможности, появившиеся в XIX в., проявились более ярко в инженерных конструкциях, чем в архитектуре. В течение ста лет архитектура задыхалась в мертвящей атмосфере эклектизма, несмотря на постоянные попытки избавиться от него. В течение всего этого времени конструкции играли роль "подсознательной" основы архитектуры. В них были заложены потенциальные возможности, которые были предсказаны и частично раскрыты задолго до их полной реализации. Организующие элементы XIX в. часто можно было найти в конструкции того периода, когда господствующее направление в архитектуре не давало в этом отношении никакого решения. История развития конструкций лучше, чем история развития архитектуры, характеризует данную эпоху. Архитектура лишь медленно догоняла в своем развитии конструкцию. В наше время архитектура очень медленно находит возможности для выражения того, что уже давно было намечено абстрактным языком конструкций. Этот процесс протекал так медленно, что около 1900 г. большая часть сооружений в Европе, характерных для индустриальной эпохи: фабрики, биржи, торговые предприятия и т. п. - не имела никакой связи с гражданской архитектурой. Первые решения в современном смысле были нейтральными и далекими от известных санитарно-гигиенических, комфортных и эстетических требований.

Планировка городов как показатель архитектурных знаний. В наше время архитекторы точно знают, что будущее архитектуры неразрывно связано с градостроительством. Один единственный красивый дом сравнительно мало значит. Все определяется комплексом организации жизни. Зависимость между домом, городом и ландшафтом или между жилищем, работой и свободным временем не может быть больше оставлена на произвол случая. Необходимо сознательное планирование в этой области.

В отдельном здании можно стремиться создать что-то необыкновенное, и это может удаться. Но, несомненно, что лишь весь организм города в целом дает представление об уровне архитектурных познаний в данный период и о степени социальной организации.

Требования "морали" в архитектуре. В 90-х годах в различных странах Европы стали предъявлять требования к соблюдению "морали" в архитектуре. Было признано, как выразился Ван де Вельде, что господствующее направление в архитектуре было "ложью", только позой, что в нем не было правдивости и что необходимы чистота и правдивость выражения. Это значит, что независимо от необходимости найти формы выражения, соответствующие данной эпохе, существует еще более общая необходимость, чтобы форма художественного выражения согласовывалась с новыми, рожденными этим временем, возможностями.

Весь процесс в целом связан со все возрастающим пониманием возможностей, связанных с применением современных конструкций, например, строительства зданий со стальным каркасом в Бельгии в 90-х годах прошлого века и зданий с железобетонным каркасом во Франции около 1900 г.

Значение Чикагской школы 1880-х годов. Лишь постепенно архитектура ввиду новых архитектурных задач века приобретала ясность развития. Она впервые "заговорила" собственным языком в сооружениях, которые стоят на полпути между нейтральным промышленным сооружением и жилым зданием с его неизбежными эмоциональными ассоциациями. В Америке впервые (в крупных масштабах) был перекинут мост между чистым конструированием и архитектурой (конторские здания, Чикаго 1880-х годов). Архитектура Чикагской школы показала с удивительной ясностью, что ключом к новой эпохе в архитектуре является необходимость использования новых конструкций для выражения архитектурных идей.

Франк Ллойд Райт. В 1890-х годах в Чикаго существовала атмосфера, которая способствовала появлению такого феномена, как Франк Ллойд Райт. Во время пребывания в Чикаго Райт нашел такие решения жилищной проблемы, которые дали в руки поколению архитекторов послевоенного времени основы для их дальнейшего развития, и они продолжают развивать решение этой проблемы.

Новая пространственная концепция в живописи и архитектуре. До 1910 г. архитекторы пытались различными путями приблизиться к новому восприятию и организации пространства. Однако они не могли достигнуть полностью своей цели, освоив лишь подступы к ней - "целесообразность" и "отказ от исторических стилей".

Около 1910-го года была открыта новая пространственная концепция в искусстве. Художники и скульпторы в своих студиях, как в лабораториях, изучали способы, с помощью которых пространство, объемы и материал воспринимаются как естественные проявления жизни.

Исследования физиков-математиков, казалось бы, далеки от реальной жизни и практических соображений, но они привели к глубоким изменениям окружающей человека среды. Точно так же представлялось, что эксперименты кубистов имеют небольшое значение для любого вида реальной деятельности, включая архитектуру. Но как раз поиск кубистов побудил архитекторов к отражению действительности в их специфической сфере деятельности таким образом, чтобы архитектурное пространство отвечало эмоциональному восприятию современного человека 1.

Ниже мы проследим развитие до того момента, когда архитектура вполне овладела возможностями художественного выражения, отвечающими нашей эпохе. Этот момент наступил еще до 1930 г. Мы попытаемся также проследить его дальнейшую эволюцию.

Стадии градостроительства в XIX в. В области градостроительства мы рассмотрим лишь те осуществленные проекты, которые для своего времени были наиболее передовыми. "Скверы" (площади) в Лондоне (1800-1850) иллюстрируют существование в XIX в. градостроительных форм, присущих позднему барокко. Развитие в большом масштабе основного элемента градостроительства XIX в. "улицы-коридора" впервые имело место при реконструкции Парижа по плану Османа (1850-1870). Эволюция города до его современного вида будет показана на примере Амстердама, где она началась в 1900 г. и продолжается до настоящего времени.

Мы не можем не обратить внимания на те случаи, когда процесс развития в области планировки городов еще не закончился. В этой области архитектуры, которая последней достигла полного расцвета лишь недавно, появились новые концепции.

Мы попытаемся объединить отрывочный, разбросанный материал, чтобы дать представление о развивающихся тенденциях.

Выбор произведений архитектуры и архитекторов. История архитектуры может быть изложена таким образом, что в общих чертах будут представлены многообразные течения и приведено огромное количество фактов, связанных с ними. Но мы предпочитаем дать разрезы через решающие периоды истории. Меньшее число приведенных фактов и тщательное их рассмотрение могут оказаться более эффективными, чем нагромождение фактов. Речь идет о внутренней структуре архитектуры на той стадии развития, которой она достигла в наше время.

Мы рассмотрим также творчество отдельных художников, творения которых лучше всего помогут понять современную им эпоху. Представление о том, как развивалась жизнь в XIX в., скорее можно почерпнуть из забытых или неудачных форм, чем из работ признанных знаменитостей. Рядовая, функционально оправданная застройка раскрывает больше, чем сооружения, которые в свое время претендовали на бессмертие.

Предметы повседневного употребления. Часто безымянная продукция промышленности, непритязательные предметы обихода более правдивы, и в них заложено больше творческого начала, чем в самой роскошной мебели данной эпохи.

Пикассо писал: "Художник является акцептором чувств, независимо от того, откуда они исходят - с неба, из земли, от куска бумаги, промелькнувшего мимо человека, или паутины. Поэтому он не должен распределять вещи по категориям. Среди объектов исследования не должно существовать кварталов для знати". Историк должен придерживаться одинакового отношения к любому предмету своего исследования. Он должен добиваться установления истины о жизни эпохи. Он должен ее извлекать отовсюду, где она содержится. Недостаточно изучать только самые крупные достижения в области искусства. Часто, изучая незначительные проявления жизни, он может больше узнать о тех силах, которые формировали эту жизнь.

 

К началу страницы
Содержание
Архитектура как организм  Новая пространственная концепция. Перспектива