Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Влияние идеалистической философии Бергсона на формирование модернистского искусства отмечено еще А. В. Луначарским (А. В. Луначарский. Собр. соч., т. 7. М., 1967, с. 345). (Примеч. ред.) Вернуться в текст
2. Ewige Gegenwart. Bd. I. Der Beginn der Kunst. Koln, 1964. Вернуться в текст
3. Имеется в виду распространенная на Западе резкая критика принципов "Афинской хартии", предусматривавшей строгое зонирование города по его функциям. (Примеч. ред.) Вернуться в текст

 


Введение. АРХИТЕКТУРА К НАЧАЛУ 1960-х ГОДОВ

* ОТНОШЕНИЕ К НАСЛЕДИЮ

Мы всегда рассматривали прошлое как нечто, что не умерло и составляет неотделимую часть нашего существования. Все более понятными становятся мудрые слова Анри Бергсона 1, что "прошлое продолжается в будущем".

Все зависит от того, как относиться к прошлому. Существуют две возможности: одна - рассматривать прошлое как полезный каталог, из которого можно выбрать подходящие формы. Именно так поступали многие архитекторы XIX в.

Мода 60-х годов заигрывает с прошлым более тонко и заимствует то тут, то там пару деталей (готические арки, ренессансные портики, куполообразные крыши), приправляет их небольшой порцией сюрреализма, чтобы добиться романтизации архитектуры.

Вторая возможность - путь, которым идут творчески одаренные художники нашего времени - поэты, живописцы, скульпторы и архитекторы. В их работе прошлое, настоящее и будущее сливаются в неделимое целое.

В начале нашего века в картинах больших мастеров встречались средства выражения, близкие примитивному искусству: абстракция, взаимопроникновение объемов, одновременность их восприятия. Это не была внезапно возникшая, быстропроходящая мода. Была потребность противостоять угрозе механизации. Здесь обо всем этом мы можем упомянуть лишь вскользь, подробно этот вопрос рассмотрен в моей книге "Вечное прошлое", т. 1. "Начало искусства" (Дюмон Шауберг, Кёльн, 1964) 2.

Такое отношение к наследию нашло отражение в работах ведунее родство с наследием. В построенном по проекту Ле Корбюзье монастыре Ла Туретт (1959) все решительно новое: форма выражения замысла, отсутствие традиционного креста в плане, пластическая смелость в линиях колокольни, которые сливаются со всем сооружением.

И все же на создание монастыря Ла Туретт Ле Корбюзье вдохновили французские монастыри XIII в.

Другой пример такого творческого подхода к наследию - восстановление значения патио в современной архитектуре. Патио, внутренний дворик, интимная часть дома, был широко распространен в Месопотамии за 2000 лет до н. э. В римских загородных домах имелся ряд внутренних дворов, каждый из которых предназначался для особых целей.

В 1949 г. Хосе Луис Серт в планировке рабочих поселков в Чим-боте (Южная Америка) ввел снова патио, обеспечивавшее жителям дома некоторую изоляцию от соседей и покой. Серту удалось, исходя, возможно, из мавританско-испанских патио, соединить в его собственном доме в Кембридже (шт. Массачусетс) принцип "перетекания" пространства с компактностью планировки.

В настоящем издании, в новой главе "Йорн Утцон и третье поколение архитекторов", затронут вопрос о том, что отличает третье поколение современных архитекторов от предыдущих.

Это было необходимо, потому что в некоторых европейских странах, как это видно из невыразительной, бесцветной архитектуры восстанавливаемых городов, заметно, с одной стороны, высокомерное отношение к тому, что было создано первым поколением современных зодчих, а с другой - внутренняя неуверенность в том, чего, собственно говоря, хочет третье поколение в отношении пространственного и чисто архитектурного решения структуры современного города.

Так появляются "соседства" и суперблоки на 6-10 тыс. квартир, возникающие отчасти на основе градостроительных экспериментов 20-х годов и отчасти на основе более нового американского опыта строительства крупных комплексов при торговых центрах. Архитекторами третьего поколения представляется город, который в противоположность рабочим поселкам, созданным первым поколением архитекторов, охватывал бы жизнь во всей ее сложности. Но необходимое для этого урбанистического замысла понимание развития жизни общества ощущается крайне редко 3.

Отношение к прошлому становится творческим лишь тогда, когда архитектор в состоянии понять его внутренний смысл. В ином случае происходит чисто поверхностный поиск внешних форм. Playboy architecture - результат такого отношения к прошлому.

 

К началу страницы
Содержание
Конструкция и ее пространственное проявление  Современное состояние архитектуры