Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Здесь и далее термин "пластика" употребляется автором также и в смысле "скульптура". (Примеч. ред.) Вернуться в текст

 


Введение. АРХИТЕКТУРА К НАЧАЛУ 1960-х ГОДОВ

* КОНСТРУКЦИЯ И ЕЕ ПРОСТРАНСТВЕННОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ

В XIX в. в инженерных конструкциях содержались такие замыслы, которые интуитивно еще только предугадывались архитекторами. В наш век соотношение стало обратным. Архитектура идет впереди и часто требует от инженера больше, чем он может дать.

Строительные конструкции XIX в. возникли в результате развития новых методов расчета и новой технологии металлургического производства. Для того чтобы сделать возможным расчет, все части конструкции рассматривались как линейные элементы. Нагрузки на них работают таким образом, чтобы заставить элементы действовать в предусмотренном направлении и чтобы их действие можно было контролировать и измерять. Конструктивная система включает несущие элементы, балки, арки и пр.

Развитие этого направления, которое способствовало созданию великолепных, повисших в воздухе, как паутина, мостов, Эйфелевой башни и Павильона машин (1889), достигло к 1890 г. наивысшей точки. В это же время в Чикаго был создан современный небоскреб. Принцип его конструкции на основе сборных линейных элементов все еще продолжает совершенствоваться в наше время в сложных расчетах предварительно напряженных железобетонных балок.

Конструкция XX в. создается в основном другими методами. Все сильнее проявляется тенденция использовать в качестве несущей каждую часть конструктивной системы, а не концентрировать поток усилий в отдельных направлениях. Такие системы могут свободно расширяться во всех направлениях. Это создает определенные трудности. Действующие силы оказывается нелегко контролировать. Часто они не поддаются точному расчету. В этом случае могут помочь лишь опыты, проведенные на моделях. Конструкция переходит в область пластики 1. Развитие этого направления требовало более универсального материала, чем линейные стальные балки. К 1900 г. производство железобетона было настолько развито, что стало возможным создание конструкций в виде оболочек. В этой книге показаны мосты, созданные Робером Майаром, ибо для человека, привыкшего к современному искусству, они обладают естественной красотой. Майар одним из первых воспринял идею напряжения поверхностей. Он развил ее в плоских и изогнутых бетонных покрытиях созданных им мостов и грибовидных перекрытий, исключив все линейные элементы. Фрейсине и Майар сооружали свои своды-оболочки около 1930 г. Майар как-то сказал, что его вдохновил паровой котел. С тех пор тенденция пространственного распределения всех сил по всей структуре распространилась на многие другие области. Э. Галланти, работающий в настоящее время в Гарварде, составил примерный перечень этих тенденций. Они проявляются в проектах автомобилей, железнодорожных вагонов, где конструкции шасси и кузова вагона могут быть заменены самонесущей напряженной оболочкой. Самое поразительное - это развитие конструкции самолета от открытых с проволочными растяжками фюзеляжей до самонесущих конструкций в виде оболочек. В судостроении все больше применяются конструкции в виде оболочек. При строительстве больших плотин постепенно отказываются от применения тяжелых арок и опор, Их заменяют тонкими плотинами-оболочками, как это в последнее время стали практиковать во Франции. Проектирование мебели тоже следует этой тенденции. Например, стулья с одной ножкой и стулья по проекту Эро Сааринена имеют форму чаши.

Со времени, прошедшего после смерти Майара, оболочки и пространственные несущие конструкции сильно развились в самых разнообразных направлениях. Они создают все новые возможности для реализации фантазии архитекторов.

Формы, которые прежде могли быть выполнены только из таких материалов, как дерево или камыш, в настоящее время могут быть изготовлены из железобетона. Появляется стремление к переработке формы жилья, палаток кочевников, шатров, доисторических русских поселений, балдахинов и т. п. Принцип гамака применен в конструктивной решетке вогнутых покрытий, а принцип барабана использован в предварительно напряженном бетоне.

К этому надо добавить исключительно большое многообразие существующих конструктивных возможностей. На основе оболочек вращения возникают сложные пространственные формы, как, например, гиперпараболоиды.

К легкости и большой гибкости формы, которая свойственна конструкции в виде оболочек, добавляется то качество, что впервые в истории изогнутая конструкция становится самонесущей. По-видимому, конструкции в виде оболочки становятся исходным пунктом для решения архитектурных проблем, которые соответствуют нашему времени.

Это не значит, что линейные структурные элементы должны быть отменены. Они в впредь будут применяться в больших и малых конструкциях. Крупные инженеры продолжили их разработку. Пьер Луиджи Нерви самым гениальным образом применял сборные линейные элементы в своих больших куполах. В павильоне на выставке в Турине (1961), который представляет собой один из самых смелых его экспериментов, Нерви попытался добиться сложной организации пространства с помощью ряда огромных, свободно стоящих опор различной высоты, которые, как пальцы, веерообразно смотрели вверх. Вместе с тем в архитектуре этого здания чувствовалось известное противоречие между несущими элементами и конструкцией покрытия. Возможно, здесь были достигнуты одновременно кульминация и завершение длительного развития купола.

Дальнейшие перспективы связаны с гибкими конструкциями в виде оболочек в том виде, как их разработали Торроха в Испании, Кандела в Мексике, Каталано - архитектор и инженер, который в настоящее время работает в Массачусетском технологическом институте, и др. Эдуардо Торроха, умерший в 1961 г., был глубоким теоретиком и большим художником, который иногда создавал сооружения, как, например, трибуны ипподрома в Мадриде (1934), по свой конструкции напоминавшие органические элементы природы. Его более поздняя работа - гиперболоидно-параболический свод клуба Тахира в Каракасе (Венесуэла, 1957) - легок, как удаляющийся парус, и полон чарующей грации.

Йорн Утцон разрешил проблему свода оперного театра в Сиднее по-другому - в виде десяти сводов, расположенных один за другим уступами и достигающих 60 м высоты, в то время как "маховые перья" этого гигантского свода, сооруженного без применения кружал, опираются на отдельные части сооружения. Как будет показано ниже, замыкающие свод вогнутые стеклянные стены пространственно включены в здание театра.

 

К началу страницы
Содержание
Универсальная архитектура и развитие региональной архитектуры  Отношение к наследию