Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Подробное рассмотрение центра дается ниже. (Примеч. ред.) Вернуться в текст

 


Введение. АРХИТЕКТУРА К НАЧАЛУ 1960-х ГОДОВ

* ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ГОРОДА

Основная проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в восстановлении тесной связи архитектуры с реальной жизнью. Как в небоскребе сквозь все стены чувствуется присутствие тысяч живых существ, так же, почти физически, в городах ощущается невероятный прирост населения. Когда на наиболее оживленных улицах десятимиллионного города людей швыряет из стороны в сторону и наглядно, как при измерении термометром, видно чрезмерное скопление людей, начинает даже появляться своего рода чувство человеконенавистничества.

Раньше уединялись лишь поэты и художники, чтобы сосредоточиться в своем творчестве. В настоящее время администрация крупных концернов и обслуживающих их научных центров бежит из огромных городов - мегаполисов и создает вокруг своих жилищ зеленую зону покоя. Чувство неуютности и недовольства ростом городов проявляется повсюду. Почти во всех крупных городах - от Хельсинки до Афин - существуют проекты переноса центров за пределы внутренней части города. Город должен иметь возможности расти, не подавляя при этом развитие центра. Подобная же тенденция наблюдается в Азии и Африке, как в старых столицах - таких как Багдад или Хартум, так и в новых городах - Исламабаде и Чандигархе.

Среди недавно основанных столиц Чандигарх выделяется тем, что правительственный центр вынесен "к входу" в город, а не располагается в его ядре, как было принято в городах-крепостях, окруженных каменной стеной.

В городе Бразилиа, план которого имеет форму самолета, правительственный центр - площадь Трех властей (законодательной, исполнительной власти и юстиции) - помещен в "хвостовой" части. Идея такого размещения правительственного центра у входа в город не нова, но ее пришлось возродить. В несколько иной форме она была представлена еще в планировке Версаля. Мы думаем обычно, что главным в Версале является прием противопоставления природе большого комплекса зданий, в которых помещались министерства Франции. В настоящее время я бы подчеркнул заложенную в планировке возможность свободного расширения расположенного за Версалем города. Если бы градостроители XIX и XX вв. вовремя поняли значение Версаля, то в настоящее время подход к планировке городов был бы совершенно другим.

Принцип расположения общественного центра в ядре города отнюдь не устарел. Все зависит от обстоятельств. Так, в центре Стокгольма была предусмотрена зона для строительства нового большого центра - Хетёргет.

В Бостоне несколько профессоров университета предложили расположить центр на месте старой сортировочной станции. Этот проект Бостон Бэкбей-центр 1953 г. не был принят и его заменили другим. Рокфеллеровский центр остается самым замечательным примером того, каким образом архитектурные объемы могут быть расположены в пространстве 1. При проектировании новой общественной зоны в Филадельфии эту же идею центра пытались развить в соответствии с иными условиями. Еще десять лет назад никто в Соединенных Штатах не ожидал такого бурного процесса обновления градостроительства. Он развивался быстрее, чем осваивался приобретенный опыт. Новые градостроительные идеи зародились в Японии. Перед Токио стоит вопрос, как разрешить проблему его перенаселенности - за короткое время численность населения города превысила 11 млн человек. Удастся ли сделать это путем создания новой строительной площадки? Для этого может быть использовано только море - Токийский залив. Было предложено много проектов. Один из них предусматривает в качестве строительной площадки плавающий железобетонный цилиндр (Кикутаке, 1959 г.), другой - колоссальные железобетонные плоты. Из Европы тоже поступают предложения о создании плавающих городов, например от Поля Меймона, у которого эта идея возникла в Токио.

Выдающимся по своей идее и тщательному изучению вопроса является проект Кендзо Танге, предусматривающий строительство непосредственно в бухте Токио. Подробно его идея изложена в журнале "The Japanese Architect", 1961, № 4. Вместо расположения центра города в его ядре Танге предлагает линейное развитие города по направлению главной оси, как он называет "Civis axis". Линейное развитие происходит с помощью последовательно соединенных между собою частей длиной по 3 км, каждая из которых разделена в свою очередь на три части по 1 км. На этом громадном расстоянии и на каждом трехкилометровом отрезке грандиозной урбанистической оси движение происходит на разных уровнях. "Движение здесь,- объясняет Танге,- не центростремительное, а свободное и непрерывное". Первое предложение динамического (в смысле обеспечения непрерывного роста) города было, как известно, сделано испанцем Сориа-и-Мата в 1882 г. За ним последовали так называемый линейный город, или зеленый город Ле Корбюзье, а также проекты советских архитекторов. В проекте Танге принцип линейного города, города с развитием в длину, разработан предельно тщательно, причем автор не впадает в технические крайности. Дифференциация транспортных коммуникаций и отделение их от участков зданий, занимающих территорию в многие квадратные километры, были проведены с большим мастерством. Город стоит на столбах. К мощным опорам в форме башен, служащих для вертикального транспорта, подвешены здания.

Речь здесь идет о новом пространственном единстве, которое возникает в результате научно обоснованного разделения и координирования различных функций города. Соответствующие зоны отведены для жилья и для транспорта. Проект основан на предположении, что море все еще продолжает наносить почву к этому огромному городу.

Пригодится удивляться, что лишь теперь начинают пытаться строить на воде, как в Венеции, и переносить принцип, применение которого восходит к свайным постройкам первобытных народов, на современные методы строительства.

В наше время наблюдается весьма странное распределение в трате миллиардов. Их, не задумываясь, расходуют, чтобы способствовать полету на Луну по Жюль Верну, и страшатся при этом любого, требующего смелости эксперимента по созданию искусственной среды для человека.

Вполне возможно, что предложение Танге не будет осуществлено. Но все же оно принадлежит истории архитектуры и послужит толчком для последующего ее развития. В конце книги мы еще раз вернемся к проекту Танге.

 

К началу страницы
Содержание
Архитектура на распутье  Универсальная архитектура