Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Борис Ерофалов-Пилипчак
Архитектура советского Киева

ПРОЕКТЫ 20-го ВЕКА

Несостоявшийся форум 1930-х,
или Правительственная площадь в Киеве

1. Молокин А. Г. Проектирование Правительственного центра УССР в Киеве // Архитектура СССР. 1935. №9. С. 12. Вернуться в текст
2. Хаустов П. Проектування Урядового центру УСРР ...// Соц. Київ. 1934, № 9-10. С. 14. Вернуться в текст
3. Там же. С. 13. Вернуться в текст
4. Холостенко Н. Архитектурная реконструкция Киева//Архит. СССР. 1934, № 12. С. 23. Вернуться в текст
5. Штёйнберг Я. З творчого досвіду. Проект нашої бригади // Соц. Київ. 1934, № 9- 10. С. 20. Вернуться в текст
6. Там же. С. 21. Вернуться в текст
7. Там же. Вернуться в текст
8. Там же. С. 22.Вернуться в текст


НАЩУПЫВАНИЕ ОБРАЗА. Сперва дело с главной площадью Украины двигалось быстро. После рассмотрения вариантов, предложенных АПУ, правительственная комиссия утвердила ее расположение по варианту (6.4) П. Г. Юрченко на месте Софийской и Михайловской площадей и цепочки скверов перед Присутственными местами (место т. наз. "Исторического пути" по проекту 1911 года). Что стало определяющим фактором в утверждении места и кто персонально вынес вердикт, остаётся загадкой. Сей же час, 30 марта 1934 года, был объявлен закрытый конкурс на эскизный проект ансамбля Правительственного центра с требованиями: "С площади, расположенной на высоком берегу Днепра, должна раскрываться широкая панорама. Площадь должна быть архитектурно связана с набережной и нижними районами города, причем здания ЦК КП(б)У и СНК вместе с памятником Ленину должны доминировать в ее ансамбле"1. Необходимый объем зданий определялся в 132 тыс. куб. м.

В конкурсе приняли участие шесть архитектурных бригад:

  • - В. И. Заболотного (в соавторстве с П. Г. Юрченко и В. М. Онащенко, киевский Гражданпроект);
  • - проф. А. Г. Молокина (в соавторстве с Д. М. Торубаровым и др., Союз советских архитекторов Украины, Харьков);
  • - В. К. Троценко (в соавторстве с Г. В. Пети и др., бригада проектировщиков Харьковского оперного театра);
  • - братьев В. А. и А. А. Весниных (Москва);
  • - Ф. Ф. Олейника (в соавторстве с А. А. Тацием, Е. А. Лымарем и Л. М. Байдолиной, тот же харьковский Гражданпроект);
  • - Я. А. Штейнберга (Гражданпроект, Харьков).

Специальное жюри в составе членов ЦК КП(б)У, правительства и "крупнейших специалистов Союза", созданное по Постановлению Совнаркома УССР 11 октября 1934 года, рассмотрело проекты, присудив "за относительно лучшие" три премии: вторую - бригаде Штейнберга, и две третьих - бригаде Олейника и братьям Весниным.

Решение бригады Заболотного опиралось непосредственно на проект, разработанный Киевской АПУ и архитектором Юрченко, вошедшим в состав бригады. Основной композиционный мотив - открытое пространство площади, вытянутой на 600 м в сторону реки (см. цветную илл. XI). На кромке плато: слева здание ЦК, справа - СНК (на месте Михайловского собора), что, впрочем, вточности соответствовало заданию на проектирование. Стилистика - ордер с высокой степенью обобщения. Фасады зданий магнетически похожи, но не симметричны. Нюансы вносят интригу.

I тур. Здание СНК УССР, 1934.
Проект В. И. Заболотного.
1 тур. проект бригады Киевского Гражданпроекта, 1934.
Архитекторы Владимира Заболотный, Петр Юрченко, Вадим Онищенко

Обложка "Соціалістичного Києва" 1934 года № 3-4 с проектом Площади архитектора Петра Юрченко

Проект проф. Молокина со товарищи предполагал разрешить ситуацию посредством изящного ступенчатого монумента, превышающего фланкирующие здания вдвое (см. илл. VIII-IX). При абсолютно удачной планировке зданий их силуэт признан невыразительным.

1 тур. Перспектива и разрез здания ЦК КП(б)У.
Архитектор А. Г. Молокин, 1934

1 тур. Проект "Советским архитекторов Украины" (Харьков), 1934-1935.
Архитекторы Александр Молокин, Дмитрий Торубаров, Борис Иконинов

1 тур. Перспектива и разрез здания ЦК КП(б)У.
Архитектор А. Г. Молокин, 1934

Бригада Трощенко в качестве доминанты использует обелиск. В зданиях - ажурные колоннады (см. илл. X), которые трактовались комиссией как "легкая и декоративная архитектура", не соответствующая монументальной идее правительственной площади.

1 тур.
Проект архитектора Виктора Треценко (Харьков), 1934
I тур. Здание ЦК КП(б)У.
Архитектор В. К. Трощенко, 1934

Проект братьев Весниных - конструктивистская арка с пролетом в 50 м (см. илл. VI-VII). В свете идеологической перестройки проекту пришлось выдержать максимум нападок, хотя работа получила третью премию: "Архитектура сооружения чрезвычайно схематична, здание прорезается массой застекленных проемов и создает издалека впечатление тяжелого, а вблизи легкого скелетного сооружения; таким образом, впечатление меняется в зависимости от удаленности, и вес здания на расстоянии увеличивается"2.

1 тур / Третья премия.
Проект братьев Виктор и Александра Весниных (Москва), 1934

1 тур.
Проект братьев В. А. и А. А. Весниных, 1934

Проект бригады Олейника, тоже взявший третью премию, отличался помпезным планировочным решением (см. илл. IV-V). Поперечник площади расширен с искомых 130 до 200 м, в "карманах" устроены трибуны. Пилоны-пропилеи у Софийского заповедника рефренят с колоссальным монументом-пилоном над чрезвычайно парадными "сходами" к Днепру. Однако архитектура зданий признана бедной силуэтом и уклоняющейся в сторону конструктивизма.

1 тур / Третья премия.
Проект бригады Гражданпроекта (Харьков), 1934. Архитекторы Федор Олейник, Алексей Таций, Евгений Лымарь, Лариса Байдолина

1 тур / Третья премия.
Проект бригады Гражданпроекта (Харьков), 1934. Архитекторы Федор Олейник, Алексей Таций, Евгений Лымарь, Лариса Байдолина

I тур. Фасад со стороны Днепра. Архитектор Ф. Ф. Олейник, 1934

Победивший проект - вторая премия - лебединая песня харьковчанина Якова Штейнберга, невзирая на все признаки конструктивистского подхода, очаровал жюри: "суровость исполнения, богатство и качество поданного проектного материала" (см. илл. II-III). Соответственно и критика проекта была внестилистической, но, скорее, функциональной: "Вместо того чтобы устроить на этом (обращенном к Днепру) фасаде открытые террасы, веранды и тому подобное, авторы все это закрыли уборными и пропускниками"3.

1 тур / Вторая премия.
Проект Гражданпроекта (Харьков, 1934. Руководитель Яков Штейнберг)

I тур.
Анализ композиции и проект архитектора Я. А. Штейнберга, 1934

В результате, "ни на одном из представленных проектов жюри не сочло возможным остановиться, решив, что необходимо продолжить работу по нахождению архитектурного лица правительственной площади"4.

При весьма строгих суждениях современников следует отметить абсолютно гениальное решение архитектурной задачи Я. Штейнбергом. Простота и сила формы, граничащая с манифестами Э. Л. Булле и К. Н. Леду, до такой степени впечатлили партийных начальников, что они с готовностью простили автору отсутствие прямых классицистических цитат. Совершенно патовое требование поставить скульптуру вождя над кромкой (или к площади, или к фасадному фронту реки вождь должен был оказаться задом), оставив прозор на реку и создав градостроительный акцент, он "разрулил" динамикой объемов, чего не удалось в той же манере братьям Весниным. Чтобы добиться столь звонкого эффекта, проектировщику пришлось переместиться в абсолютное пространство геометрии и абстрагирования от планировочных шероховатостей - выступов существующих зданий и дребезжания контекста. Штёйнберг постулирует свой метод: "Планировка площади и проектирование зданий, решаемые одновременно, требуют найти такую форму площади, которая наилучшим образом способствовала бы архитектурному оформлению зданий. Сломанные, кривые формы участков (результат собственности на землю, земельной ренты, случайного соседства строений капиталистических городов) часто диктуют такие же сломанные формы зданий, приспособленных к этим участкам. Что же касается строительства центра социалистического Киева, то оно должно быть свободным в своих решениях, и его здания не могут приспосабливаться к случайным уродливым формам участков"5.

Затем архитектор минимизирует задачу конкретной проектной ситуации: "Единство композиции и архитектурная мощь возможны только в двух случаях, когда есть: единая композиция ансамбля, построенного относительно главной оси площади или центральная, фронтальная, закрытая перспектива на одно здание в конце площади"6. После чего блестяще излагает композиционный принцип осей и осевого разворачивания: "Данная для проектирования площадь имеет размеры 600 х 130 лі. Здания размещаются в глубине на меньшей стороне треугольника площади (рис. 1). Ось материально не существует, но всякая вещь или здание, построенное по осям, заставляют почувствовать эти невидимые оси. Человечество позаимствовало оси у природы. Минералогии, ботанике, анатомии знакомы эти оси. Вещи, построенные по осям симметрии, подводят взгляд зрителя к не начерченным, не нарисованным осям, которые воспринимаются как законы построения вещей, хотя они как материальное явление отсутствуют. Вся архитектура минувших столетий строилась с учетом этих невидимых осей, которые имеют столь большое организующее значение. Главная ось нашей площади ощущается почти материально. По этой оси будут двигаться авто, пешеходы, демонстрации. Она дает массу точек обзора. При длине площади в 600 м мы воспринимаем архитектуру правительственных зданий сперва как силуэт, подернутый вуалью воздушной перспективы, затем переходим к постепенному восприятию отдельных объемов здания, потом деталей сооружения и, наконец, сильных перспективных ракурсов. Это непрерывное количество точек обзора на оси площади делают ее главной, которой должны подчиняться все архитектурные решения. Это прекрасно знали еще архитекторы минувших столетий Египта, организовавшие аллеи сфинксов с храмами в перспективе. Эти законы мы находим и в Афинском акрополе"7.

После проверки всевозможных взаиморасположений двух основных зданий, проанализированных в более чем сотне вариантов и внятно проиллюстрированных на схемах, архитектор приходит к формуле базового решения: "Здания не должны быть поставлены по горизонтальной оси, ибо это исключает главную ось площади. Чтобы дойти до оси, на которой нанизаны такие материальные ценности, как здания, стоящие 15 млн руб., нужно пройти 500 м, потом повернуть зрителя на 90°, чтобы увидеть одно здание, и на 180°, чтобы увидеть другое. Это свидетельствует об абсолютной неправильности построения зданий относительно горизонтальной оси. Горизонтальная ось предполагает продолжение зданий с другой стороны оси, что мешает создать композиционное завершение площади. ...Здания не должны иметь своей оси, а должны, будучи частями единого ансамбля, быть на общей единой главной оси. Симметрия отдельного здания отпадает. Вырастает симметрия главной оси площади, на которую надеваются главные ценности - архитектурные сооружения. Все точки осмотра главной оси достигают единства ансамбля. Невидимая ось, по которой движутся авто, демонстрации и пешеходы, обогащена архитектурой, становится главной, создает единство площади. Разрыв между зданиями 120 м - это необычайно блестящая мысль. Он дает значительно большую архитектурную убедительность монументальности ансамбля - и в силуэте, и в объемах, и в деталях, и в архитектурных ракурсах"8. Для силуэта Штейнберг вводит в композицию зданий башни, наполняя их функционально: комнаты отдыха, клубные помещения, библиотека и т. п. Функция и образ слились в этом проекте Я. Штейнберга воедино. Результат обладал синергетическим эффектом. Частичное нарушение принципа сразу перевело бы этот проектный замысел в ряды второстепенных.

К началу страницы
Содержание    Время реализма  Время разбрасывать камни