Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. К 1960 г. население Торонто (вместе с предместьями) достигло 1,5 млн. человек. Помимо торговли, промышленного производства и банков город славится своим университетом, публичной библиотекой и астрономической обсерваторией. В 1949-1954 гг. в Торонто был построен метрополитен. Вернуться в текст
2. Материалы по планировке Торонто публиковались в журнале "The Canadian Architect", 1962, № 7, 8. Конкурсным проектам ратуши посвящена специальная статья Эрнесто Рожерса (Rogers Ernesto II grande concorso internazionale di Toronto. - Casabella, 1958, № 222). Вернуться в текст
3. Отмеченные противоречия объяснялись разнообразием точен прения на судьбу Ватиканского Рима (Борго). Браманте, Микеланджело и Перуцци считали Борго обособленным от Рима городом, тогда как их противники, учитывая неизбежность слияния того и другого в будущем, рассматривали Борго как периферийную часть большого и неделимого Рима. Поэтому в первом случае задача решалась центрическим зданием (поскольку собор занимал середину окруженного стенами Ватиканского Рима), а во втором - удлиненной базиликой. После пристройки, осуществленной Карло Мадерна в начале XVII в., окончательно возобладала базиликальная композиция. Вернуться в текст

 


Часть пятая. Градостроительство в странах капиталистического мира после окончания второй мировой войны.
4. Реконструкция городов в современной Америке

Постановка проблемы главного здания города на примере ратуши в Торонто

Сложнейшей и в полном смысле этого слова художественно-философской задачей являются поиски образа главного здания города. Роль зданий подобного рода исключительно велика. Они как бы впитывают в себя все характерные для данного города архитектурные особенности, усиливают их в полнозвучных аккордах, а самые лучшие из них становятся квинтэссенцией художественной культуры целых стран и эпох. Так, Рим как бы воплотился в гигантской тиаре собора св. Петра, и этот великий храм оказался способным представить все итальянское зодчество XVI и XVII вв.

Проект реконструкции гражданского центра Нью-Йорка, составленный городской планировочной комиссией в 1963 г.:
1 - историческая ратуша;
2 - муниципальное здание;
3 - зал составления актов гражданского состояния;
4 - административный корпус;
5 - новое муниципальное здание в виде небоскреба;
6 - стоянки для автомобилей
Генеральный план гражданского центра города Торонто.
Залита цветом - новая ратуша; заштрихованы - старая ратуша (1) и Осгуд-холл (2)

Каждая эпоха выдвигала свои специфические архитектурные сооружения, претендовавшие на господствующее положение в городах. В эпоху рабовладельческих деспотий получили ведущее значение колоссальные наземные храмы, пирамиды, зиккураты и царские дворцы на высоких террасах. Античная культура изменила состав главных зданий, дополнив его мавзолеями, амфитеатрами и монументальными храмами в виде периптеров и ротонд. Средневековье в свою очередь принесло в города специфические главные здания в виде королевских дворцов, соборов и ратуш. В ходе дальнейшего развития типов общественных зданий произошло немало перемен. Но если ратуша и правительственное здание, предназначаемое для парламента, еще сохранили свои командные позиции и в наши дни, то церковь, превратившись в сравнительно невысокий молитвенный дом, давно уже уступила пальму первенства стремительно выросшему небоскребу. Именно небоскреб, оказавшийся способным вмещать в себя самые разнообразные учреждения от деловых контор до театров, музеев и международных ассамблей, и превратился теперь в ведущее сооружение эпохи, то многообещающее универсальное здание, на которое делают ставку в многоэтажных городах современной Америки. Наглядным примером строительства зданий подобного рода служит гигантская новая ратуша в Торонто. Второй по числу жителей город Канады - Торонто достиг значительных экономических успехов благодаря своему выгодному географическому положению в индустриальной и транспортной системе Великих озер [1]. Сходящиеся к городу и к оз. Онтарио североамериканские и канадские железные дороги в свою очередь способствовали концентрации промышленных предприятий, и уже ко времени второй мировой войны Торонто представлял собой огромный город небоскребов, отдаленно напоминающий Нью-Йорк и Чикаго. В середине 50-х годов муниципальные власти Торонто отвели большой прямоугольный участок для будущей ратуши в самом центре города (близ главной меридиональной магистрали Лонг-стрит) , а в 1958 г. был проведен международный конкурс на планировку и застройку отведенного участка [2]. Согласно условиям конкурса, помимо здания ратуши требовалось спроектировать связанную с ней обширную площадь общественного назначения с подъездами к ратуше, озелененными площадками и паркингом для автомашин. Увлекательные творческие перспективы проектного задания, как и высокая первая премия, вовлекли в орбиту соревнования ни с чем не сравнимое число конкурентов. Жюри получило в свое распоряжение 532 проекта из 43 стран, что превзошло почти на 80 проектов даже самый широкий международный конкурс на маяк-памятник Христофору Колумбу.

Общий вид ратуши в Торонто при ночном освещении

Представленные проекты можно разделить на три основные группы: 1 - здание ратуши распластывалось по земле; 2 - ратуше придавалась компактная объемная форма с примерно равными координатами по трем направлениям и 3 - ратуша получала подчеркнуто высотное развитие, в той или иной степени приближавшее ее к небоскребу. Попробуем разобраться в представленных проектах исходя из композиционных особенностей данного города.

Все варианты горизонтально скомпонованных ратуш следует сразу же сбросить со счетов по той причине, что они не обеспечивали видимости главного здания с отдаленных точек зрения. Компактные объемы (даже в окружении небоскребов) могли бы дать благоприятные результаты, поскольку трехмерная форма, если она обладает монументальностью и выразительным силуэтом, неизмеримо сильней любой архитектурной вертикали. Однако лучшие проекты из этой сюиты, принадлежащие английскому архитектору Смиту и американцу Лесли Круизу, оказались далеко не полноценными. Гладкостенная четырехгранная пирамида, предложенная Смитом, в натуре казалась бы слишком абстрактной, не говоря уже о том, что ее мемориальная форма вызывала бы архаические ассоциации, несовместимые с обстановкой современного города. Второй объемный проект (Лесли Круиз) очень многое потерял и от орнаментальных вырезов, расчленяющих внешние стены, и от чрезмерной вычурности прилегающих террас. Что же касается башенных вариантов (не исключая и проекта Кензо Танге), то все они, будучи лишенными художественно-образной выразительности, представляют собой лишь элементарные геометрические тела. Главное здание города обязано обладать живыми и неповторимыми формами. А именно этого и не было в конкурсных проектах. Но особенно парадоксальным оказался премированный проект, который и осуществили на главной площади Торонто. Функциональный замысел Вилио Ревелла и его соавторов легко понять по приведенным фотографиям и чертежам. Все конторские помещения ратуши архитекторы сосредоточили в двух изогнутых многоэтажных корпусах, тогда как вместительный зал заседаний заключили особый линзообразный объем, поставленный на столбах. Конторские корпуса обнимают зал заседаний, который служит для них своеобразной композиционной сердцевиной. Вот собственно и все, из чего слагалась представленная на конкурс композиция. Однако архитектуру нельзя ограничивать одними конструктивными и функциональными задачами. А когда на сцену выдвигается такой мощный фактор, как город со всеми его визуальными и композиционными требованиями, любое и тем более главное здание города подвергается всесторонней проверке. Так следовало сделать и при оценке проектов Торонтской ратуши, но, к сожалению, жюри, даже несмотря на присутствие в нем такого крупного мастера, как Ээро Сааринен, не оказалось на высоте глубокого понимания больших композиционно-художественных задач.

Проект ратуши для Торонто, составленный архит. И. Пей, в сотрудничестве с А. Кандидо, А. Косутта и другими авторами.
Конкурсные проекты ратуши в Торонто (1958 г.).
Слева направо проект Дж. Бикнелла и П. Гамильтона (Англия), проект Кензо Танге (Япония), проект Р. Смита (Англия), проект Дж. Паркина (Канада)

Со стилистической точки зрения, Торонтская ратуша ничем не отличается от обычных "фукциональных" зданий. Она также безгласна и замкнута сама в себе, как и призматические небоскребы последнего времени. А между тем архитектура общественных зданий городов всегда выражала те или иные социальные и политические идеи, активно влиявшие на умы и чувства людей. Неопровержимое доказательство этому дает несокрушимая кубо-образная флорентийская ратуша - дворец Синьории. Оперируя системой пропорций и форм, строитель дворца Синьории Арнольфо ди Камбио сумел воплотить в его образе могущество и достоинство народа, одержавшего в эпоху Данте блистательную победу над феодальными силами Флоренции. Но о чем повествует Торонтская ратуша? И в состоянии ли она хоть что-нибудь передать пытливому зрителю при опустошенности архитектурного мышления ее создателей?

Ратуша в Торонто.
Абстрактная трактовка фасадной стены исключает художественное взаимодействие ее с человеком

Торонтскую ратушу нельзя назвать носительницей социальных и политических идей. И, кроме того, она удивляет нарушениями самых основных композиционных законов, определяющих понимание данной проблемы. Действительно, теория архитектурной композиции городов с достаточной ясностью определила условия, при которых то или иное крупное здание достигает непререкаемого превосходства. Эти условия (помимо само собой разумеющегося назначения здания) касаются его размеров, местоположения и объемной трактовки. Суть их заключается в следующем: если главное здание размещается в самой середине городской территории, то появляется повод для превращения его в предельно компактный статический центр, объединяющий вокруг себя всю объемно-пространственную композицию города. Круг, равноконечный греческий крест, спокойный овал, подобный римскому Колизею, или квадратное здание, напоминающее Луврский дворец, могут оказаться оптимальными формами в такой ситуации. По стоит здание переместить на периферию города, т. е. вывести его из статического равновесия, как неизбежно возникнет динамика, тем более напряженная и явная, чем более эксцентрическим окажется главное здание. Борьба, разгоревшаяся при проектировании собора св. Петра между статическими (пятикупольными) вариантами Браманте, Перуцци и Микеланджело, с одной стороны, и динамическими (базиликальными) объемами Рафаэля и Антонио да Сангалло Младшего, с другой, красноречиво говорит о том, что великие мастера итальянского Возрождения глубоко понимали архитектурную философию города [3].

Та же тема, решенная средствами гуманистического искусства Дворец Синьории - аналогичное по назначению здание средневековой Флоренции.
Монолитность объема и строгая простота сообщают ему неоспоримое композиционное превосходство

Согласно изложенным теоретическим концепциям Торонтскую ратушу, как расположенную в самой середине городской территории, нужно было проектировать в виде компактного и монолитного здания. К объединению помещений, в целях получения монолитного объема, стремились все глубоко мыслившие архитекторы, и даже несовершенный Радио-Сити Рокфеллера дает тому подтверждающий пример. Столь же обязательна симметрия венчающей вершины здания. Однако Ревелл и его соавторы не приняли во внимание ни одного из этих азбучных правил. Ратуша оказалась у них преднамеренно расчлененной на три отдельных объема, что лишило ее необходимого лаконизма. При рассмотрении ратуши с юга возникает ассоциация с каким-то анатомированным примитивным объемом, который разрезали пополам, изъяв из него жизненно необходимый центральный орган в виде конструктивно неоправданного зала заседаний. Вызывает недоумение неравенство высот конторских небоскребов, тогда как чрезмерное сближение их лишает рабочие помещения нормального солнечного освещения. Проект Торонтской ратуши наделал много шума в канадской и иностранной печати. Но осуществленное здание не получило единодушной положительной оценки, ибо создатели ратуши оказались во власти беспочвенных и по сути своей формалистических исканий, характерных для периода художественной деградации современного буржуазного зодчества.

 

К началу страницы
Содержание
Новые магистрали и "лоскутная" реконструкция Нью-Йорка