Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Проект переустройства Филадельфии можно считать наилучшим в американской планировочной практике. Он охватывает не только центр города, но и всю территорию Большой Филадельфии, внося предложения по реконструкции промышленных и жилых районов, транспортного оборудования, торгового обслуживания и т. д. Реализация плана разбита на календарные очереди, причем каждая завершенная фаза имеет свою смету. О планировке Филадельфии см. специальный выпуск "Journal of the American Institute of Planners", 1960, N 3, vol. XXVI, а также "Downtown Philadelphia: a lesson in design for urban growth" (Architectural Record, 1961, may), "Center city Philadelphia" (City Planning Commission, 1960) и годовые отчеты комиссии. Краткое изложение содержания генерального плана помещено в издании "Градостроительство в США". М., 1965. Вернуться в текст
2. Это событие произошло 4 июля 1776 г. Позднее (между 1781 и 1800 г. с перерывом) Филадельфия была столицей Соединенных Штатов Америки. Вернуться в текст
3. Здание Ратуши было построено архитектором Мак-Артуром; высота ее башни (165 м) долгое время считалась рекордной для всей Америки. Вернуться в текст

 


Часть пятая. Градостроительство в странах капиталистического мира после окончания второй мировой войны.
4. Реконструкция городов в современной Америке

Несмотря на то что города Америки сильно отличаются от европейских своей архитектурно-планировочной сущностью и особенно силуэтом, их послевоенная реконструкция велась на основе тех же градостроительных принципов. Главный из них заключался в разуплотнении застройки центральных районов и освобождении центров от чрезмерного скопления пешеходов и машин. Проекты реконструкции американских городов составляли с учетом районной планировки окружающих территорий, куда выводили из города вылетные автомобильные дороги. Непроницаемость центра для транзитного скоростного движения была твердо усвоена и в Америке, а прямым следствием этой доктрины стало строительство обходных кольцевых магистралей. Как общее правило, при перестройке городов повышалась этажность жилых и общественных зданий (в среднем), тогда как зеленые насаждения из рядовых посадок на улицах превращались в непрерывные широкие ленты, сопровождавшие тальвеги и реки.

Однако содержание проектов реконструкции каждого отдельного города, как и очередность осуществления намеченных работ, были далеко не стандартными для всей Америки. Так, например, усилия строителей Нью-Йорка сосредоточились главным образом на создании автомобильных дорог и гражданского центра, возникающего теперь среди скопления небоскребов на острове Манхэттен. В Детройте и Бостоне наряду с другими планировочными работами строили загородные торговые центры, амортизация же старой застройки Филадельфии позволила предпринять реконструкцию всего ее делового района, занимающего около 600 га земли.

Насколько разнообразны были функциональные задачи, настолько же различались и методы реконструкций городов. Под влиянием местных условий архитекторы по-разному относились к сформировавшейся старой планировке и застройке. И если планировщики Нью-Йорка, находясь в тисках необходимости, пробивали новые магистрали сквозь толщу города по методу барона Оссмана, то в Филадельфии уличная сеть огромного центрального района полностью сохранила свой status quo. С точки зрения проблемы реконструкции большого города на основе преемственности Филадельфия дает весьма поучительный и яркий пример.

Планировочные работы в центральном районе Филадельфии

Прямоугольный город американских квакеров, заложенный Вильямом Пенном в 1682 г., давно уже достиг огромных размеров и в настоящее время занимает четвертое место в Соединенных Штатах Америки как по числу жителей (около 4 млн. в пределах Большой Филадельфии), так и по торговым оборотам, промышленному производству и финансовым операциям. Наличие глубоководной р. Делавэр превратило Филадельфию в первоклассный океанский порт, уступающий в грузообороте только одному Нью-Йорку. Сильно возросло значение Филадельфии и как научного центра, который начал слагаться еще в XVIII в. вокруг всемирно известного теперь Пенсильванского университета.

Планировочные оси старой и новой Филадельфии

Однако несмотря на свое большое значение в экономической и культурной жизни страны, Филадельфия сильно отставала от других американских городов прежде всего в благоустройстве и транспортном оборудовании. В то время как старая Филадельфия давно уже превратилась в центральный деловой район сильно выросшего города, на территории сити все еще сохранилась обветшавшая застройка в два-три и максимум четыре этажа. Движение между вокзалами, расположенными на западе, и огромным пассажирским и торговым портом на востоке закупоривало крайне узкие улицы, совсем не приспособленные для автомобильного транспорта. Врезавшаяся в город тупиковая железная дорога уродовала подъездными путями центральные кварталы; парков общественного назначения было недостаточно; проблема гаражей и стоянок для автомашин оставалась вовсе нерешенной. Первая попытка улучшить планировку Филадельфии ограничилась пробивкой всего лишь одной магистрали - диагонального Фермаутского проспекта, который соединил центр города с прибрежным периферийным парком. Созданием этого эффектного проспекта, осуществленного по проекту Гребера в межвоенный период, Филадельфия как бы бросила вызов крупнейшим городам Америки и в первую очередь - федеральной столице Вашингтону. Но жизненные нужды растущего города требовали гораздо большего - незамедлительной и полной реконструкции всего центрального района. И вот, на рубеже 50-х и 60-х годов специальной комиссией под председательством Митчелла, а затем Эдмунда Бекона был составлен второй со времени Пенна проект планировки Филадельфии [1] В 1960 г. его утвердили, и с этого момента началась генеральная реконструкция, рассчитанная на 20 лет. В чем же заключаются основные положения проекта реконструкции Филадельфии?

Филадельфия. Проект планировочной реконструкции центрального района города, составленный комиссией Митчелла и Бекона на рубеже 50-60-х годов текущего века:
1 - Ратуша;
2 - главный вокзал;
3 - городской музей;
4 - дом Независимости;
А-А - Маркет-стрит; Б-Б - Брод-стрит

Исторический план Филадельфии крайне прост. По сути дела, это даже не архитектурная, а дилетантски составленная схема расселения английских колонистов, которых Вильям Пенн хотел поставить в равноправное положение. Прямоугольная территория, ограниченная реками Скулкилл и Делавэр, тянется на 3,5 км в длину и 1,7 км в ширину. При заложении города ее разрезали на четыре одинаковых района при помощи двух главных улиц: Брод-стрит, направленной с севера на юг, и Маркет-стрит, проходящей с востока на запад. В каждом из четырех районов устроили свой особый квадратный парк, а у перекрестка главных магистралей разместили центральную (тоже квадратную) площадь.

Следует сказать, что генеральный план старой Филадельфии, в свое время вызвавший многочисленные подражания на американском континенте, сохранился в неприкосновенности вплоть до середины текущего века. Уцелело также и немалое количество жилых и общественных зданий, построенных в XIX и даже XVIII вв. Среди них особенной популярностью пользуется так называемый Зал независимости, в котором Джордж Вашингтон огласил декларацию о суверенных правах нарождавшейся заокеанской республики [2]. Тесно прижавшиеся один к другому простые, но вместе с тем и не лишенные обаятельности домики квакеров с их красными стенами и зелеными ставнями воскрешают в памяти давно минувшую эпоху. Но сохранить Филадельфию в целом как историческую реликвию страны все же не удалось. Уже в 1872 г. на главной площади выросла огромная ратуша [3], закрепившая перекресток увенчанной куполом башней, а вслед за тем в центральный район стала эпизодически внедряться и ультрасовременная высокоэтажная застройка.

Поперечный разрез по Маркет-стрит с показом метрополитена, пешеходных путей и многоярусных паркингов, расположенных в центре города.
Перспективу улицы (в западном направлении) замыкает ратуша, увенчанная статуей Вильяма Пенна

Публикуя проект реконструкции Филадельфии, планировочная комиссия громогласно заявила о сохранении исторического генерального плана в его общих чертах, и, следовательно, соблюдение преемственности между старым и новым городом стало основным градостроительным методом планировщиков. Чтобы разгрузить центр от беспорядочного скопления автомобилей и людей, нужно было прежде всего отделить транзитное скоростное движение от местного. Решая эту задачу, планировщики опустили все транзитные автомагистрали на уровень двух подземных этажей, для чего потребовались открытые выемки и тоннели. Посредством метрополитена и трехколейной железной дороги пассажиры будут доставляться в самый центр города и также удобно эвакуироваться из него. Можно полагать, что 12 хорошо оборудованных подземных и полуподземных станций обеспечат удобную (децентрализованную) разгрузку торговых улиц и наиболее посещаемых мест, а именно Ратуши с прилегающими к ней площадями, а также центрального вокзала и пристани на р. Делавэр.

Схема транспортного обслуживания центрального района Филадельфии.
Непрерывными цветными линиями показаны основные автомобильные трассы; пунктирными - системы подземных железных дорог; цветные прямоугольники - станции метрополитена:
1-1 - прогулочный пешеходный бульвар Запад - Восток;
АБВГ - кольцевая "лучеиспускающая" автомагистраль, окружающая центр города по усовершенствованной системе Эжена Энара.
Клеткой обозначены крупные подземные и многоэтажные паркинги

В отличие от железных дорог, пересекающих центр Филадельфии под землей, скоростные автомобильные дороги образуют вокруг старого города замкнутый четырехугольный контур. То, о чем мечтал в начале текущего века Эжен Энар, старавшийся осуществить на территории Парижа аналогичное транспортное кольцо, реализовано теперь в далекой от Франции Филадельфии. Скоростные автомобильные дороги, проходящие в открытых выемках, будут обслуживать с внешних сторон центральную территорию, где движение машин превращается в местное, а следовательно, и замедленное. Для пешеходов создаются широчайшие тротуары вдоль главных улиц и, кроме того, специальная прогулочная аллея протяжением 3,5 км. Удобно располагаются также и паркинги. Близ Ратуши в четырех гаражах размещается 5350 автомобилей, а на периферии (в непосредственной близости к кольцевой автомобильной дороге) - еще 11 тыс. Конечно, не следует думать, что емкостью сооружаемых паркингов будет покрыта общегородская потребность в постоянных стоянках, ибо в современной нам Филадельфии фактически курсирует около 1 млн. автомобилей.

Модель юго-восточной части Филадельфии между Брод-стрит, Маркет-стрит и рекой Делавэр.
Вдали виднеется массив старой ратуши. Слева - отрезок кольцевой и автомобильной магистрали
Главный исторический памятник Филадельфии - так называемый Зал независимости, в котором 4 июля 1776 г. Джордж Вашингтон огласил декларацию о суверенных правах США

Наряду с транспортным оборудованием заслуживает внимательного рассмотрения и сама планировка центрального района Филадельфии. Территорию, непосредственно окружающую Ратушу, превращают в зону муниципального, бытового и торгового обслуживания. К западу от Ратуши уже высятся корпуса так называемого центра Пенна, к которому следует добавить многоэтажный отель на Пенсильванском проспекте, вокзал подземной железной дороги, расположенный с ним по соседству, телефонную станцию, новое муниципальное здание, имеющее план в виде греческого креста, и ряд других сооружений, вплоть до большого масонского храма. И нужно отдать справедливость, что в сочетании этих объемов, из которых новейшие представляют собой гладкостенные призмы из стекла, металла и пластических масс, все же ощущается эстетическая согласованность. Во всяком случае местные архитекторы не допустили высотной конкуренции с Ратушей и, располагая многоэтажные дома по координатной системе, продиктованной пенновским планом, избежали того вопиющего беспорядка, какой демонстрирует Нью-Йорк. И даже, больше того, градостроительная преемственность подсказала архитекторам несколько удачных дополнений. Таково, например, сочетание крестообразного муниципального здания с прилегающими скверами, таково и направление Пенновской эспланады, получившей визуальную связь с башней Ратуши.

Крупнейшие архитектурные сооружения городского центра Филадельфии:
старая ратуша (справа), Пенн-центр (два параллельных корпуса) и крестообразное муниципальное здание
Филадельфия. Система парков и аллей в восточной части города.
Проект разрабатывали архитекторы Ларсон, Клинг и Оскар Стоноров в 1944, 1947 и 1958 гг.
На генеральном плане отчетливо выделяются два квадратных парка, заложенных в конце XVII в. при Вильяме Пенне.
Между ними с севера на юг тянется широкая эспланада (Мэлл) к Залу независимости.
Памятники архитектуры показаны на плане черным цветом; здание, замыкающее перспективу Маркет-стрит у р. Делавэр, обозначено крупным зеленым крестом

Но главные творческие усилия приложили архитекторы Филадельфии к реконструкции обширного района, окружающего Зал независимости. Проекты этого зеленого ансамбля с сохраняемыми в нем историческими зданиями составлялись в 1944, 1947 и 1958 гг. Дополняя один другой в хронологической последовательности, авторы проектов архитекторы Ларсон, Клинг и Оскар Стоноров создали два взаимно перпендикулярных зеленых ковра, отходящих от Зала независимости как от некоей исходной точки к северу и востоку. Позднее (в 1960 г.), когда было предрешено уничтожение прибрежной трущобной застройки, появилась возможность пробиться к р. Делавэр двумя широкими аллеями и устроить на ее набережной парадную пассажирскую пристань.

Северо-восточная часть Филадельфии.
Слева уходит в глубину только что расчищенная эспланада перед Залом независимости

Перечисленные проекты составляют редкое исключение из художественно оскудевшей американской планировочной практики. Действительно, в пропорциях главной аллеи (Мэлл) и живописного исторического парка архитекторы проявили несомненный артистизм. И вместе с тем планировка парков оказалась несвободной от ретроспективных тенденций и в первую очередь от подражания композициям позднего классицизма. История садово-паркового искусства дает немало примеров, когда красивые в чертежах генеральные планы оказывались далеко не такими в натуре. Нужно обладать гениальностью Андрэ Ленотра, чтобы одухотворить и сделать увлекательной чистую геометрию. А если с этой точки зрения подойти к составленным американским проектам, то сразу же возникнут сомнения в художественной полноценности многих деталей. Так вряд ли целесообразно было придавать квадратную форму арьер-парку возле Зала независимости, поскольку вблизи него находится квадратный парк Джорджа Вашингтона. Несомненно, будет излишне тяжелым и скучным конечное звено аллеи Мэлл, где справа и слева повторяются однообразные четырехугольные боскеты, а центральный проход стеснен ненужными мелочами. Филадельфийские парки напоминают вышивки по канве, завещанной Вильямом Пенном. Древние греки также "вышивали" ансамбли по координатной канве Гипподама, но для них спасительным фактором была диагональ - разнообразные косоугольные точки зрения и даже косые трассы движения, по которым они и вели своих зрителей от одного сооружения к другому. Такими были центры Милета, Приены и многих других городов. И следовательно, до тех пор, пока планировщики Филадельфии будут твердо держаться за прямоугольную планировочную систему, не отступая от нее ни на шаг, многообразия и живого архитектурного пространства им не найти.

 

К началу страницы
Содержание
Строительство полуавтономных городских районов в окрестностях Стокгольма  Новые магистрали и "лоскутная" реконструкция Нью-Йорка