Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Экономика зарубежных стран (капиталистическая система мирового хозяйства после второй мировой войны). Под ред. В. А. Жамина. М., 1962, с. 43, 44. Вернуться в текст
2. Сток Р. Послевоенное планировочное законодательство с точки зрения промышленности (Journal of the Town Planning Institute, 1956, july-august). Вернуться в текст
3. Self P. Is the Barlow policy failing? - Town and Country Planning. 1955, october-november. Вернуться в текст
4. Randet P. La planification en France. Urbanisme, 1956, № 49, 50. Вернуться в текст
5. В дальнейшем темп роста населения Парижского промышленного района еще более усилился. Так, сопоставление данных по численности (1954 и 1962 гг.) показало, что за восемь лет столичная агломерация выросла на 1 152 800 человек (Париж и восемь метрополий. М., 1966, табл. 3). Вернуться в текст
6. Ольсевич Ю. Планировка анархии. - Коммунист, 1965, № 2. Вернуться в текст

 


Часть пятая. Градостроительство в странах капиталистического мира после окончания второй мировой войны
1. Движущие силы и условия развития капиталистических городов в послевоенные годы

Бесплодные попытки децентрализации промышленности

В отличие от гражданской архитектуры промышленное строительство непосредственно входит в сферу общественного производства, в силу чего и реагирует в первую очередь на экономические подъемы и кризисы. Послевоенный период (по причине возросшей емкости внутренних рынков во всех воевавших странах) оказался благоприятным для восстановления, реконструкции и развития индустрии [1]. И в то же время промышленность получала поддержку непосредственно от государства во все более нараставших размерах. Дело в том, что государственно-монополистический капитализм, действовавший в интересах финансовой олигархии, быстро расширял в 40-х и 50-х годах сектор государственной собственности. Так, в Англии при лейбористском правительстве Эттли были национализированы (с возмещением стоимости предприятий частным владельцам) черная металлургия, а также угольная, электроэнергетическая и атомная промышленность; вместе с национализированным наземным и водным транспортом в руках государства оказалось таким образом около 20% всей английской промышленности. Во Франции государственной собственностью после войны стали главным образом угледобыча (95%), электроэнергетика (80%), авиационная промышленность (80%) и ряд других отраслей производства и транспорта. По стопам Англии и Франции двинулись другие европейские страны (как, например, Италия, Швеция и Австрия), изъявшие из частного сектора целый ряд отраслей индустрии, в первую очередь сталелитейное производство.

Показное жилищное строительство в Нью-Йорке.
22-этажные кооперативные дома, построенные при содействии государства и профсоюзов для жителей со средним достатком

Распространение государственной собственности на целые отрасли индустрии, включая и транспорт, обслуживающий промышленность, привело к попыткам планирования производства в масштабах отдельных отраслей. Уже в 40-х годах отраслевые министерства ведущих капиталистических стран занялись составлением производственных планов на ближайшие и перспективные сроки (от 5 до 20 и 30 лет вперед) и одновременно с этим, опираясь на районную и национальную планировку, приступили к ревизии географического размещения производительных сил.

Следует отметить, что массированные бомбардировки с воздуха, опустошившие в минувшую войну промышленные предприятия Эссена, Плимута, Сен-Назера и других городов, с достаточной убедительностью показали, что концентрация производства и транспорта в крупные территориальные сгустки (т. е. в индустриальные районы) весьма опасна. В то же время чрезмерное сосредоточение индустрии влекло за собой весьма нежелательный рост больших городов. На этой почве и возникла проблема децентрализации промышленного производства.

Выше уже говорилось, что в Англии еще в годы войны парламент обсуждал доклады комиссии Барлоу, Утвата и Скотта, занимавшихся вопросами децентрализации [2] населения и промышленности. Но введенный в результате этого контроль за использованием земель ("The Control of Land Use", 1944) еще не давал достаточной юридической и экономической базы для осуществления программы децентрализации в масштабах целой страны. Поэтому в 1945 г. английское правительство опубликовало специальный закон о размещении промышленности на территории Великобритании ("Distribution of Industry Act"). Упоминаемый закон предусматривал экономическое возрождение старых промышленных районов Ланкашира, Мидлэнда, Тайнсайда и Уэльса. Туда и предполагалось направить избыточную индустрию из Лондона, Бирмингема, Манчестера и других конурбаций. Согласно этому закону, часть предприятий прямо адресовалась новым городам - спутникам Лондона и Глазго, а также небольшим провинциальным центрам. Однако последующие законы, изданные в 1946 и 1952 гг., предусматривали размещение в малых городах лишь некоторых отраслей промышленности и в первую очередь предприятий с ограниченным контингентом рабочих.

Ежедневная миграция рабочих и служащих в Парижском районе (по Гюттону).
В 1936 г. в Париж прибывали 271 тыс. человек из департамента Сены (верхняя стрелка) и 129 тыс. из других районов и в то же время выезжали ежедневно на работу из столицы 79 тыс. человек.
В 1954 г. аналогичная миграция составила 418, 237 и 195 тыс. человек

Аналогичные мероприятия были проведены и во Франции. В 1954 и 1955 гг. правительство республики выпустило ряд декретов, которыми обязывало министерства промышленности и труда оказывать финансовую поддержку предпринимателям, строящим заводы в районах экономической депрессии. Но, несмотря на это, во Франции и Англии процесс децентрализации промышленного производства протекал крайне медленно. Английская практика показала, что лишь очень немногие предприниматели шли на риск и открывали заводы вдалеке от передовых экономических центров. И даже наоборот, несмотря на официальные запреты, в окрестностях Лондона, как и других больших городов, промышленные предприятия все-таки возникали.

Причиной этого было столкновение двух диаметрально противоположных тенденций в размещении промышленности, а именно "центробежной" и "центростремительной". Первая из них отнюдь не была естественной, а направлялась только государственными программами, вторая же отражала характерный для капитализма стихийный процесс концентрации производства. Экономические преимущества крупных промышленных конурбаций превращали их в самодовлеющую силу, которая, подобно магниту, притягивала к себе все новые и новые предприятия. Так, крупнейший в Великобритании Лондонский промышленный район, включивший в свои пределы пять юго-восточных графств, ежегодно поглощал от 20 до 30% всего нового промышленного строительства страны [3]. Спрашивается, могло ли государство преодолеть своими законами столь мощный и целеустремленный промышленный поток?

Французское государственное планирование в свою очередь столкнулось с тем же непримиримым противоречием. За шесть лет (а именно с 1950 по 1955 г.) из наиболее перенаселенных промышленных районов Франции было выведено 138 заводов, на которых работали 415 тыс. человек [4]. Переводя указанную цифру в валовое число перемещенного населения, получим около 1,5 млн. по всей стране. А между тем за тот же срок одна только Парижская агломерация выросла на 0,5 млн. человек как минимум [5]. Таким образом, децентрализация из активной меры воздействия на промышленность превратилась в средство торможения процесса концентрации производства. Конечно, при таком положении нельзя было и мечтать о гармоническом и равномерном развитии и размещении производительных сил. Не имея в своем распоряжении достаточных земельных фондов и не владея всеми отраслями промышленного производства, государственные органы капиталистических стран были лишены возможности планировать хозяйство в целом. Фактически они планировали экономическую анархию [6], а в лучшем случае посредством централизованного регулирования лишь ускоряли или замедляли стихийные процессы промышленного развития.

 

К началу страницы
Содержание
Организация массового строительства жилых и общественных зданий  Транспортный кризис и мероприятия по улучшению городского движения