Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Отметим, что к середине 60-х годов население земного шара почти удвоилось по сравнению с концом XIX в. Вернуться в текст
2. К 1960 г. абсолютное число жителей Великобритании составляло 51,9 млн., Франции - 45,3 млн., ФРГ - 53 млн. и Японии - 91 млн. человек. Вернуться в текст
3. В Алжире к моменту провозглашения республики числилось 9,8 млн. жителей, из них около 1 млн. составляли французы. Вернуться в текст
4. Для иллюстрации роста числа служащих в административном аппарате и промышленности США приведем следующие данные: в 1899 г. служащие составляли только 6% общей численности трудового населения этой страны, а в 1954 г. - 21,3% (Варга Е. С. Современный капитализм и экономические кризисы. М., 1963, с. 490). Вернуться в текст
5. Демографическая карта Франции заимствована из журнала Urbanisme, 1956, № 49, 50. Вернуться в текст
6. Annuaire Statistique de la France, Paris, 1954. Вернуться в текст
7. После второй мировой войны в Париже и его окрестностях быстро развивались новые отрасли промышленности: автомобиле- и авиастроение, электротехника и др. Они то и вызвали усиленный приток населения. Вернуться в текст

 


Часть пятая. Градостроительство в странах капиталистического мира после окончания второй мировой войны
1. Движущие силы и условия развития капиталистических городов в послевоенные годы

Вторая мировая война повлекла за собой далеко идущие социально-экономические и политические последствия. Освободительная борьба прогрессивных сил против фашизма, которую возглавлял Советский Союз, привела к установлению народно-демократического строя в Польше, Чехословакии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Югославии и Албании, а с образованием Германской Демократической Республики в Центральной Европе из орбиты капиталистического мира вышло 100 млн. человек. Аналогичные события произошли и на Дальнем Востоке. В 1945 г. была провозглашена Демократическая Республика Вьетнам; через три года на путь социалистического преобразования вступила Северная Корея и, наконец, 1 октября 1949 г. Китай декларировал установление народной власти. В результате этого стремительно протекавшего процесса расширилась мировая социалистическая система, сосредоточившая в своих руках l/4 территории земного шара с населением 1 миллиард человек. Капиталистический мир оказался еще более ущербленным и подорванным.

Одновременно с формированием могущественного лагеря социалистических государств, к которым присоединилась и заокеанская Республика Куба (1959 г.), все более разрасталось освободительное движение в колониях. Если в XIX и начале XX в. Англия принуждена была признать доминионами Канаду, Австралию и Новую Зеландию, то после второй мировой войны сбросила с себя колониальную зависимость многомиллионная Индия, а вслед за ней Цейлон, Кипр, Бирма, как и ряд других английских заморских владений. Разгром фашистской Италии сразу же лишил ее всех колоний. Додеканезские острова после многовекового насильственного отторжения возвратились к Греции. Триполитания (Ливия) превратилась в независимое королевство, а Эритрея воссоединилась с героической Эфиопией, дважды испытавшей на себе полвека вооруженную итальянскую экспансию. Франция дольше сохраняла в своих руках огромные африканские владения, но и она не смогла удержать Алжира, Туниса и Марокко, одновременно с освобождением которых сильно изменилась политическая карта тропической и южной Африки. Нигерия, Мавритания, Сенегал, Того, Гана, Камерун, Танзания, Кения и Мальгашская Республика составили далеко не полный перечень новых государств, образовавшихся на обломках английских и французских колоний. И если большинство из них по экономическим и дипломатическим причинам все же оставалось в составе британского и французского сообществ наций, то право голоса в ООН поставило новые страны на юридически равную ногу с некогда великими и всесильными метрополиями. Итак, по окончании второй мировой войны за неполную четверть века была радикально перекроена географическая карта мира, а вместе с ней сильно изменились те экономические и демографические субстанции, которые предопределяли дальнейшее развитие городов.

Послевоенная миграция населения и рост городов

Послевоенный период ознаменовался весьма интенсивным, хотя и далеко не равномерным ростом населения во всех странах капиталистического мира [1]. Высокий коэффициент рождаемости обусловил резкое возрастание числа жителей в большинстве стран Азии и Латинской Америки. Так, например, только за десятилетие (с 1951 по 1961 г.) население Индии увеличилось на 21,5% (т. е. более чем на 76 млн. человек), а население Мексики и Венесуэлы за последние 30 лет удвоилось. Что же касается стран, участвовавших в войне, то к 1960 г. даже наиболее пострадавшие из них не только возместили убыль населения, но и значительно перешагнули довоенные цифры. За 15 лет, прошедших после окончания войны, население Великобритании возросло на 2,7 млн. человек (т. е. на 5% с лишним). Еще быстрее увеличивалось население Франции и Западной Германии. В первой оно дало прирост в 4,8 млн. (12%), а во второй - 9,2 млн., что составило почти 21%. Однако Япония намного превзошла в этом отношении все европейские страны, поскольку число жителей в ней увеличилось на 19 млн. человек, т. е. почти на 26% [2].

Рост городов в Западной Европе между 1950 и 1960 гг.
(по Г. Лаппо и А. Кругликову)

Выясняя причины интенсивного роста населения перечисленных стран, нельзя не отметить значительной иммиграции из колоний, превращавшихся теперь в суверенные государства. Так, в 1958 г. перед французским населением Алжира, которое составляло 1/10 часть общего числа жителей этой страны, с исключительной остротой встал вопрос о выборе отечества [3]. Аналогичным образом решали свою судьбу голландцы, расселенные по обширному архипелагу Индонезии, а также бельгийцы, в свое время владевшие Конго, и, наконец, англичане, итальянцы, американцы и японцы. Чем более непримиримыми были противоречия между колонизаторами и местным населением освобождавшихся колоний, тем сильнее проявляли себя тенденции к возврату европейцев на родину. С потерей колоний во Францию, Англию, Италию и особенно Японию возвратилось несколько миллионов людей. Однако основная причина роста населения бывших метрополий заключалась отнюдь не в иммиграции, а в тех естественных демографических процессах, которые не зависели от внешнеполитических событий.

Динамика рождаемости и смертности в городах и сельских местностях Японии

После демобилизации огромных армий, превышавших в совокупности 100 млн. человек, рождаемость в воевавших странах не могла не повыситься. Но это явление было кратковременным, после чего кривые демографического развития вошли в свое нормальное русло. Темп роста населения в передовых в культурном отношении капиталистических странах был сравнительно спокойным, а в некоторых странах, например в Японии, проявились весьма специфические тенденции. Приведенные диаграммы динамики городского и сельского населения Японии между 1920 и 1950 гг. наглядно показывают постепенное снижение рождаемости, особенно заметное в сельскохозяйственных префектурах этой страны. Но убывание рождаемости сопровождалось еще более интенсивным снижением смертности. А раз это было так, то численность населения Японских островов автоматически возрастала. Можно предполагать, что этот демографический процесс был следствием достижений медицинской науки, а отчасти и развития благоустройства населенных мест. За последние полвека с небольшим резко снизилась детская смертность, а в некоторых странах увеличилась и средняя продолжительность жизни человека.

Приток населения в главные города Японии в 1930 (слева) и 1950 гг.
Цветом показано население, прибывшее из провинции, точками - родившееся в городах
Приток населения в главные города Японии в 1930 (слева) и 1950 гг.
Цветом показано население, прибывшее из провинции, точками - родившееся в городах

Но что происходило в самих городах, какими были особенности их демографического и территориального развития? Главной движущей силой роста городов в послевоенный период по-прежнему оставалась промышленность. Поскольку процесс концентрации производства продолжался, постольку города не могли не расти. Однако развитие крупных городов и в первую очередь столичных центров происходило не только из-за увеличения числа фабричных рабочих, но и вследствие возрастания числа служащих - по преимуществу клерков деловых контор, продавцов магазинов, а также разнообразных представителей интеллектуального труда [4]. Автоматизация производства все более вытесняла физический труд из целого ряда отраслей тяжелой и легкой промышленности, вынуждая рабочих изменять первоначальную профессию и даже уходить из сферы производственной деятельности в сферу культурно-бытового обслуживания.

Прямым показателем роста городов является динамика удельных весов городского и сельского населения в каждой стране. Как общее правило, города развивались быстрее в тех странах, где степень урбанизации еще не достигла высокого уровня. Так, например, вплоть до начала 30-х годов текущего века в экономике Франции сельское хозяйство все еще сохраняло значительный вес. В соответствии с этим и цифры городского и сельского населения Франции были почти равноценными (49% жителей в городах и 51% в сельских местностях). Индустриализация страны, проявившаяся с особенной силой в послевоенные годы, изменила баланс населения в пользу городов на 8%; в результате большие промышленные центры Франции стали быстро расти. Только за 10 лет (а именно, между 1950 и 1960 гг.) в 21 городе Франции население увеличилось на 25-60% и в 11 - на 10-25%. Аналогичное явление наблюдалось и в Западной Германии, где возрастание городского населения за счет сокращения сельского дало прирост 16 большим городам от 25 до 60% и 13 - от 10 до 25%.

Рикевир - типичный населенный пункт сельскохозяйственного района с убывающим населением (Эльзас) Один из быстроразвивающихся индустриальных центров восточной Франции. Крупный химический завод компании "Сольвей" близ Нанси

Однако процесс урбанизации Великобритании протекал неизмеримо медленнее. Из 36 больших городов Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии лишь два города (Ковентри и Саутгемптон) получили приращение населения на 10-25%; в 30 городах (включая Лондон, Ливерпуль, Бирмингем и Глазго) население едва сдвинулось с довоенного уровня (прирост от 0 до 10%), тогда как четыре крупных промышленных центра даже потеряли значительную часть своего населения. Замедленный темп урбанизации Британских островов объяснялся многими причинами и, в частности, исчерпанием людских ресурсов в сельском хозяйстве. При установившемся уровне развития производительных сил английская деревня потеряла способность поставлять городам необходимые кадры рабочих. Вот почему на протяжении последнего полувека процентное отношение городского и сельского населения Англии оставалось стабильным (80% к 20). И если крупные британские города все же продолжали развиваться, то это было следствием естественного прироста их населения, к которому добавлялись иммигранты из отпавших колоний.

О том, насколько зависело развитие индустриальных центров от притока населения из деревни, красноречиво говорят демографические картограммы Японии. Оказывается, что число переселившихся из сельских районов в Токио, Кобе и Осаку на протяжении 1930 г. сильно превзошло число родившихся в том же году в упомянутых городах. И даже через 20 лет (а именно в 1950 г.), когда удельный вес сельского населения в стране значительно снизился (с 76 до 62%), японские города продолжали получать из деревни не менее 30% своего годового общего прироста. Еще более интенсивной была миграция сельского населения в городах Азии, Африки и Латинской Америки.

Диаграмма роста населения крупнейших городов Франции, Англии, ФРГ, Японии, США, латиноамериканских и восточноазиатских стран (в процентах по сравнению с 1910 г.)

Яркую картину перемещения больших человеческих масс в пределах одной и той же страны дает послевоенная Франция. Нанесенные на карту [5] белые кружки наглядно показывают убыль населения в Бретани, Бургундии, в верховьях Луары и на побережье Средиземного моря. В начале 50-х годов департаменты Крез, Канталь и Лозер, расположенные в центральном горном массиве, ежегодно теряли по 2 тыс. человек каждый. Из департамента Кот дю Нор (Бретань) только за один 1953 г. выехало 10140 человек [6]. Покидая промышленно отсталые местности, население оседало в индустриальных районах. Так, в 13 департаментах Северного экономического района, где производится свыше половины всей фабрично-заводской продукции Франции, сконцентрировалось 50% населения страны. Особенно сильным центром притяжения оказался при этом Большой Париж [7], население которого достигло 20% общегосударственной цифры (т. е. 8,5 млн. человек). В результате миграции населения сильно выросли города, входящие в созвездия Лиона и Тулузы. Большое число жителей осело и на юго-востоке страны - между Марселем и Женевским озером, где образовалась почти непрерывная лента промышленных городов и поселков на протяжении 300 км. Следует отметить особенность урбанизации, которая была характерной для всех стран и заключалась в том, что пришлое население, порвавшее с сельским хозяйством, размещалось не в старых больших городах, а на некотором расстоянии от них.

Для выявления интенсивности роста больших городов на этой странице приведены демографические данные по ряду стран капиталистического мира. За 100% было принято население каждого города в 1910 г. Кривые демографической динамики отразили влияние второй мировой войны на миграцию населения. Так, например, в Германии число жителей Кёльна, Берлина, Дортмунда, Дуйсбурга и Вупперталя между 1940 и 1945 гг. постепенно уменьшалось, тогда как падение атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки вызвало в Японии стремительное бегство из всех больших городов. Но, достигнув к концу войны минимума, городское население стало после этого неуклонно возрастать.

В послевоенный период рост больших городов Франции, Англии, ФРГ, Италии и даже Соединенных Штатов Америки (за исключением только одного Лос-Анджелеса) происходил по спокойным восходящим кривым. И, наоборот, рост городов Мексики, Колумбии, Индонезии, Пакистана, как и многих других бывших колониальных и зависимых стран, протекал исключительно быстрыми темпами. Особенно интенсивно росли Джакарта и Карачи, обязанные своим развитием превращению их в столичные города. Но если в настоящее время Джакарта, Карачи и Богота обгоняют в стремительном беге Париж или Лондон, то это происходит только потому, что они находятся в стадии "градостроительной молодости". Следует также отметить, что приведенные данные хорошо показывают только относительный рост городов, но для суждений о реальной динамике численности городского населения необходимо принимать во внимание и абсолютные цифры. Ведь малейшее восхождение демографической кривой Нью-Йорка или Лондона уже означает прибавление миллионов людей.

Диаграмма роста населения крупнейших городов Франции, Англии, ФРГ, Японии, США, латиноамериканских и восточноазиатских стран (в процентах по сравнению с 1910 г.)

Итак, градостроителям послевоенного времени нужно было считаться с невиданно быстрым ростом городов. Но в первую очередь они должны были возместить военные потери, ликвидация которых уже сама по себе представляла гигантскую созидательную задачу.

 

К началу страницы
Содержание
Защита населения и городской застройки...  Организация массового строительства жилых и общественных зданий