Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Стокгольмская ратуша, построенная в 1911-1923 гг., послужила прототипом для многих европейских общественных зданий, и в первую очередь ратуш. Явно подражательные черты получила, например, ратуша в Норидже (Норвиче), которую с большим мастерством построили в 30-х годах архитекторы М. Джемс и С. Р. Пирс. О Стокгольмской ратуше см. Roosval Johnny. Stockholms Stadtshus. Stockholm, 1923. Вернуться в текст
2. Имеются в виду "Highway Development Survey 1937", т. е. основные принципы транспортной организации городов, изложенные в книге Tripp H. Alker. Town Planning and Road Traffic. London, 1943. Вернуться в текст
3. Идеологическая платформа Королевской академии охарактеризована в статье: Wilenskl R. H. Reforming the Royal Academy. - The Architectural Review. 1935, October. Вернуться в текст
4. London replanned. The Royal Academy Planning committee's interim report. London, 1942, p. 16. Вернуться в текст
5. В результате реконструкции лондонского железнодорожного узла тупиковые станции Сент Пэнкрэс и Кинге Кросс должны были слиться в один вокзал северного направления. Остальные станции перемещались за пределы новой кольцевой магистрали. Вернуться в текст
6. Новая кольцевая магистраль протяженностью около 18 км была трассирована с учетом направления существующих на севере города улиц, однако в южном районе Лондона нужно было пробиваться через плотно застроенные кварталы, что удорожало и затрудняло реконструкцию. Вернуться в текст
7. О теории "лучеиспускающих ядер" городов Эжеца Энара см. с. 25 Мне Смотреть книжку *****************. Вернуться в текст
8. Западный павильон служил последним звеном криволинейного отрезка Риджент-стрит, так называемого Квадранта. Вернуться в текст
9. Собор был построен в 1675-1710 гг. на месте сильно пострадавшего во время Великого пожара 1666 г. одноименного готического храма. Среди 53 лондонских церквей, связанных с именем Кристофера Рена, собор св. Павла является, бесспорно, лучшим произведением этого плодовитого мастера. Вернуться в текст
10. Идеи, связанные с реконструкцией соборной площади (как и характеристика ее старых генеральных планов), изложены в статье Энселла ) Ansell W. Н. The surroundings of st. Paul's and a national memorial. - Journal of the Royal Institute of british architects,. 1944, august). Вернуться в текст
11. Высота зданий, окружающих площадь, определялась в 54 английских фута, т. е. 16,2 м. На той же высоте находился и нижний (промежуточный) карниз собора. Вернуться в текст
12. К числу многочисленных церквей раннего классицизма, фасады которых расчленялись на два яруса, относится, например, мансаровская ротонда Инвалидов, построенная в 1680-1706 гг. Однако нигде отделение нижнего этажа от верхнего не достигало столь яркого выражения, как в соборе св. Павла. Вернуться в текст
13. Идею пробивки этой магистрали Энселл влял из плана Джона Лика. Вернуться в текст

 


Часть третья. Реакция и консерватизм в градостроительстве капиталистических стран накануне второй мировой войны
2. Консервативные тенденции в планировке и застройке городов

В 30-х годах почти повсеместно в Европе, Америке и в колониальных странах прокатилась волна активного противодействия народившейся функциональной архитектуре. Но если то, что происходило в Италии и Германии, фактически являлось воинствующей реакцией фашистской идеологии, то в прочих капиталистических странах процесс перерождения зодчества протекал в неизмеримо более смягченных формах. Архитектура не служила здесь столь явным орудием политического угнетения, и самое развитие ее направлялось не только государственной властью, но и профессиональными архитектурными кругами.

Наиболее сильное сопротивление функционализму оказали представители старой академической школы, точнее, те из них, кто создал ярко выделявшееся направление в архитектуре, в основе которого лежала идея возрождения национальной художественной культуры и борьба "за очищение" архитектурного языка. Это направление возникло еще в начале текущего века. В России его возглавляли А. Щусев, И. Фомин и их ближайшие соратники, на Западе же его возглавлял строитель грандиозной Стокгольмской ратуши Остберг. Градостроительный вклад Остберга в архитектуру столицы Швеции был настолько убедительным и крупным, что Стокгольмскую ратушу признали шедевром всемирного значения, и к ней, как к поднятому знамени, стали стекаться противники функциональной архитектуры [1]. Особенно многочисленными среди них были англичане уже в силу того обстоятельства, что английская архитектурная школа оказалась непоколебленной в период победного шествия функционального стиля.

Лондон. Восточная часть города.
На переднем плане - памятник средневековья - Тауэр
Лондон. Пикадили-Серкес.
Современное состояние. Архитектурный облик этой площади, созданной в начале XIX в. по проекту архит. Джона Нэша, в настоящее время полностью изменился

Оценивая творческую платформу академического направления (будем называть его так), нельзя не признать правомерности провозглашенного им освоения национального классического наследия, как и стремления к достижению синтеза архитектуры и изобразительных искусств. По сравнению со зданием Королевского общества британских архитекторов, которое в Англии считалось высшим достижением зодчества 30-х годов, любое "функциональное" здание Лондона казалось неспособным войти в живой контакт с человеком, раскрыть ему свое материальное и духовное содержание. И вместе с тем на этом изысканном образце академического вкуса лежала явная печать стилизаторства. В еще большей степени обнаружились стилизаторские и ретпроспективные тенденции на градостроительной почве. Дело в том, что сторонники освоения художественного наследия незаметно для самих себя вместе с любованием ансамблями прошлых эпох попадали в плен к устаревшим представлениям о городе. В то время как укрупнение и раскрытие кварталов являлось очевидным благом в смысле улучшения инсоляции и аэрации, сторонники академического направления пытались возродить привычные плотно застроенные кварталы. В то время как ориентация жилых домов по гелиотермической оси и превращение дома в островной, обтекаемый воздухом объем резко повышали санитарно-гигиенический уровень жилых помещений, сторонники академического направления не считались со странами света и, следуя за направлениями улиц, соединяли соседние здания в непрерывный каменный барьер. Воспитанные на заманчивой романтике Камилло Зитте, они пропагандировали уютные замкнутые площади, акцентировали внимание на создании репрезентативных ансамблей и недооценивали той комплексной социально-бытовой организации жилых массивов, которая вела к установлению микрорайонной структуры в городах. Все это, вместе взятое, позволяет нам назвать академическое течение 30-х годов консервативным течением, несмотря на то что оно принесло с собой ряд несомненных художественных достижений.

Лондон. Новая высотная застройка Сити.
На первом плане Собор св. Павла
Лондон. Здание английского парламента с башней Биг-Бэн

Консолидация творческих сил, направленных против функциональной архитектуры, происходила постепенно. Однако после того, как новый стиль потерпел поражение на градостроительной арене, продемонстрировав свою несостоятельность в создании больших городских ансамблей, оппозиция к нему заметно усилилась. Но когда с установлением фашистской диктатуры в Германии функциональный стиль подвергся прямому запрету, сторонникам новой архитектуры был нанесен еще один тяжелый удар. Именно в этот период консервативные силы и перешли в генеральное наступление. Эпицентром "крестового похода" против функционализма стала Англия, а показательным объектом стал проект реконструкции Лондона, разработанный Королевской академией.

Репрезентативный проект реконструкции Лондона, разработанный Королевской академией

В январе 1940 г., когда Англия уже находилась в состоянии войны с фашистской Германией, Королевская академия искусств приступила к составлению проекта реконструкции центральных районов Лондона. Однако датой фактического начала работы следует считать 1937 г., так как в этом году на основе транспортных принципов Герберта Алкера Триппа была составлена схема реконструкции лондонской уличной сети, целиком вошедшая в проект Королевской академии [2].

Специально созданный Планировочный комитет академии возглавили маститые архитекторы, такие, как участник планировки Хемпстеда Эдвин Латенс и Чарльз Брессей. В состав комитета вошли также: президент Королевского института британских архитекторов Энселл, секретарь Королевской комиссии изящных искусств Бродшоу, председатель Общества охраны старинных зданий Эснер и многие другие. Уже самый состав Планировочного комитета предопределил архитектурно-художественную направленность будущего проекта. Участие в комитете единственного представителя функционального течения в планировке городов - в лице Патрика Аберкромби - не могло изменить характера проекта, поскольку Аберкромби занимался лишь некоторыми частными вопросами, касавшимися распределения городской территории.

Отдавая должное усовершенствованию транспортных коммуникаций Лондона, Королевская академия считала своей главной задачей создание монументальной и гармонической архитектурно-планировочной композиции города, отвечающей представлениям правящих кругов о великодержавной столице [3]. В пояснительной записке к проекту, напоминающей торжественную декларацию, провозглашалось: "Архитектура - наиболее сильно воздействующая на людей разновидность искусства; она сама по себе может являться средством улучшения городской жизни" [4]. Отсюда в проекте сбрасывались со счетов или по меньшей мере отодвигались на последнее место назревшие проблемы социально-бытовой и санитарно-гигиенической организации большого города, ибо перенаселенный и неудобный для человеческого общежития Лондон предлагалось лечить средствами эстетики. Репрезентативный характер проекта Королевской академии не подлежит сомнению. По сути дела, это была последняя попытка высококвалифицированных архитекторов защитить традиционные старые взгляды на планировку городов, желание скрыть многочисленные язвы крупного капиталистического города посредством строительства импозантных ансамблей. Авторы проекта задались целью не только художественно трансформировать центральные кварталы Лондона, но и вообще создать проект образцового столичного города, примеру которого могли бы последовать другие английские и зарубежные города. Естественно, что такая постановка вопроса заслуживает того, чтобы обратить на этот проект особое внимание.

Непременным условием реконструкции центрального района Лондона была предварительная генеральная перестройка железнодорожного узла. Сложившийся в XIX столетии внешний транспортный узел столицы представлял собой сложнейшее переплетение железнодорожных путей, глубоко внедрявшихся по эстакадам и насыпям на территорию городского центра. И если посадка и высадка пассажиров в центральном районе создавала им ряд преимуществ, то жители районов, главным образом расположенных к югу от Темзы, сильно страдали от такого неблагоприятного "соседства". Проект Королевской академии предусматривал вынос из центра города всех наземных вокзалов и путей за пределы огибающей его кольцевой магистрали. Внутри этого кольца железнодорожный транспорт допускался лишь в виде подземных электрифицированных дорог [5]. Однако нет необходимости доказывать, что полная реконструкция внешнего транспортного узла с перестройкой десяти больших столичных вокзалов повлекла бы за собой затрату огромных средств, изыскать которые было нелегко даже в условиях мирного времени. Столь же нереальной была и реконструкция уличной сети.

Проект реконструкции Лондона, разработанный Королевской академией на рубеже 30-40-х годов.
Участники проектирования архитекторы Эдвин Латенс, Чарльз Брессей, Герберт Алкер Трипп, Патрик Аберкромби и др.
А - южный транспортный узел;
1-8 - новые железнодорожные вокзалы

Сеть улиц Лондона, стихийно слагавшаяся на протяжении многих веков, не образовала хоть сколько-нибудь ясной системы. Поэтому планировщики Королевской академии пытались прежде всего упростить и улучшить общую схему проездов, обслуживающих транзитное и местное движение. Согласно проекту, главной разгрузочной магистралью Лондона становилась кольцевая дорога скоростного движения, опоясывающая центральный район города [6]. Внутри ее намечалась полная реконструкция уличной сети. В связи с этим предполагалось расширить и спрямить многие старые улицы города, превращая их в транзитные магистрали. И наоборот, некоторые второстепенные улицы закрывались для сквозного движения. Попутно с реконструкцией улиц было намечено строительство большого количества новых транспортных развязок. Возле каждой значительной общественной площади (например, Трафальгарской или Пикадилли-серкес) устраивался транспортный двойник, освобождавший данную площадь от нежелательной перегрузки. Отмеченное нами дублирование площадей со строгим разграничением их функций было оригинальным и прогрессивным предложением.

Особенно крупные работы намечались в южной половине центрального района Лондона. Как известно, обширную территорию этого района, омываемую с запада и севера Темзой, прорезают радиальные магистрали, а именно: Блекфрайерс-род, Ватерлоо-род, Саутворк-бридж-род и ряд других. Но, сходясь к середине района, они не образуют общего узла, в силу чего переключение движения с одного радиуса на другой у перекрестка Элефант-энд-Кэстль становится неудобным. Желая ликвидировать этот недостаток, проектировщики задумали разместить здесь огромную циркульную площадь (диаметром 800 м) с заполненной зеленью серединой и саморегулируемым карусельным движением по кольцу. В результате возникла идея создания к югу от Темзы планировочного "лучеиспускающего ядра" [7], которое дополнялось обходной кольцевой магистралью на расстоянии в 1,5 км от центра Круглой площади, а также новыми радиальными проездами. Если не считать парижской площади Звезды, несколько напоминающей эту, то в истории градостроительства такой развязки движения еще не встречалось. Однако необходимость огромного сноса существующих здании при прокладке намеченных улиц делала данное предложение абсолютно нереальным.

Пикадилли-серкес. Состояние площади в 1930-х годах Пикадилли-серкес. Проект Королевской академии

При отсутствии сметных расчетов и неопределенности сроков реконструкции города проект Королевской академии превращался в беспочвенную фантазию. Но вместе с тем именно разрыв с реальной действительностью и позволил архитекторам высказаться до конца, представив город таким каким бы его хотелось видеть консервативно настроенным руководителям академии и Королевского института британских архитекторов. Поскольку Лондон приобретал более четкую пространственную организацию, постольку взоры авторов проекта обратились к единственной художественно выразительной улице Лондона - Риджент-стрит, которую проложил и застроил на всем протяжении Джон Нэш еще в первой трети XIX в. Взяв за образец эту улицу, королевские архитекторы тем самым определили господствующий стиль города - поздний английский классицизм (так называемый "георгианский стиль").

Следует отметить, что реставрацию классицизма они проводили последовательно и широко не только в архитектуре вновь возводившихся зданий, но и в приемах планировки улиц и площадей. В сущности, краткий доклад, сопровождавший проект Королевской академии, являлся ничем иным, как запоздалым градостроительным трактатом, в котором воскрешались приемы ушедшего в прошлое классицизма.

Так, например, рекомендовалось устраивать парадные входы в общественные здания лишь по осям симметрии этих зданий. Улицы по-прежнему предлагалось застраивать непрерывными шеренгами домов, и даже их поперечное сечение определялось соотношением 1:1, установленным еще Джорджо Вазари в конце XVI в. Чтобы составить более ясное представление об архитектурно-художественной стороне проекта Королевской академии, рассмотрим несколько предложений по реконструкции городских ансамблей Лондона.

Ориентируясь на застройку Риджент-стрит, как на некий художественный эталон, авторы проекта прежде всего занялись реконструкцией пересечения этой улицы с Пикадилли. Именно от Пикадилли-серкес они и начали разворачивать вереницу своих новых ансамблей. Осуществленный по проекту Джона Нэша, этот перекресток первоначально представлял собой очень небольшую круглую площадь, оформленную четырьмя домами с одинаковыми циркульными вырезами на углах. В конце XIX в. северо-восточный дом был разрушен в связи с пробивкой новой широкой магистрали - Шефтсбери-авеню. Вскоре был перестроен и северо-западный дом, а затем - и два остальных с одновременным расширением площади. Таким образом, к нашему времени площадь полностью утратила круглое очертание и превратилась в бесформенный транспортный узел с напряженным движением. В проекте Королевской академии Пикадилли-серкес приобретала правильную прямоугольную форму (80 х 160 м) и вытягивалась на восток перпендикулярно направлению Риджент-стрит. Благодаря ликвидации двух улиц - Шефтсбери и Ковентри, а также созданию новой транспортной площади по соседству, она становилась парадной общественной площадью, спланированной симметрично, согласно традициям позднего классицизма. На главной оси этой площади размещали крупное общественное здание, перед которым предполагалось устроить курдонер, отделенный от площади колоннадой. Два кубических павильона фланкировали курдонер с западной и восточной сторон [8]. Упомянутые павильоны служили оптическим завершением для двух уходящих к югу параллельных улиц (Хаймаркет-стрит и южного отрезка Риджент-стрит), тогда как квартал, расположенный между этими улицами, отводился еще одному общественному зданию со встроенной в него станцией метрополитена. Ось новой магистрали, продолжающей направление Пикадилли-стрит на восток, не совпадала с осью последней, а зрительно упиралась в здание, расположенное на западной стороне площади. Таким образом, проектируемую площадь не пересекала ни одна сквозная магистраль, чем создавалась иллюзия замкнутого пространства, как будто скомпонованного по прямым рекомендациям Камилло Зитте.

Здания, окружающие площадь, по высоте, членениям и декору соответствовали своим прототипам, украшающим Риджент-стрит. Однако, несмотря на, казалось бы, удачную подделку под стиль Джона Нэша, новая площадь в художественном отношении могла принести всемирно прославленной улице только ущерб. Причина этого - в чрезмерных размерах новой общественной площади и в ее самодовлеющей симметрии. В то время как скромный круглый перекресток Джона Нэша служил только "шарниром", удачно расположенным при переходе от прямого отрезка улицы к криволинейному, огромная помпезная площадь все собой заглушала. А при таком положении и прямолинейный участок Риджент-стрит, и площадь Ватерлоо с Йоркской колонной, и даже выразительная кривая Квадранта становились совсем незначительными. Так, чрезмерно сильным архитектурным аккордом разрушалась архитектурная связь между отрезками Риджент-стрит - этой единственной в мире причудливой цепи ансамблей, созданных своеобразным творческим дарованием Нэша. Очевидно, что проектировщики потеряли чувство меры и не поняли значимости данного планировочного узла.

Лондон. Пикадилли-серкес в начале XX в.

В проекте, разработанном Королевской академией, большое внимание уделялось реконструкции театрального центра, стихийно сложившегося близ Ковент-Гарденского рынка. Самый рынок, занимающий довольно крупную площадь, предполагалось вынести из центрального района города за пределы кольцевой магистрали. Однако построенные в 30-х годах XIX в. торговые портики с павильонами было решено сохранить, превратив их в галереи для прогулок. Квадратный участок, находящийся внутри портиков, предназначался для партерного сквера. Сохранялась также и замыкающая рыночную площадь с запада небольшая церковь, строительство которой связывают с именем Иниго Джонса. Что же касается северной и южной сторон площади, то здесь предполагалось разместить два украшенных колоннадами театральных здания (оперный театр и концертный зал).

Проектная реконструкция Ковент-Гарденского театрального ансамбля.
Перспектива с южной стороны
Перспектива Пикадилли-серкес по проекту Королевской академии.
Попытка возрождения так называемого георгианского классицизма

Новая театральная площадь получала соединение с небольшой уютной трапециевидной площадью перед театром Друри Лейн. Следует отметить, что оба комплекса сознательно изолировали от сквозного транспортного движения, что давало несомненные преимущества, и в то же время театральные площади обслуживались новой магистралью, которую намеревались провести от моста Ватерлоо к Британскому музею. Проект Ковент-Гарденского театрального комплекса относится к наиболее удачным предложениям королевских архитекторов. Особенно привлекательным было здесь остроумное использование бывших торговых рядов в качестве своеобразного театрального фойе, расположенного под открытым небом.

План театрального ансамбля по проекту Королевской академии
А - площадь Ковент-Гарденского рынка с приходской церковью св. Павла;
1 - новый оперный театр;
2 - новый концертный зал;
3 - реконструируемый театр "Друрилейн";
Б - площадь перед театром;
В - транспортная площадь перед мостом Ватерлоо

Но самой сложной художественной задачей в реконструкции Лондона была перестройка площади вокруг собора св. Павла. Грандиозный собор, построенный Кристофером Реном, по праву можно назвать ведущим зданием британской столицы [9]. Величаво и спокойно возносит он над распластанным городом свои живописные колокольни и беломраморный, окруженный колоннами, купол. Ничто не конкурирует с ним в ближайшем окружении, так как многочисленные остроконечные церкви Сити слишком незначительны по высоте и массе, тогда как гражданские здания далеко уступают в объеме протяженному горизонтальному корпусу храма. Однако всемирно известный собор никогда не обладал достойной его площадью. Стихийно образовавшееся вокруг собора клинообразное свободное пространство не отличалось живописностью, свойственной средневековым площадям. Разнохарактерные узкие и невысокие дома, толпившиеся по сторонам, имели измельченную архитектурную ткань, не отвечавшую крупным формам церковного здания. К тому же и чрезвычайно интенсивное движение у самого собора лишало площадь нужного спокойствия.

План площади св. Павла в Лондоне перед началом второй мировой войны Лондон. Предложение Королевской академии по реконструкции соборной площади

Хорошо понимая, что площадь св. Павла нельзя улучшить небольшими поправками, архитекторы Королевской академии задумали полную реконструкцию этой площади с радикальным расширением ее пространства и перестройкой всех окружающих зданий. Но как решить развязку движения в районе собора, как определить размеры и форму площади и, наконец, какой архитектурный характер следует придать ее застройке? В поисках решения этих сложных задач архитекторы, руководимые главным автором данного проекта - Энселлом, обратились к изучению планировочного наследия [10].

Лондон. Продольный разрез площади св. Павла по проекту Кристофера Рена План площади св. Павла в Лондоне по проекту Кристофера Рена (проект составлен около 1675 г.)

В распоряжении Энселла оказались следующие графические материалы:

  • 1) топографический план Лондона, составленный Джоном Ликом в декабре 1666 г., на котором была показана вся уличная сеть сгоревшего города;
  • 2) проект плана Лондона, выполненный Эвелином;
  • 3) широко известный проект реконструкции города Кристофера Рена и
  • 4) составленный им же проект соборной площади с фасадами окружающих зданий.

Среди перечисленных проектных предложений, бесспорно, лучшие принадлежали Рену. Первое из них предусматривало размещение собора в развилке двух прямых и широких магистралей, направленных из Вест-Энда на восток и северо-восток.

В случае реализации этого проекта собор получил бы выигрышную для него далекую перспективу с западной стороны и столь же благоприятную трапециевидную площадь.

Наряду с этим смелым проектом, воскрешающим в памяти прямолинейные римские магистрали, тот же Кристофер Рен выдвинул диаметрально противоположную идею, которая заключалась в создании замкнутой и очень небольшой соборной площади, имеющей геометрически правильные, но живописные очертания. Нет никакого сомнения в том, что эта оригинальная трапециевидная площадь была бы не только единственной во всем мире, но и чрезвычайно выразительной в художественном отношении. Действительно, круглый баптистерий, расположенный против главного входа в собор, укрепил бы продольную ось всего ансамбля, тогда как строгие фасады четырехэтажных домов с рустованным нижним этажом создали бы площади благородную и строгую оправу. Следует отметить и еще одну положительную черту проекта Кристофера Рена, а именно соответствие высот окружающих зданий нижнему ярусу самого собора [11].

Вид на собор св. Павла и эспланаду, выходящую к Темзе
(рисунок А. С. Уэбба из сюиты градостроительных эскизов Королевской академии)

В целях выяснения композиционного замысла Репа мы приводим здесь разрез по нереализованному проекту Рена соборной площади. Как явствует из чертежей, зритель, обходивший собор, никогда не смог бы увидеть этого здания в целом. Даже с наиболее удаленной точки зрения, а именно от входа в баптистерий, хорошо воспринимался бы только западный фасад с двумя колокольнями, однако без купола, поскольку этот последний закрывался бы верхним фронтоном. Но ракурсы достигали бы своего апогея при рассмотрении башен и купола с боковых сторон площади, где пространство превращалось в узкий проход. Нагромождения возносящихся к небу ярусов, криволинейных форм и карнизов убеждают в том, что венчающие части собора не предназначались для данной площади, а только для силуэта Лондона - для его безбрежной, пронизанной шпилями панорамы. И в то же время становится понятным расчленение фасадов собора на два этажа - ведь конструктивно оно не оправдывалось, поскольку внутреннее пространство храма было единым. Но, создав иллюзию двухэтажности церкви, Кристофер Рен тем самым отдал достойную дань и площади, и городу. Воспринимаемый с отдаленных точек зрения (например, с противоположного берега Темзы), собор оказался бы погруженным своим нижним ярусом в толщу окружающей застройки, как погружается спущенный на воду корабль. При этом верхняя видимая часть собора сохранила бы композиционную целостность и законченность, словно нижнего яруса и вовсе нет. Конечно, расчленение церковных фасадов на два иллюзорных этажа применялось не одним Реном, но в данном случае оно находило себе полное градостроительное оправдание [12]. Таким "двуединым", т. е. адресованным и к площади, и к городу, становился собор согласно замыслу великого зодчего.

Казалось бы, что Королевская академия в лице Энселла, тщательно изучавшего старые чертежи, должна была в первую очередь обратить внимание на второй, специально сделанный проект Кристофера Рена, который был, безусловно, лучшим. А между тем Энселл остался к нему совершенно равнодушным и отдал предпочтение предложению Лика. В этом последнем проекте были и удачные, и спорные предложения. К положительным сторонам относилась пробивка двух прямолинейных улиц к северу и к югу от соборной площади, но применение полукружия перед западным плоским фасадом собора не находило себе оправдания. И вот, в то время как трапеция превосходно включала в себя удлиненный латинский крест, делая композицию площади энергичной, Энселл обтекаемой формой площади уничтожал художественную остроту. Вряд ли можно найти во всей истории городского строительства столь же неопределенное, вялое и скучное пространство. Но форма площади не была единственной неудачей Энселла. Стремясь максимально расширить площадь, он довел ее длину до 300 м при ширине 180 м, и, следовательно, она значительно превзошла по размерам даже грандиозную римскую площадь св. Петра. Вместо того чтобы полностью освободить соборную площадь от автомобильного движения, Энселл устроил на ней кольцевую магистраль, а чтобы отделить ее от собора, придумал барьер из "домиков-лилипутов", засоривших внутреннее пространство площади. Итак, составленный академией проект реконструкции центральной площади Лондона, уже имевшей прекрасное главное здание, закончился неудачей. Единственным достоинством проекта была попытка соединить пространство соборной площади с рекой [13]. Видимый от реки в просвете широкого, слегка поднимающегося бульвара, собор св. Павла хорошо вошел бы в систему прибрежных ансамблей Лондона.

Проект реконструкции Лондона, составленный Кристофером Реном после Великого пожара 1666 г.
В углу чертежа - предложение Джона Лика по планировке соборной площади

Вряд ли необходимо рассматривать остальные предложения по реконструкции лондонских планировочных узлов, поскольку разобранные нами ансамбли - наиболее яркие, но важно сказать о результатах, к каким пришли королевские архитекторы. Нет никакого сомнения в том, что проект реконструкции Лондона, разработанный совместными усилиями членов Академии искусств и Королевского института британских архитекторов, был не только заметной, но и очень значительной вехой в истории градостроительства XX в. Его отличали изобретательность и разумное начало в решении транспортных коммуникаций, как и далеко не заурядное художественное мастерство. Проект был опубликован в 1943 г., в период почти полного градостроительного затишья, вызванного второй мировой войной. Поэтому остаться незамеченным он не мог. И в самом деле, проект Королевской академии тщательно изучали во всех странах, видя в нем красноречивый призыв к возврату в лоно традиционного художественно-образного мышления. Однако, несмотря на все свои достоинства, проект не получил реализации в послевоенные годы и не оказал никакого влияния на планировочную практику. Более того, составленный в целях защиты старых градостроительных концепций, он неожиданно для своих создателей обратился против них. Этого, впрочем, и следовало ожидать, так как решением одних эстетических и транспортных задач далеко не исчерпывалась многосложная проблема реконструкции города. Благодаря усилиям градостроителей функционального направления, к концу 30-х годов стало очевидным, что наступило время полной ревизии и коренной перестройки всей материальной ткани современного города в целях достижения благоприятных условий для труда, быта и отдыха городского населения. А этой-то назревшей необходимости и не хотели понять консервативно мыслившие архитекторы. Вот почему проект Королевской академии стал "лебединой песней" сторонников города старого типа.

 

К началу страницы
Содержание
Архитектура и градостроительство при нацистском режиме в Германии  Псевдомонументальная планировка и застройка Вашингтона...