Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Hirschfeld. Theorie der Gartenkunst. London, 1780; Repton H. Observations on the theory and practice of landscape gardening. London, 1865. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Основные направления в теории и практике градостроительства 20-х и 30-х годов
4. Организация мест отдыха за пределами больших городов и мероприятия по охране природы

Патрик Аберкромби и постановка проблемы охраны сельской природы в Англии

Выявлением красивых пейзажей, как и их художественным преобразованием, стали заниматься еще в XVIII в. Классический труд Хемфри Рептона был посвящен именно этой проблеме. Однако и Рептон, и Гиршфельд, как и ряд других авторов английского, немецкого и французского происхождения, ограничивали себя созданием теории садово-паркового искусства, а не ландшафта в широком географическом понимании [1]. Рептон, его единомышленники и последователи занимались изучением и проектированием аллей, лужаек, водных зеркал и построек, входящих в ансамбли парков, но расположенные за их пределами поля, лесные массивы, деревни, фермы и дороги выпадали из их внимания.

А между тем с развитием туризма не парки, а обширные сельские территории стали привлекать к себе население городов. И вместе с тем никем не охраняемая сельская природа постепенно деградировала в результате хищнической эксплуатации земель. Первым, кто поставил охрану сельской природы на научную базу, был Патрик Аберкромби.

Историческая трансформация английского пейзажа (по рисункам Роберта Остина):
первозданный пейзаж
Историческая трансформация английского пейзажа (по рисункам Роберта Остина):
раннефеодальное поселение, возникшее на этом месте

Районная планировка позволила ему детально изучить свою страну, что послужило основой дальнейшей его работы над охраной и реконструкцией английского сельского ландшафта. Опираясь на парламентский закон 1932 г. и развивая его положения в своих теоретических и практических трудах, он разработал методику изучения сельского ландшафта и вместе с тем внес множество ценных и теперь еще не устаревших практических предложений, которые можно рассматривать как функциональную основу современной ландшафтной архитектуры.

Историческая трансформация английского пейзажа (по рисункам Роберта Остина):
появление усадьбы лендлорда
Историческая трансформация английского пейзажа (по рисункам Роберта Остина):
внедрение промышленности

В чем же заключались его положения?

В отличие от первоначальных американских тенденций, направленных к созданию незаселенных заповедников первозданной природы, Аберкромби поставил проблему гораздо шире - он считал необходимым не только учреждать заповедники, подобные Иеллоустонскому парку, но и брать под общественный контроль и охрану все прочие сельские территории независимо от степени их заселенности. Такие освоенные человеком земли он называл "укрощенной" природой. Основную доктрину Аберкромби можно сформулировать следующим образом: "Человек - венец мироздания - поэтому он сам имеет право проникать в любой ландшафт без всякого риска его испортить. Однако постройки, созданные человеком, должны тактично входить в природу, дабы не принести с собой физических и художественных диссонансов".

Поскольку к середине 30-х годов районная планировка уже переросла свои первоначальные рамки и стала превращаться в национальную (т. е. обнимающую всю территорию страны), постольку и мероприятия по охране сельского ландшафта Аберкромби рассматривал в географических границах Британских островов.

Изучение природы Англии, Шотландии и Уэльса он начал с геологии, рельефа местности и географии, как наиболее устойчивых элементов ландшафта. Вслед за этим он рассмотрел растительный покров: леса, пахотные земли, луга и завершил свое изучение детальным анализом расположения и планировки населенных мест, промышленных предприятий и системы существующих дорог и каналов. Большой заслугой Аберкромби явилось то обстоятельство, что он исследовал ландшафты страны в процессе их исторической трансформации.

Ленточный парк Темзы между Лондоном и Оксфордом.
Один из самых живописных камерных пейзажей реки
Прибрежные луга Темзы близ Хамблдона

В своих лекциях, опубликованных в 1933 г. под названием "Планировка городов и сельских местностей" (Abercrombie P. Town and country plaanning. 2-d ed. London, New York, Toronto. Oxford. Univ. press, 1944), Аберкромби ясно показал основные этапы изменения природы Великобритании в результате многовековой деятельности человека. Естественно, что он начал исследование с кельтского периода, когда аборигены страны - бритты вели расчистку девственных лесов, прокладывали первоначальные дороги и сооружали мегалитические постройки типа кромлеха, органически вошедшие в пейзажи Англии. Используя в виде источника древнеримскую карту Британии, Аберкромби проследил по ней (сверяясь с натурой) ту широкую созидательную деятельность римлян, которую они развернули на громадных пространствах между Адриановой стеной на севере, у границы современной нам Шотландии, и Ламаншем на юге. Организованное римским рабовладельческим государством строительство стратегических дорог, мостов, военных лагерей и городов Аберкромби расценил как самую раннюю в истории попытку спланировать целую страну. И, несомненно, таковой она и была - эта насильственная планировка покоренной Римом Британии.

Прямолинейные дороги римлян прошли по гребням холмов для удобства наблюдения за окрестностями. Однако и англосаксы, и датчане в период своего господства в Англии (IX-X вв.) селились не на благоустроенных римских дорогах, а в стороне от них - в широких и удобных долинах, близ рек и источников грунтовых вод. В результате такого расселения образовалось типичное для Великобритании сочетание необжитых древних дорог (со временем превратившихся в торговые пути) с густозаселенными отростками от них. Здесь именно и возникли характерные для раннефеодальной.

Англии компактные деревни, среди которых в X и XI вв. стали возводить толстостенные невысокие романские церкви. С укреплением феодального уклада к сельским церквам присоединились нагорные замки сеньоров. И те и другие прочно вошли в английский сельский ландшафт.

По мере роста населения страны сеть деревень уплотнялась, все более сокращались лесные массивы и за их счет расширялись луга и пашни. Наконец наступило такое время, когда человек, уничтоживший первозданную лесную флору, был принужден заняться древонасаждением среди опустошенных обширных земель. Это произошло в XVIII столетии. Инициаторами зеленого строительства той эпохи были крупные землевладельцы - лендлорды, которые устройством загородных усадебных парков и охотничьих угодий возродили на карте Англии более или менее крупные островные зеленые массивы. Но гораздо большую роль в насаждении кустарников и деревьев сыграли фермеры и сельские территориальные общины ("приходы") путем обсадки дорог и меж. Благодаря их усилиям Великобритания снова стала производить впечатление лесистой страны. Однако это впечатление не соответствовало действительности, так как взамен навсегда утраченных больших лесов удалось создать лишь разделительные зеленые барьеры, напоминающие обсаженные поля некоторых районов Франции и северной Италии. Окаймленные зеленью английские луговые и полевые участки не производили бы удовлетворительного эстетического впечатления, если бы их не оживлял холмистый рельеф и еще более одиночные широколиственные деревья со свободно развивавшейся кроной. Автор "Истории государства Российского" Н. М. Карамзин, посетивший Англию в , конце XVIII в., назвал ее "кирпичным королевством". В равной мере можно назвать ее "страной одиночных деревьев" - прежде всего могучих дубов и вязов, которые украшают теперь окрестности Лондона и Бирмингема, Харлоу и Кроли, Бата и Оксфорда, Кембриджа и Стратфорда на Эйвоне. Последние 150 лет, соответствующие эпохе интенсивного развития промышленного капитализма, Аберкромби расценивает как период губительной деградации английского сельского ландшафта. Уже строительством железных дорог, которые пересекли в случайных местах своими высокими насыпями, выемками и эстакадами живописные долины и гряды холмов, был нанесен природе Англии непоправимый ущерб. А вместе с железными дорогами в районах горнодобывающей промышленности появились открытые карьеры, гигантские конические отвалы, подверженные ветровой эрозии, удручающе мрачные промышленные поселки и шагающие напрямик высоковольтные линии и телеграфные столбы.

Телфордский мост на Шропширском канале (граница Англии и Уэльса) Национальный заповедник в Озерном крае (северо-западная Англия)

Вряд ли нужно описывать во всех подробностях деградацию английского сельского ландшафта в XIX и XX вв., поскольку ее легко представить по аналогии с любой другой промышленно развитой страной. К тому же и приведенная на с. 143 хронологическая серия рисунков достаточно красноречиво показывает историческую трансформацию природы Англии. Однако необходимо хотя бы перечислить те практические мероприятия, которые намечал Аберкромби для охраны и улучшения сельского ландшафта.

Патрик Аберкромби завоевал всеобщее признание как широко и комплексно мыслящий специалист городской и сельской планировки. Знание экономики и технологии многих отраслей промышленного производства, профессиональная подготовленность к решению транспортных задач, редкостная осведомленность в санитарно-гигиенических вопросах, в бытовом и культурном обслуживании населения и, наконец, далеко незаурядные исторические и географические познания превратили Аберкромби в глазах международного общественного мнения в поистине универсального теоретика и практика строительства. Весь этот научный и практический багаж был использован Аберкромби в его обширных планировочных работах. Однако, занявшись охраной сельской природы, он поставил на первое место проблемы эстетики.

Можно ли полагать, что в выборе генерального направления в мероприятиях по охране природы Аберкромби изменил универсальности своего мышления и тем самым встал на односторонний, а следовательно, и порочный путь? Полагаем, что нет, ибо основной силой, привлекающей жителей городов к посещению сельской природы, является эстетическая выразительность загородных ландшафтов. Чем большей художественной ценностью будет обладать тот или иной ландшафт, тем более популярным станет он. Именно поэтому заключительную часть своей книги Аберкромби посвятил защите сельского ландшафта от дальнейшего обезображивания. Ущерб, приносимый сельскому ландшафту, может быть временным и постоянным. Неубранный сор, кучи мусора, открытые свалки, как и шум, задымление и пыль на дорогах, нетерпимы. Но вместе с тем они и сравнительно легко устранимы. Поэтому, отдавая должное санитарной очистке сельских районов, Аберкромби обращал особое внимание на постоянно действующие отрицательные факторы. А они фактически появляются и в процессе заселения территорий (вместе с неудачным строительством жилых, общественных и промышленных зданий), и при создании системы дорог, равно как и при беспорядочной эксплуатации недр, лесов и водных путей. В чем же заключался главный критерий Аберкромби для определения художественных достоинств сельских сооружений? Критерием Аберкромби служил ансамбль, т. е. гармоническое соответствие всего построенного пейзажу. Здание само по себе может быть и красивым, но если его не приемлет окружающая среда, то следует воздержаться от реализации проекта. Это обстоятельство заставило Аберкромби подойти к выявлению запретных для строительства зон, а кроме того, выдвигать дополнительные эстетические требования к застройке, не допуская заочного проектирования без учета исторически сложившегося ландшафта. Каков ландшафт, таковы и здания, таковы и дороги со всем их техническим устройством. Право на общественное использование частновладельческих земель, установленное законом 1932 г., дало возможность Аберкромби пропагандировать устройство туристических троп. Их он рассматривал как весьма оживленную капиллярную систему пешеходных маршрутов, непосредственно подводящих к памятникам культуры или наиболее интересным пейзажам. Само собой разумеется, что туристические дороги и тропы не могут обойтись без тщательно выбранных мест для привалов и видовых точек. Однако, ссылаясь на немецкий опыт, Аберкромби предупреждал, что строительство в подобных пунктах ничем не замаскированных ультрасовременных ресторанов, навесов и прочих строений, связанных с обслуживанием туристов, может непоправимо нарушить естественность пейзажа. Также отрицательно отзывался он и о неправильной охране памятников культуры, указывая, например, на недопустимость устройства вокруг дольмена железобетонной ограды с замком на воротах и со стеклянной доской, на которой написано, что это памятник первобытной культуры и что он охраняется государством.

Мегалитические сооружения в английском пейзаже. Кромлех Стонхендж в Уильтшире

Особое место отвел Аберкромби в своей работе колористике зданий и всех так называемых малых форм. Интенсивность цвета новых построек он предлагал соизмерять со спокойным колоритом старинных зданий. Нельзя допускать,- говорил он,- чтобы кричащие цвета бензинозаправочных станций, красные пятна почтовых ящиков и назойливые транспаранты рекламы отвлекали внимание от настоящих художественных произведений, каковыми нередко являются ансамбли сельских церквей, таверн и крестьянских домов. Английская деревня имеет спокойную гамму цветов, и с этим обстоятельством нельзя не считаться.

Охрана пейзажа в Англии и Уэльсе.
Темной штриховкой показаны национальные парки;
черными точками - зоны красивых природных ландшафтов;
сплошным зеленым - лесопарковые пояса вокруг городов;
зелеными точками - их предполагаемое расширение;
зелеными линиями - дороги для пешеходов и всадников;
черные точки и пятна - достопримечательные места

При всем своем понимании нужности и неизбежности современных инженерно-технических сооружений Аберкромби призывал к устранению тех нарушений ландшафта, которые принесли с собой секущие выемки и насыпи железных и шоссейных дорог. Высоковольтные линии, как и телеграфные провода, проходящие в особенно живописных местах, он предлагал заключать в подземные трубопроводы. За пределами особенно выдающихся парков, ансамблей зданий и видовых террас, откуда открываются художественно связанные с ними горизонты, он рекомендовал устраивать оптические охранные зоны, где следовало воспрещать всякое строительство, как и существенные изменения природы. В выборе между сплошным облесением и чередованием лесов с открытыми пространствами полей и лугов он отдавал предпочтение последнему приему как более благоприятному в смысле достижения художественного многообразия ландшафта.

Приведенные предложения и мысли Аберкромби, конечно, далеко не исчерпывали всей проблемы охраны и улучшения культурного ландшафта. Однако они сыграли весьма положительную роль в становлении ландшафтной архитектуры, которая заняла теперь достойное место среди больших созидательных проблем. Но главное, чего добился Аберкромби, заключалось в привлечении общественного внимания к проблеме охраны и разумного использования сельской природы. В наш век, когда туризм превратился в одну из главных форм отдыха многомиллионных человеческих масс, задачи создания сети туристических дорог, мест отдыха и защитных зон па основе национальной планировки становятся насущной проблемой. В 30-х годах Совет по охране сельских мест Англии уже объединял и направлял работу многочисленных добровольных обществ. К 1937 г. в руках Национального треста Великобритании сосредоточилось 1,5 млн. акров земли (т. е. свыше 600 тыс. га), а при таком положении открылись возможности для строительства национальных парков в гористой Шотландии, в Уэльсе и даже в наиболее плотно заселенной Англии.

Следом за Великобританией (а во многих отношениях и обгоняя ее) начались работы по охране сельского ландшафта во Франции, Италии, Германии, Австрии, Швейцарии и в Скандинавских странах. Эпицентрами этих работ стали в первую очередь столицы и крупные промышленные города, в окрестностях которых проводилось изучение сельской природы, а вслед за тем подсадка лесов и учреждение оптических заповедных зон, примыкающих к крупнейшим загородным паркам. Быть может наилучших результатов в этом отношении достиг Парижский район, где накануне второй мировой войны были установлены оптические заповедные зоны для Версальского и Сен-Жерменского парков. Однако мероприятия подобного рода были единичными, поскольку частная собственность на землю создавала препятствия для проведения широких работ по охране и реконструкции сельской природы.

 

К началу страницы
Содержание
Ландшафт Неаполитанского залива и планировочная организация туристических маршрутов  Возникновение новой градостроительной эстетики...