Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. В середине I в. н. э. от Поццуоли на востоке и до Кум на западе (т. е. на протяжении 20 км вдоль берегов Флегрейских полей) почти непрерывной лентой тянулись постройки, входившие в состав римского императорского курорта. На крайнем востоке (близ Поццуоли) высился и теперь еще довольно хорошо сохранившийся амфитеатр, вмещавший до 40 тыс. зрителей. Поблизости от него размещался обнесенный колоннами рынок. Далее к западу, там, где теперь простираются Лакринское и Авернское озера, находился военный порт, построенный Августом. В окрестностях Байи по соседству с императорскими виллами Нерон построил термы, которые снабжались горячей водой из местных вулканических источников. Здесь же высились храмы Дианы и Меркурия. На самой оконечности полуострова, откуда открывается один из лучших видов на Неаполитанский залив, был устроен открытый бассейн для плавания, а к северо-западу от него - еще один очень большой водоем, вероятно, служивший для гавани (Лаго дель Фузаро). Кумы, сохранившие арку Феличе и галерею Сибиллы, завершали собой весь этот грандиозный курортный ансамбль. Вернуться в текст
2. Связь Неаполя с Римом существовала и до прокладки Домициановой дороги как по морю, так и по суше. В 312 г. до н. э. Рим был соединен с Капуей стратегической Аппиевой дорогой, откуда вела к Неаполю соединительная ветвь. В черте ныне живущего города начальное звено этой древнейшей дороги носит название виа Романа. Вернуться в текст
3. Вершина ныне действующего кратера Везувии возвышается над равниной на 1186 м, а древний кратер Монте-Сомма (частично сохранившийся в виде широкого островерхого вала) имеет 1132 м в высоту; длина окружности вулкана у основания составляет 25 км. Вернуться в текст
4. Исключением из этого правила являются предприятия тяжелой индустрии и военно-морские базы, насильственно втиснутые в прибрежный курортный район Неаполя. Вернуться в текст
5. Неаполитанский туристический центр контролирует 59 крупных пансионатов и отелей. Обращает на себя внимание удачное размещение гостиниц согласно плану районирования. Помимо небольших отелей, более или менее равномерно рассеянных по городу, в четырех районах сосредоточены наиболее емкие гостиничные комплексы. В первую очередь следует назвать группу фешенебельных приморских отелей, стоящих сплошной шеренгой на набережной Неаполитанского залива (виа Партенопе); вторая группа гостиниц построена с учетом обозрения общей панорамы Неаполя с высоты (Корсо Витторио Эмануэле); третья занимает самый центр города близ пьяцца дель Муничипио и, наконец, четвертая группа примыкает к Центральному вокзалу. Расположение ресторанов (из которых большинство помещается в самих отелях) также тесно связано с топографией памятников архитектуры и видовыми точками на залив. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Основные направления в теории и практике градостроительства 20-х и 30-х годов
4. Организация мест отдыха за пределами больших городов и мероприятия по охране природы

Ландшафт Неаполитанского залива и планировочная организация туристических маршрутов

Луара, как район международного и местного туризма культурно-просветительного значения, принадлежит к числу наиболее благоустроенных и содержательных районов подобного рода во всей Европе. Однако еще большей популярностью как у иностранных, так и у местных туристов пользуется побережье неаполитанской Кампаньи. Собственно посещаемость этого района объясняется не только обилием сохранившихся первоклассных памятников архитектуры и искусства; безостановочный и все более нараставший из года в год приток туристов к Неаполитанскому заливу вызывался редкостным сочетанием художественных сокровищ с прекрасным природным и культурным ландшафтом, а также наличием в окрестностях Неаполя климатических курортов, виноградников, приморских пляжей и неисчерпаемых возможностей для спорта.

Неаполитанский залив - бесспорно красивейшее место на всем побережье Тирренского моря. Сама природа обладает здесь той пленительной гармонией красок, линий и форм, которая очаровывает человека. Отметим, что неаполитанский ландшафт прекрасно дополняется своеобразием народной культуры с ее обычаями, праздниками, танцами, яркими костюмами и глубоко западающими в душу лирическими напевами. И организаторы туризма, хорошо понимая выгоды от сохранения местного народного колорита, всеми средствами поддерживают его. Среди культурных народов древнего мира греки первыми оценили красоту неаполитанского ландшафта. Именно они и обосновались на берегах двух смежных заливов - Неаполитанского и Салернского, построив между древними поселениями осков Неапо-лис (Партенопей), Гераклею (Геркуланум), Посейдонию (Пестум) и ряд других городов на месте ныне существующих Кум, Поццуоли, Салерно и Сорренто. Римляне, долго следовавшие по стопам этрусков и греков, также отдали должное этому месту. В эпоху Республики и I в. Империи они превратили Помпеи и Байи в курортные города всесильного Рима. Сулла, Помпеи и Цезарь проводили летние месяцы в приморских виллах на Флегрейских полях; Август и Тиберий избрали своей резиденцией остров Капри, а там, где возникали обширные императорские виллы, там всегда создавались виноградники и сады, строились портики, термы, бассейны для плавания под открытым небом, а также амфитеатры, театры и рынки вплоть до грандиозных торговых и военных гаваней.

Остров Капри - одно из красивейших звеньев природного ландшафта Неаполитанского залива Порта ди Нола - вход на территорию помпеянского археологического заповедника

Землетрясения, войны и еще более разрушительная деятельность местного населения на протяжении многих веков привели к исчезновению огромного большинства исторических памятников, но даже то немногое, что осталось из них в поддающихся опознанию руинах, свидетельствует о громадном размахе строительных работ, предпринятых столицей всемирной империи на берегах Партенопейского залива [1].

Трагическая гибель Геркуланума, Стабии и Помпеи в 79 г. н. э. не остановила притока римской знати к неаполитанским курортам. Наоборот, тотчас же после извержения Везувия Домициан проложил мощенную камнем приморскую дорогу из Рима в Кумы и Неаполь [2].

Превращение Неаполя в столицу королевства обеих Сицилии способствовало росту этого города и экономическому развитию его хинтерланда. Постепенно окрестности Неаполя стали местом производства текстильных изделий, а также экспортного виноделия и садоводства, а после открытия.

Помпей и Геркуланума, т. е. с середины XVIII в., Неаполь начал возрождаться и в качестве курортного и туристического центра.

Красота неаполитанской природы воспета многими художниками слова и кисти. Однако никто еще не попытался раскрыть композиционную сущность данного ландшафта посредством профессионального архитектурного анализа. Поэтому, приступая к рассмотрению топографии туристических объектов и системы дорог в окрестностях Неаполя, мы начнем с анализа строения береговой полосы и рельефа местности, поскольку эти природные факторы играют в ландшафте решающую эстетическую роль. Прежде всего необходимо выяснить расположение и видимость главных горных массивов по отношению к очертаниям залива.

Неаполитанский залив, имеющий около 24 км в поперечнике, ограничен с севера и юга сравнительно невысокими горами, которые, постепенно снижаясь в юго-западном направлении, глубоко врезаются в море. Последними "отголосками" этих гор являются острова: на севере - округлый вулканический остров Искья, а на юге - продолговатый осколок размытой оконечности горной цепи Монти Латтари - скалистый остров Капри. На географической карте Неаполитанский залив напоминает ковш, обращенный к открытому морю. Глубоко входящие в сушу прямые углы залива смягчаются плавными закруглениями у Кастелламмаре-ди-Стабия и расположенного амфитеаторм Неаполя. Однако ведущее значение в приморском ландшафте принадлежит не столько очертаниям берегов, сколько громадному усеченному конусу Везувия. Если провести через Неаполь и Кастелламмаре прямые, параллельные северному и южному берегам залива, как это показано на составленной нами карте, и разделить пополам промежуток между ними, то средняя линия естественного прямоугольника пройдет через вершину вулкана. Таким образом, Везувий окажется на продольной оси залива, которая служит осью равновесия всего приморского ландшафта, занимающего свыше 1000 км2.

Связь Неаполя с Римом существовала и до прокладки Домициановой дороги как по морю, так и по суше. В 312 г. до н. э.
Рим был соединен с Капуей стратегической Аппиевой дорогой, откуда вела к Неаполю соединительная ветвь.
В черте ныне живущего города начальное звено этой древнейшей дороги носит название виа Романа
Неаполитанский туристический район. Сорренто и юго-восточное побережье залива

В симметричных архитектурных композициях центральная часть всегда становится главной. То же произошло и в естественном ландшафте данного места, где конус Везувия возобладал над всем остальным. Нельзя обойти молчанием и еще одно существенное обстоятельство, а именно, что Везувий возвышается обособленно среди приморской равнины. Подобно тому как звучание аккорда усиливают сопровождающие его музыкальные паузы, так же действуют и два интервала по сторонам конической горы. Отделенный широкими интервалами от волнистых и льющихся горных цепей, Везувий приобретает самодовлеющую композиционную силу. Что касается самого силуэта Везувия, то ему придают выразительность симметричные, плавные склоны. Нигде от подошвы и до самой своей вершины гора не имеет выпуклых кривых, нарушающих художественную однородность восходящих вогнутых линий. Подъемы, едва заметные у подошвы вулкана, становятся на высоте все более энергичными и крутыми. Если допустимо переносить архитектурные понятия в мир естественных форм, то силуэт Везувия можно назвать монументальным. Но особенно сильное впечатление производит его двуглавая огромная вершина с чуть дымящимся облаком вулканических паров [3].

Исполненный нами на основании точных географических карт анализ видимости с последующей проверкой его по натуре показывает, что Неаполитанский залив в его естественных рамках вполне обозрим с любой, даже самой отдаленной, точки зрения; при этом Везувий во всех пейзажных кадрах участвует как главная, замыкающая перспективу ландшафтная форма. В самом деле, из Неаполя и Помпеи (т. е. на расстоянии 12 км от вершины вулкана) Везувий отчетливо рисуется па небосклоне, замыкая собой перспективы помпеянского главного форума, храма Аполлона и многих атриев и улиц, направленных на него. Активно участвует Везувий и в более отдаленных пейзажных кадрах, воспринимаемых с видовых точек мыса Капо Посилипо и Сорренто, хотя расстояние до вулкана здесь составляет уже 18 и 22 км; даже острова (Капри и Искья, отделенные от Везувия интервалами в 35 и 40 км) не составляют исключения из этого правила, хотя вулкан и кажется отсюда каким-то прозрачным синеющим треугольником. В науке о физиологическом и художественном видении опытным путем установлено, что фактическая видимость ландшафта в зависимости от атмосферных условий и положения солнца может достигать 70-80 и даже 100 км; однако имеет значение не столько фактическая видимость, сколько интенсивность воздействия наблюдаемой формы на зрителя, а это последнее обстоятельство не позволяет удаляться: на слишком большие расстояния, измеряемые многими десятками километров. Вместе с тем при восприятии ландшафтов и сооружений, расположенных среди природы, весьма существенны угловые размеры. Если тот или иной объект воспринимается нами под углами зрения менее 3°, то он теряется среди других предметов, особенно если они не контрастируют ему. Везувий сохраняет впечатляющую силу именно потому, что не выходит из этого критического углового размера на всем побережье, за исключением только отдаленных островов. Итак, естественный ландшафт Неаполитанского залива (рельеф, водные пространства) обладает разнообразием, контрастами и ясно выраженным равновесием форм. Зеленые и обнаженные горы контрастно сочетаются в нем с лучезарным зеркалом моря; равнины, подступая к воде, служат как бы интервалами между крупными массивами приморских гор; острова и голые утесы среди кипящего прибоя обогащают морской пейзаж и во всей этой контрастной и богатой по формам природе с художественным пониманием первозданной гармонии рассеяны произведения рук человека в виде многочисленных городов и сел, приморских вилл, церквей, средневековых замков и современных нам инженерных и производственных сооружений [4]. Как же связаны все эти разнородные населенные пункты и пейзажи в единое целое? Как организован туризм на этом участке Тирренского моря?

Для всех без исключения видов автомобильного, железнодорожного и водного туризма исходным пунктом служит Неаполь.

Город насыщен произведениями искусства и архитектуры, хорошо оборудован для туризма и спорта [5]. В Неаполе находятся ни с чем не сравнимые коллекции предметов античного искусства, поскольку колоссальный Национальный музей является хранилищем всего того, что было найдено в Помпеях, Геркулануме и других античных городах. Но помимо музейных сокровищ Неаполь славится как центр своеобразного южноитальянского зодчества, а также живописи, скульптуры и прикладного искусства. Два замка (Кастелло делль-Ово и Кастель-Нуово), служившие резиденциями Гогенштауфенов и королей из Анжуйского дома; большой Королевский дворец и расположенная напротив него купольная церковь Сан Франче-ско ди Паола с полуциркульной колоннадой, обнимающей главную площадь города; двухэтажный дворец герцогов Гравина, исполненный в архитектурных формах Возрождения; нагорный замок Сайт Эльмо и, наконец, многочисленные церкви, средневековые городские ворота, живописные фонтаны, триумфальные арки и статуи способны приковать к себе внимание туристов. Однако окрестности Неаполя имеют не меньшее познавательное значение.

Примыкающие к Неаполю территории можно разделить по топографическим признакам на четыре района: 1 - Флегрейские поля (северный район); 2 - Везувий и его окружение (центральный район); 3 - горный массив Монти Латтари (южный район) и 4 - Апеннинский континентальный район, где расположены: Капуя, Нола, Казерта, Беневеято, Авеллино и ряд других населенных пунктов.

Не касаясь внутренних районов неаполитанской Кампаньи, рассмотрим последовательно три первых района, обращая внимание главным образом на их дорожную сеть.

Загородные неаполитанские дороги образуют ясно выраженную радиальную систему. В нее включаются автострады скоростного движения, соединяющие Неаполь с Римом и южными областями Италии, а также местные дороги для хозяйственного и туристического движения. Последние (как и в Луарском бассейне) представляют собой замкнутые кольца, дающие возможность осмотреть достопримечательные места и, не повторяя пройденного пути, возвратиться в Неаполь или сделать остановку в одном из его туристических или курортных предместий.

Дорожная сеть Флегрейских полей, как и все прочие маршруты, тесно связана с центром Неаполя. Туристические машины стартуют от пьяцца дель Плебисцито и, пройдя мимо двух приморских замков, выезжают на озелененную набережную Ривьеры. В этом месте дороги расходятся. Желающие полюбоваться панорамой Неаполя на фоне отдаленного конуса Везувия могут достичь Капо Посилипо по приморской или нагорной дороге; лица же, заинтересованные в посещении стадиона или ипподрома, избирают уходящую от моря дорогу. Но главной магистралью, ведущей к античному римскому курорту, т. е. к Байи и Кумам, служит средняя Домицианова дорога, превращенная на этом участке в современное благоустроенное шоссе. Несмотря на близость морского залива, ландшафт Флегрейских полей с многочисленными вулканами отличается суровостью. Новая магистраль (Домициана Нуова) прихотливо вьется здесь, обходя широкие карьеры, среди которых Сольфаторский кратер и теперь еще угрожающе дымится. Наконец, дорога достигает Поццуоли, где туристы впервые соприкасаются с сооружениями древнеримской эпохи. Крупнейшим и наиболее впечатляющим из них является амфитеатр, сохранивший многоарочные массивные галереи, напоминающие римский Колизей. Близ подошвы вулкана Монте Нуова дорога снова раздваивается. Левая ее ветвь, следуя вдоль железнодорожного полотна, огибает Поццуольский залив, тогда как правая, обойдя Авернское озеро, образует еще одно разветвление перед Кумами, откуда начинается трансконтинентальная Римская дорога.

Везувий в ландшафте Неаполитанского залива

На крайнем западе Флегрейских полей дороги образуют удобную для движения "восьмерку", которая дает возможность осмотреть все античные памятники и на обратном пути к Неаполю избрать еще неиспользованный маршрут по самому берегу моря. На острове Искья имеется своя кольцевая дорога, окружающая подножие массивного вулкана Эпомео.

Туристическая дорога вокруг Везувия также начинается в Неаполе. Туристы имеют возможность посетить по пути к Везувию предместье Неаполя Портичи, где находится приморский королевский дворец, а также Геркуланум и Помпеи. Последние представляют собой настолько значительный объект для осмотра, что многие экскурсии на этом и заканчиваются. За Помпеями кольцевая дорога поворачивает на северо-восток и, обогнув подножие Везувия, возвращается в Неаполь. От Геркуланума и Помпеи на вершину вулкана поднимаются два автомобильных серпантина, а между ними от селения Сеговия, лежащего на большой высоте, к кратеру ведет висячий канатный фуникулер на металлических фермах, дающий возможность обозревать панораму залива с различных нарастающих в движении высот.

Но особенно интересными в пейзажном отношении являются дороги горного массива Монти Латтари. Миновав Помпеи, Ангри и Носеру, шоссейная дорога раздваивается - одна ее ветвь углубляется в горы, другая же, следуя параллельно Салернской железной дороге, проложенной в глубокой долине, достигает приморского города Вьетри. Здесь впервые перед путешественниками, уже привыкшими к обстановке стесненной горами долины, внезапно раскрывается обращенный к югу обширный Салернской залив, переходящий в открытое море. В этом чрезвычайно эффектном месте дорога делает крутой поворот к юго-западу и дальше уже не отходит от берега почти до самого конца полуострова.

Давая художественную оценку ландшафту Монти Латтари, обратим внимание на одно благоприятное обстоятельство, а именно, что гористый берег, растянутый здесь на 40 км, расчленен тремя округленными бухтами на хорошо обозримые звенья. Архитекторам-градостроителям, как и планировщикам парков, хорошо известно значение трехчастного деления той или иной планировочной композиции. Дело в том, что три членения воспринимаются человеческим глазом непосредственно и легко.

Учитывая эту особенность зрительного восприятия, Ленотр, например, расчленил продольную ось Версальского парка на три части; то же самое, но по-своему, сделали строители Невского проспекта и тот же закон расчленения пространства по глубине обнаруживаем мы и в строении Салернского берега.

Карта Неаполитанского залива с системой туристических дорог:
1 - Неаполь;
2 - видовая площадка на Капо ди Посилипо,
3 - курорт императорского Рима - Байя;
4 - Помпеи;
5 - Амальфи;
6 - остров Напри;
7 - Сорренто; через вершину Везувия проведена ось равновесия природного ландшафта

От г. Салерно хорошо воспринимается вся горная цепь, расчлененная заливами на три звена, причем скалистые мысы, наплывая один на другой, постепенно смягчаются в цвете и завершаются уже на самом горизонте синеющим островом Капри.

Итак, первозданная природа подготовила на берегах Салернского залива художественно выразительный ландшафт, и человеку нужно было лишь умело его использовать в трассировке приморской дороги. Как же проложили ее строители?

Прокладка дорог, предназначенных для обозрения пейзажей, далеко выходит за рамки обычной дорожностроительной задачи. Чтобы построить такую дорогу, нужно обладать не только инженерно-техническими знаниями, во и хорошим художественным вкусом, позволяющим выбирать наиболее живописные направления и пейзажные кадры, как это делает художник-живописец, приступающий к написанию картины. Дорога между Вьетри, Четарой и Майори проходит на большой высоте. Периодически ее пересекают глубокие ущелья с шумными потоками вод, ниспадающих к морю. Современная техника дает возможность спрямлять большие участки горных дорог при помощи железобетонных или металлических мостов и тоннелей. Однако, встречая препятствия на пути, строители этой дороги предпочитали делать объезды, неоднократно углубляясь в ущелья. Это давало возможность изменять и разнообразить картины, видимые во время движения. Поворачивая с залитого солнцем шоссе в полутемную теснину ущелья и снова выбегая к свету и морю па висящий над бездной карниз, путешественники ощущают благодаря этому острые контрасты.

В равной мере активно использовали строители эффекты подъемов и спусков. Приморская дорога (как здесь, так и во многих других районах горной Италии) то поднимается, достигая головокружительных высот, то постепенно спускается, то переходит в многочисленные зигзаги с плавными и красивыми поворотами. Обогнув мыс Капо д'Орсо, дорога начинает все более снижаться и перед самым Амалкфи достигает приморской отмели. Отсюда с наиболее выгодной точки зрения, т. е. снизу вверх, раскрывается этот замечательный средневековый городок, разместившийся в глубоком ущелье.

Живописными вставками в природу Монти Латтари служат разбросанные на разных высотах средневековые сторожевые башни, современные буржуазные виллы, крестьянские селения и города. Почти каждое селение имеет здесь свою приходскую церковь. Купола церквей (что характерно для южной Италии) покрывает золотая смальта с зелеными и белыми деталями. Колористически яркой является и жилая сельская застройка. Плотно прижатые один к другому стоят живописные двухэтажные домики с лиловыми, желтыми и красно-коричневыми фасадами и неизменно яркими зелеными ставнями, которые плотно закрывают в полуденный зной. Производят впечатление виноградники и сады, расположенные вдоль дороги по уступам и склонам гор. Ценой невероятных усилий, затраченных многими поколениями, отвоевали здесь землевладельцы у природы каждый хоть сколько-нибудь пригодный для обработки клочок земли. Узкие участки в виде террас, обращенных к югу, огорожены аккуратными каменными барьерами, в которых прорезаны массивные калитки, выходящие на шоссе. Во все это вложен не только физический труд, но и большое художественное дарование, свойственное итальянскому народу.

Одним из последних остановочных пунктов перед возвращением в Неаполь является Сорренто. Своей всемирной известностью этот городок отнюдь не обязан ни древности происхождения, ни памятникам архитектуры, ни имени Торквато Тассо, родившегося в нем. За исключением небольшого музея, в Сорренто нет общепризнанных художественных сокровищ, но между тем этот город обладает безусловным эстетическим обаянием. Уютные улочки и площади, вдоль которых растут апельсиновые и лимонные деревья с яркими и ароматными плодами, обилие цветов на приморских террасах, безыскусственная, как и в селах, народная архитектура и, наконец, самое существенное - чарующая природа с отдаленным, подернутым дымкой Везувием - вот что превращает Сорренто в одно из красивейших мест. Непременным условием художественного совершенствования культурного ландшафта является преемственность.

Средневековые дороги в окрестностях Неаполя почти повсеместно наложились на ранее построенные античные дороги. Несмотря на всю свою независимость от шоссейных дорог, железнодорожные линии также подчинились проторенным направлениям, которые в свою очередь определялись долинами и удобными перевалами, и даже современные автострады не составили исключения из правила. Благодаря этому неаполитанская (как и Луарская) дорожная система, при помощи которой организуется туризм, прекрасно раскрывает художественные сокровища культурного ландшафта, создававшегося из века в век.

 

К началу страницы
Содержание
Средневековые замки Луары как объекты массового туризма  Патрик Аберкромби и постановка проблемы охраны сельской природы в Англии