Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Lewis Philip H. Recreation and open space in Illinois. Urhana, Illinois, 1961. Вернуться в текст
2. Иеллоустонский национальный парк находится в северо-западном углу штата Вайоминг и, выходя за его пределы, отсекает узкие полосы от двух соседних штатов: Айдахо и Монтана. Парк занимает 8671 км2; территорию парка прорезает река Иеллоустон, вытекающая из одноименного озера и впадающая в Миссури. Вернуться в текст
3. При прочих равных условиях строители отдавали предпочтение холмистой или гористой местности с разветвленной водной системой и обязательно с большими массивами лесов, включающих хвойные и лиственные породы. Вернуться в текст
4. Назовем некоторые, наиболее интересные статьи, помещенные в данном журнале: в октябрьском номере за 1936 г. "Отдых и туризм в национальных лесах США"; в ноябрьском номере "Площадка для пикников в штате Мэн"; в апрельском номере за 1937 г. "Заповедник в долине Теннесси" и т. д. Вернуться в текст
5. С востока к Иеллоустонскому парку примыкают Костерский и Шошонский национальные леса; с юга - Тетонский лес, внутри которого находится большой заповедник у озера Джексон. Вернуться в текст
6. Крупнейшим парком этой системы является Джасперский национальный парк, примыкающий с востока к Передовому хребту, входящему в систему Кордильер. Вернуться в текст
7. От слов jellow stone (т. е. желтый камень) произошло название реки, озера и самого Иеллоустонского заповедника. Вернуться в текст
8. Крупнейшими водохранилищами на реке Теннесси являются: Кентукнийское (занимает площадь в 110 тыс. га в низовьях реки), Вильсонское и Чикамога. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Основные направления в теории и практике градостроительства 20-х и 30-х годов
4. Организация мест отдыха за пределами больших городов и мероприятия по охране природы

Заповедники и лесопарки общественного назначения в Соединенных Штатах Америки

Третье и последнее звено больших радиальных парковых дорог неразрывно связано с лежащими за пределами городов лесопарками общественного назначения. Собственно, своим происхождением эти парки в значительной мере были обязаны мероприятиям по охране природы Америки, которую безжалостно уничтожали и расхищали, начиная со времени заселения Нового Света европейскими иммигрантами. Беспорядочная разработка лесов, во время которой в первую очередь вырубали ценнейшие породы деревьев (как, например, тысячелетнюю секвойю), ничем не ограниченная распашка лугов и, наконец, уничтожение фауны привели к тому, что первозданная природа Северной Америки в середине XIX в. казалась обреченной па полную гибель. Достаточно сопоставить карты штата Иллинойс [1] за последние 150 лет, чтобы убедиться в этом. Вместе с гибелью лесов и неправильной распашкой земли неудержимо мелели реки и в угрожающих размерах нарастала ветровая и водная эрозия почв.

Под влиянием общественного мнения (точнее настойчивых выступлений в печати дальновидных публицистов и ученых) конгресс Соединенных Штатов учредил в 1872 г. первый обширный заповедник фауны и флоры на территории, окружающей Иеллоустонское озеро [2]. Позднее в различных географических районах США были образованы свои национальные парки, как, например: Олимпик (штат Вашингтон), Гласьер (штат Монтана), Секвойя (штат Калифорния), высокогорный парк Мак-Кинли на Аляске и ряд других. Благодаря введению строгого статуса по охране природы в национальных парках, где были запрещены не только порубка лесов, но и всякие постройки (за исключением дорожных гостиниц и факторий, проводящих подкормку зверей и санитарную прочистку лесов), природа в них стала постепенно восстанавливаться.

Для сохранения и выращивания лесных фондов общегосударственного значения, поддержания водного режима рек (а отчасти и охраны пастбищ) наряду с национальными парками были образованы национальные леса. Создание тех и других протекало настолько быстрыми темпами, что во второй половине 30-х годов их общая площадь достигла 66 млн. га, заняв примерно 1/12 часть всей колоссальной страны. В отличие от национальных парков с их строгим режимом заповедников в национальных лесах в ограниченных размерах допускалось расселение, а также более разветвленная сеть дорог и общественных учреждений, предназначенных для туризма и спорта. Однако обширность национальных лесов и отдаленность их от крупных центров не способствовали созданию легкодостижимых мест отдыха. Поэтому из территории национальных лесов (а чаще в окрестностях больших городов) стали выделять так называемые национальные лесопарки (или государственные парки), которые специально предназначались для охраны красивых ландшафтов и отдыха населения в самом широком смысле этого слова (туризм, летний отдых в лагерях и пансионатах, зимний и летний спорт). Государственные парки накануне второй мировой войны занимали в совокупности около 4,5 млп. га, представляя собой комфортабельно оборудованные районы кратковременного отдыха с интенсивным использованием природы.

В процессе строительства и эксплуатации лесопарков общественного назначения к ним сформировался ряд требований: территория лесопарка должна быть не менее 1200 га; располагать лесопарк следует по возможности в непосредственном соседстве с городом; местность должна быть здоровой и пригодной для летнего и зимнего спор та, а кроме того, и привлекательной [3]; планировка лесопарка должна быть близкой к естественному ландшафту, а вся застройка, начиная с ресторанов и гостиниц и кончая оградами и убежищами от непогоды, напоминать народные сельские постройки.

Обширность лесопарковых массивов при разнообразии их природных условий давала возможность размещать большое количество разнородных жилых и общественных зданий. Мотели, оснащенные всеми видами автодорожного обслуживания, пансионаты однодневного и воскресного отдыха, лагеря общего типа для ночлега в палатках, специализированные лагеря для спортсменов, молодежи и школьников, убежища от непогоды в виде навесов, хижины и шалаши для отдыха в "романтической обстановке" - вот тот далеко еще не полный перечень жилых сооружений, которые размещались в государственных парках. Однако, помимо этого, лесопарки общественного назначения вмещали в себя огромное количество строений, предназначенных для бытового, спортивного и зрелищно-развлекательного обслуживания посетителей. Их длинный перечень начинается с фешенебельных ресторанов и кафе, а заканчивается ступенчатыми земляными устройствами для привалов и примитивными печками для сжигания мусора. Виды этих парковых построек, сделанных с притязанием на возрождение давно забытых форм заокеанской народной архитектуры, многократно публиковались в американских и европейских изданиях, а также в специальном ежемесячнике "Парки и отдых" (Parks and Recreation) [4]. Отметим лишь, что с точки зрения удобства и комфорта они вполне отвечали вкусам избалованной американской буржуазии. Однако в архитектурно-художественном отношении постройки подобного рода оставляли желать много лучшего.

Переходя к оценке самой планировки мест отдыха в США, а именно пригородных лесопарков общественного назначения, а также национальных лесов и национальных парков, необходимо прежде всего установить правильное отношение к ним с профессиональных архитектурных позиций. В самом деле, ведь американские леса и парки такого рода занимают колоссальные пространства, далеко выходящие за пределы масштабов, привычных европейцам. Крупнейший в Европе Версальский парк, который кажется нам беспредельным, на самом деле имеет только 3 км в длину и занимает 850 га, т. е. уступает в 1,5 раза по площади минимальным нормативным размерам американских государственных парков. Но если наложить Иеллоустонский национальный парк на карту Бельгии, то он покроет всю центральную часть этой страны между Льежем, Антверпеном и французской границей, а если присоединить к нему смежные с Иеллоустоном национальные леса и парки, также используемые для туризма [5], то вся Бельгия окажется покрытой этим грандиозным зеленым массивом. Иеллоустонский парк превосходит Версальский более чем в 1000 раз. Система национальных парков Канады, расположенных на границе Британской Колумбии и Альберты [6], тянется сплошной полосой па 420 км. Спрашивается, возможна ли вообще планировка столь обширных территорий и правомерны ли притязания архитекторов па их организацию в архитектурно-художественном отношении?

Все, что способен человек окинуть взглядом, и даже больше того - то, что он фактически осознает, синтезируя в памяти виденные им в разное время образы и картины, по праву претендует на взаимную архитектурно-художественную согласованность. Хорошо понимая эти обстоятельства, выдающиеся архитекторы прошлых эпох композиционно связывали между собой архитектурные сооружения и пейзажи даже тогда, когда они находились за пределами непосредственной видимости. Современный нам скоростной транспорт как бы поглотил большие расстояния, некогда разобщавшие отдельные, глубоко западающие в память зрительные впечатления. В результате этого достопримечательные места как бы сблизились, а при таком положении стала возможной архитектурная организация еще более обширных пространств, имеющих уже географические масштабы.

Ниагарский водопад - одно из достопримечательных и доходных мест американского туризма в ландшафтной системе Великих озер.
Водопад привлекает к себе миллионы посетителей из Буффало, Торонто, Детройта, Чикаго, Нью-Йорка и многих других городов
Калифорния. Национальный парк Секвойя, еще сохраняющий свои гигантские тысячелетние деревья.
Парк связан системой туристических дорог с городами Тихоокеанского побережья США и в первую очередь обслуживает Сан-Франциско и Лос-Анджелес

С точки зрения ландшафтной архитектуры представляют особый интерес национальные парки. Поскольку такие парки становились заповедниками местной фауны и флоры, а также природного горного и водного пейзажа, постольку ничем не замаскированное включение в них современных инженерно-технических сооружений становилось немыслимым. Столь же нежелательным (несмотря на широкое использование парков для туризма и спорта) было проникновение на их территорию транзитного скоростного движения. Даже в период интенсивного строительства железных дорог упомянутая трансконтинентальная линия, соединившая побережья обоих океанов, была проведена на некотором расстоянии от Иеллоустонского заповедника. Количество въездов в парки американцы старались максимально ограничить, а входящие в них шоссе превращали либо в тупиковые, либо в извилистые замкнутые петли с замедленным движением транспорта. Так, например, в Иеллоустонский парк было сделано только пять въездов через северо-восточные, восточные, южные, западные и северные ворота. Сооружавшийся в межвоенный период национальный парк "Олимпик" хотя и получил значительно большее количество въездов, но выиграл в смысле изоляции его от автомобильного движения. Если в Иеллоустоне автомобильные дороги образовали внутри парка две широкие петли, напоминающие цифру 8, то в парке "Олимпик" все 17 радиальных дорог закончились в виде тупиков почти на самом пороге этого парка. Что же касается трассировки транзитной магистрали, объединившей тупиковые отростки дорог, то ее провели вокруг парка на расстоянии 10, 15, 20 км и более от его границ. Таким образом, планировка национального парка "Олимпик" уподобилась структуре простейшего одноклеточного организма, имеющего непроницаемое ядро. Поняв необходимость принятия столь радикальных защитных мер, к Иеллоустонскому парку присоединили впоследствии с востока и юга обширные национальные леса, свободные от коптящих заводских труб и тех построек, которые способны нарушить тишину и иллюзию неприкосновенности первозданной природы.

Пути сообщения на территории национальных парков (т. е. автомобильные дороги, дорожки для верховой езды и пешеходные тропы) собственно и составляют ту планировочную сеть, эквивалентом которой являются аллеи привычных нам европейских парков. Но какую огромную разницу констатируем мы при сопоставлении тех и других! Европейский парк, каким бы он ни был, всегда рассчитывался на пешеходов, на ограниченное количество точек зрения, из которых одна или две имели значение главных. В большинстве европейских парков "зеленый ансамбль" создавали с начала и до конца руками архитектора. Но в обстановке национальных парков происходило нечто прямо противоположное - статическое восприятие пейзажа с заранее определенных позиций сочеталось здесь с восприятием в движении по несравненно более протяженным маршрутам, а отсюда возрастало количество видовых точек, которые как бы сливались в непрерывную киноленту. Однако самым существенным отличием американских национальных парков от европейских стало то обстоятельство, что их ландшафт не создавался архитекторами, а принимался ими таким, каким он был. И, следовательно, работа архитектора над генеральным планом национального парка ставила перед ним неизмеримо более скромные задачи. Они заключались в выборе длинной цепи художественно выразительных кадров, которыми и определялись направления шоссе и туристических троп.

Иеллоустонский национальный парк в сопоставлении с территорией Бельгии и Версалем (указан стрелкой)

Все без исключения национальные леса, лесопарки и парки США получили свободную, лишенную симметрии планировку. Автомобильные дороги Иеллоустонского парка прихотливо извиваются вдоль рек и склонов гор, периодически показывая шумящие водопады, лесистые долины и струи гейзеров, вздымающихся на десятки метров. Нигде в парке нет прямолинейных участков шоссе (за исключением самых небольших), как и прямых просек, что свидетельствовало бы о волевом вмешательстве человека в естественный пейзаж. Более того, дороги и гостиницы построены с таким расчетом, чтобы максимально их замаскировать и в пределах разумного разобщить, дабы избежать чрезмерной концентрации отдыхающих и туристов.

Иеллоустонский национальный парк. Туристический центр в долине гейзеров:
А - гейзер;
1 - паркинги;
2 - отель;
3 - гостиная для визитов;
4 - кафе;
5 - лагерь; т
уристические пешеходные тропы обозначены пунктиром

Наглядные иллюстрации перечисленных приемов планировки дают крупнейшие комплексы отдыха и дорожного обслуживания на территории Иеллоустонского парка. Первый из них, носящий название "Мамонтовые горячие ключи", лежит у северной границы парка, поблизости от тупиковой железнодорожной ветви, которая подведена к долине реки Гардинер. Суровый и дикий пейзаж, свойственный местам, сохранившим следы вулканической деятельности, производит на приезжающих незабываемое впечатление. Около 70 горячих источников, расположенных на склонах гор, образуют террасы, сложенные из кремнево-известковистых отложений ослепительно белого цвета. Прозрачные воды, наполняющие естественные водоемы, переливаются через край и шумными каскадами ниспадают в долину. Далее в бассейне той же реки высятся серные холмы, обсидиановые скалы и окаменелые деревья, создающие поистине фантастические сочетания форм.

Не менее интересна цепь гейзеров, сопровождающих долину реки Файрхол. Крупнейший из них, так называемый "Старый служака" - выбрасывает ни с чем не сравнимый столб пара, высоко поднимающийся над лесистой местностью. Центр отдыха этого района представляет собой значительный комплекс сооружений. В него входят: большой отель, гостиная для визитов, кафе, магазины, почтовое отделение и ряд других обслуживающих учреждений. Однако все сооружения расположены с таким расчетом, чтобы не помешать восприятию уникальных пейзажей и не попадаться назойливо на глаза. Большинство зданий получило несимметричную объемную трактовку и не отвечает одно другому совпадением композиционных осей. Благодаря этому снизилась самодовлеющая значимость построенного человеком ансамбля, что можно отметить как положительный факт.

Гейзер. "Старый служака" в Иеллоустонском национальном парке

Река Иеллоустон, вытекающая из одноименного огромного озера, несет свои воды на север, к подножию горы Уошберн. Между этой горой и Верхним водопадом располагается красивейшая часть Большого каньона протяжением около 3 км при высоте берегов в среднем до 360 м. Лесистые скаты каньона сложены из разноцветных изверженных пород, среди которых преобладает желтый камень [7], контрастирующий с темной зеленью хвойных деревьев и светло-голубыми струями водопадов. Особенно эффектна продольная перспектива каньона, замыкаемая Нижним водопадом. Для нее была устроена видовая площадка, связанная подъездной автомобильной дорогой с главным шоссе. Зрителю, восхищенному величественной красотой гористого пейзажа, кажется, что он попал в безлюдный край, где еще не ступала нога человека, а между тем тут же неподалеку, скрытая за гребнем левобережных скал, находится туристическая гостиница, а в стороне от нее располагается крупный лагерь туристов с разнообразными учреждениями бытового и технического обслуживания. Здесь строителям также удалось искусно замаскировать свои постройки, а поскольку художественная задача заключалась только в сохранении и показе естественного пейзажа, ее нельзя не считать безупречно решенной.

Давая оценку планировочным мероприятиям подобного рода, необходимо отметить, что самый подход строителей американских парков-заповедников к проблеме пейзажа был по существу своему не активным, а пассивным, поскольку архитекторы стремились только к сохранению существующего пейзажа и не вносили в него того, что в обычных условиях имеет право сделать зодчий. Поэтому красота национальных парков целиком зависела от природы. Перенесенные в обстановку равнинного места, к тому же еще не имеющего живописных водоемов, те же приемы планировки приносили неизмеримо меньший художественный эффект, о чем свидетельствует, например, находящийся близ Нью-Йорка общественный парк Бир-Маунтен.

Однако не следует думать, что американцы вовсе избегали активных методов планировки, приводивших к решительным изменениям природного ландшафта. Строительство гидроэлектростанций и мероприятия по обводнению рек для улучшения судоходства и развития поливного земледелия вызывали к жизни новые места массового отдыха близ огромных искусственных водохранилищ. Особенно интересной среди них была система лесопарков общественного назначения в долине реки Теннесси, протекающей по территории трех штатов: Теннесси, Алабама и Кентукки.

В 20-х и 30-х годах на реке Теннесси было начато строительство девяти плотин, которые образовали живописные извилистые водоемы среди широколиственных субтропических лесов [8]. Близость крупных городов способствовала превращению их в популярные места отдыха, туризма и спорта. Растянувшаяся на 1000 км с лишним система водоемов и прибрежных лесов потребовала благоустройства, а вместе с ним и переоценки всего изменившегося на глазах современников ландшафта реки. Конечно, реализовать в короткие сроки столь грандиозную созидательную задачу оказалось невозможным даже при наличии развитой американской экономики, в силу чего строительство на реке Теннесси затянулось на много лет и продолжает осуществляться и в наше время путем последовательной перепланировки отдельных звеньев этой цепи.

 

К началу страницы
Содержание
Американские парковые дороги  Средневековые замки Луары как объекты массового туризма