Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Добров А. С. Великобритания. Экономическая география. М., 1955, с. 170. Вернуться в текст
2. На территории Большого Лондона в 1925-1930 гг. было построено несколько десятков автомобильных заводов. Среди них заслуживают упоминания предприятия таких крупнейших фирм, как "Остин Моторс", "Форд Моторс", "Бриггс Моторс Бодис" (два последние в Дагенеме, находящемся в восточной части Лондона), а также "Воксхолл Моторс" на севере Лондона и заводы "Ассошиейтед Эквипмент компани" в Саутолле, находящемся в западной части Большого Лондона. Кроме того, в окрестностях Лондона сосредоточились почти все авиационные заводы Великобритании. Вернуться в текст
3. В расчет принимались города с населением свыше 100 тыс. жителей. Вернуться в текст
4. По подсчетам Е. С. Варга, экономика капиталистического мира в целом была отброшена в результате кризиса 1929 г. к уровню 1908-1909 гг. (Варга Е. С. Современный капитализм и экономические кризисы. М., 1963, с. 41). Вернуться в текст
5. По поводу кризиса французской строительной промышленности и безработицы среди архитекторов, производителей работ и рабочих интересные данные сообщали Жорж Прад и Буше в письмах, опубликованных на страницах журнала L'architecture d'aujourd'hui, 1936, № 1. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Основные направления в теории и практике градостроительства 20-х и 30-х годов

Пятилетний период между 1924 и 1929 гг. вошел в мировую историю под названием периода "относительной" (или "частичной") стабилизации капитализма. Экономика европейских стран в это время достигла довоенного уровня, а в некоторых отраслях промышленности и в торговле даже превзошла его. Вместе с тем развитие производительных сил капиталистического мира протекало неравномерно. Особенно бурно развивались новые отрасли индустрии, в первую очередь автомобилестроение и производство самолетов, тогда как старые отрасли добывающей и обрабатывающей промышленности далеко уступали им. Все более возраставшая выработка электроэнергии и расширявшаяся разработка нефтеносных месторождений произвели целый переворот в промышленной и транспортной энергетике. В высокогорных районах Центральной Европы появились целые каскады гидроэлектростанций, положивших начало электрификации прилегающих стран. Так, система альпийских электростанций послужила энергетической базой для дальнейшего развития промышленных районов юго-восточной Франции, Швейцарии и северной Италии. В равной мере перешли па электроснабжение многие предприятия Австрии и южной Германии. Что же касается Англии, то и в этой обеспеченной углем стране после сооружения общебританской высоковольтной системы передач (1926-1933 гг.) электричество стало основной энергетической базой [1]. Однако в отличие от Центральной Европы источником получения электроэнергии в Англии служил ее природный каменный уголь.

Применение высоковольтных линий и нефтепроводов открыло широкие возможности в географическом размещении промышленных предприятий. Автомобильные и авиационные заводы, как и обслуживавшие их предприятия (по электрооборудованию, изготовлению шин, лаков, красок и др.), органически тяготели к крупным промышленным центрам и городам столичного масштаба, где имелась техническая интеллигенция и дешевая рабочая сила. Оценив эти преимущества, инициаторы французского автомобилестроения Рено, Ситройен и Вуазен разместили свои большие заводы в окрестностях Парижа. Крупнейшая автомобильная фирма Италии - ФИАТ - построила свой гигантский завод в Турине, находящемся в сфере действия альпийских гидроэлектрических станций, тогда как немецкие и английские предприятия подобного рода разместились близ Берлина и Лондона [2].

Развитие производительных сил не могло не стимулировать роста городского населения. Однако по сравнению с довоенным периодом темпы роста населения в географических границах главных промышленных стран заметно снизились. Так, например, городское население Англии с 1920 по 1930 г. возросло только на 1%, во Франции - на 2%, в Германии - на 3% и даже в наиболее быстро развивавшейся стране капиталистического мира - в Соединенных Штатах Америки - городское население в целом увеличилось лишь на 5 %. И тем не менее большие города в этих странах продолжали расти весьма интенсивно, что объяснялось перераспределением населения между городами. Города, в которых концентрировались новые отрасли производства, привлекали к себе кадры рабочих из "отмиравших" индустриальных центров. Существенным фактором роста населения больших городов являлось также и увеличение числа служащих как на производстве, так и в системе бытового обслуживания населения. Вот почему за 15 лет, прошедших после подписания Версальского мирного договора, население 60 крупнейших городов [3] Великобритании, Франции, Италии и Германии увеличилось на 4627 тыс. человек, т. е. прирост 15% по отношению к 1920 г. В остальных странах Западной Европы население больших городов выросло на 19%. В США население больших городов возрастало гораздо интенсивнее, чем в Европе. За 15 лет число жителей в них увеличилось на 28%. Но поистине рекордные цифры прироста населения обнаружились в это время (и особенно в начале 30-х годов) в больших городах Азии, Африки, Австралии и Латинской Америки. Промышленные центры колоний и полуколоний и в первую очередь их столицы, с избытком располагавшие дешевой рабочей силой, выросли на 40, 60, 70 и даже 80%. Таковыми оказались Иоганнесбург, Касабланка, Сайгон, Джакарта, Гавана и др. Причиной этого гигантского, далеко опередившего Европу относительного роста городов служил нараставший экспорт капиталов. Хотя правительства империалистических государств в целях удержания своих колониальных владений и не стремились к активному развитию их производительных сил, но остановить его они уже не могли. Если в XVI в., т. е. в начале колониальной экспансии европейцев, колонии являлись объектами опустошительного грабежа, а в XVIII-XIX столетиях они превратились в рынки сырья и сбыта готовой продукции, произведенной в метрополиях, то в XX в. наряду с предприятиями добывающей индустрии капиталисты, не находившие возможности развернуть свою деятельность в метрополиях, стали инициаторами строительства предприятий обрабатывающей промышленности в колониях. Это явление было чревато угрожающими последствиями для всех колониальных империй, ибо вместе с развитием производительных сил обострялось национально-освободительное движение, направленное своим острием против колониального рабства. Таким образом, картина роста городского населения в разных странах капиталистического мира была далеко не однородной. Однако повсеместно как в метрополиях, так и в колониях быстро развивались только крупные города.

Стокгольм и его окрестности.
Залиты черным территории, приобретенные муниципальными властями к середине 1920-х годов.
Точками обозначены государственные земли.
Круги чередуются через 5 км; во внутреннем круге - старый город

Характеризуя период относительной стабилизации капитализма с точки зрения его градостроительных возможностей, необходимо отметить, что в середине 20-х годов положение изменилось к лучшему даже в побежденных странах, начиная с Германии. При помощи внешних займов и планомерно проводившегося наступления па экономические интересы рабочего класса германскому монополистическому капиталу удалось стабилизировать валюту и достичь значительных успехов в промышленности и сельском хозяйстве. Большую роль в укреплении германской экономики сыграл план Дауэса, имевший целью возрождение военного потенциала Германии для нападения на Советский Союз. Вместе же с расширением военно-промышленных предприятий Германия получила возможность строить крупные комплексы жилых и общественных зданий вплоть до создания новых поселков и реконструкции больших городов.

В противоположность нараставшему могуществу Германии английская а французская экономика развивалась менее быстрыми темпами. Потеря командных позиций на мировом рынке (которые постепенно перешли к Соединенным Штатам Америки) во второй половине 20-х годов стала совершившимся и необратимым явлением для Англии. Наносила ущерб английскому бюджету и реакционная внешняя политика правительства Болдуина, стремившегося к восстановлению германского милитаризма и проводившего военную интервенцию в Китае (1925-1927 гг.).

Франции еще в правление кабинета Эррио пришлось отозвать войска из Рурской области, что означало отказ от претензий этой страны на политическую гегемонию в Европе. Поддержка Францией плана Дауэса, подавление восстаний в подмандатной Сирии и Рифской республике и, наконец, внутреннее забастовочное движение - все это ослабляло экономику страны. И тем не менее Франция, как и Англия, располагала достаточными ресурсами для проведения больших градостроительных работ.

Вторая половина 20-х годов ознаменовалась резким усилением градостроительной деятельности в невоевавших странах, в первую очередь в Швеции, Дании, Швейцарии и Нидерландах; оживилось также строительство в Чехословакии, Румынии и Польше. Градостроительство в американских странах, переживавших период экономического подъема, происходило нараставшими темпами. Так было до осени 1929 г., когда в Соединенных Штатах Америки разразился кризис сбыта, превратившийся в последующие годы в мировой экономический кризис.

По степени отрицательного воздействия на экономику кризис 1929 г. был самым глубоким в истории капитализма [4]. Однако он начался не одновременно во всех странах. Во Франции, например, кризис стал ощущаться только с 1931 г. Кроме того, он поразил далеко не в равной степени все отрасли промышленности. И если французская строительная промышленность сильно пострадала в метрополии [5], то колонии Франции еще оставались способными поглощать капиталы и дешевую рабочую силу. В равной мере и британская колониальная система, как и колонии Бельгии, Голландии и других стран, превратилась временно в "громоотвод" для освободившихся в промышленности и торговле капиталов. Вот почему с начала 30-х годов так сильно развернулось строительство в доминионах и колониях, а самый кризис, потрясший экономику капиталистических стран, в градостроительстве прошел в смягченных формах. Эти обстоятельства и дают возможность рассматривать историю градостроительства второй половины 20-х и 30-х годов в одном общем очерке.

 

К началу страницы
Содержание
Возникновение районной планировки  Жилищный кризис и новые строительные программы в европейских странах