Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Следует отметить, что учение Говарда возникло не на пустом месте. Сам Говард называет только три источника своей градостроительной теории, а именно: предложения Вейкфилда и профессора Маршалла об организованном перемещении населения (1884 г.), систему землевладения, впервые предложенную Томасом Спенсе и существенно видоизмененную Гербертом Спенсером, и образцовый город Джемса Силька Букингама, разработанный им еще в 1846 г. Однако из содержания книги Говарда явствует, что он был хорошо знаком с более широким кругом работ и, в частности, с социальными идеями и "идеальными городами" Сен-Симона, Фурье, Кабе, Оуэна и других социалистов-утопистов. Возможно, что дезурбанистические элементы в учении Говарда имеют родословную связь с утопией Уильяма Морриса, призывавшего возвратиться к ручному труду и "распыленному" среди природы расселению людей. Вернуться в текст
2. К началу первой мировой войны население Лечворта достигло только 8400 человек, а к 1928 г. (т. е. через 25 лет после основания города) - 14 тыс.; столь же медленно заселялся и Вельвин, в котором в 1928 г. насчитывалось 7 тыс. жителей. Вернуться в текст
3. Цитируется по речи Осборна, произнесенной на общем собрании Британского института планировки городов 15 апреля 1945 г. (Osborn F. J. The Garden-City movement a revaluation - The Journal of the Town Planning Institute, 1945, № 6, vol. XXXI). Вернуться в текст

 


Часть первая.
1. Кризис капиталистических городов и градостроительная деятельность в начале века

Города-сады и пригороды-сады

Первое десятилетие XX в. ознаменовалось не только поисками выхода из транспортного кризиса, но и попытками выдвинуть новые формы городского расселения. Если первую из этих проблем пытался решить Эжен Энар посредством ревизии и усовершенствования оссмановской планировки, то вторую настойчиво разрабатывал пламенный проповедник городов-садов Эбенизер Говард.

Констатируя кризис, присущий городам-левиафанам, Говард не искал, однако, возможностей выйти из него посредством радикальной архитектурно-планировочной реконструкции самих городов. В городах-гигантах он видел "тяжело больного". Эти города нужно было лечить не планировочными средствами, а прежде всего путем перманентного сокращения числа жителей, выводимых в иные населенные пункты. На этой почве и зародилась идея Говарда о создании для расселения человечества "третьего магнита", который, возникнув на лоне природы, вне городов и сел, сочетал бы в себе все преимущества городской и сельской жизни. "Третьим магнитом" (в противоположность "первому" и "второму", т. е. городу и деревне), по мысли Говарда, должны были стать экономически автономные города-сады. Умножаясь со временем в количестве, на что рассчитывал автор идеи города-сада, они должны были рассосать "большие мыльные пузыри", как называл города-гиганты Говард. Таким образом, Говард неразрывно связывал города-сады с судьбой больших капиталистических городов, принципиальным и активным противником которых он являлся.

Эбенизер Говард (1850-1928 гг.), английский социолог-утопист, сторонник рассредоточения населения городов-гигантов при помощи городов-садов.
В 1898 г. опубликовал книгу "Tomorrow" ("Завтра"); основал Лечворт и Велвин
Предложение Раймонда Энвина по размещению городов-садов в окрестностях Большого Лондона.
Слева в углу - идеальная схема городов-садов Говарда

Идея (а точнее, учение Говарда о городах-садах) имела три основных аспекта: социальный, экономико-географический и градостроительный. Социальная сторона его учения не представляла собой ничего принципиально нового по сравнению с утопическими идеями минувшего века. Попытка объединения и "примирения" представителей двух антагонистических классов капиталистического общества на территории города-сада была одной из самых слабых сторон учения Говарда. Что же касается общей схемы географического расположения городов-садов, то она напоминала планетную систему, центром которой являлся крупный город с многомиллионным населением. Вокруг Лондона Говард предполагал основать несколько десятков таких городов, дабы, размещая в них выводимые из Лондона мелкие предприятия промышленного и торгового назначения, можно было существенно снизить число жителей в самой столице. Однако в оторванности городов-садов от крупного центра заключались свои недостатки, поскольку целый ряд общественных учреждений (включая и высшие школы) становился уже недоступным. Поэтому Говард предложил группировку населенных пунктов подобного рода в виде федерации из шести городов-садов (по 32 тыс. жителей в каждом), окружающих местный культурный и общественный центр с населением 58 тыс. жителей. Тем самым население каждой федерации возрастало до 250 тыс., и города-сады, сохраняя преимущества сельской природы, выигрывали в культурно-просветительном обслуживании и вместе с тем приобретали гораздо большую притягательную силу. Такой была экономико-географическая сторона учения Говарда.

Планировочная схема отдельно взятого города-сада мыслилась Говардом в виде кругообразной городской территории, которую окружали не подлежащие застройке сельскохозяйственные угодья, находящиеся под контролем города-сада. Пояс сельскохозяйственных земель подлежал озеленению в интересах города, но на свободных территориях разрешалось селиться фермерам, число которых также лимитировалось (2-2,5 тыс. жителей); соотношение же между городской и сельской территориями устанавливалось в размерах 1:6.

Исходя из строго ограниченной цифры городского населения и экстенсивной плотности застройки домами коттеджного типа (один-два этажа), Говард определил территориальные размеры города-сада, которые не превосходили 2 км в диаметре. При таком положении становился доступным для пешеходов весь внешний зеленый пояс, куда могли совершать ежедневные прогулки и дети, и старики. Но помимо внешнего лесопаркового пояса сам город обильно насыщался зеленью. Центральный сквер, окруженный общественными зданиями, далее кольцо широкого бульвара со спортивными площадками и школами и, наконец, индивидуальные палисадники, огороды и аллеи вдоль радиальных улиц - все это превращало задуманные Говардом города-сады в цветущие рощи, в которых человеку предоставлялись бы все блага искусно культивированной природы. Близость расположенных у периферии города-сада безвредных производственных предприятий (как, например, швейных и картонажных фабрик, мебельных мастерских и т. д.) создавала свои удобства, тогда как железная дорога связывала город-сад с другими населенными пунктами и с центральным городом, осуществлявшим верховное руководство в федерации.

Лечворт - первый город-сад Англии (в 55 км от центра Лондона).

Строился начиная с 1904 г. по проекту Энвина и Паркера при консультативном участии многих специалистов.
В районе городского центра и вокзала сосредоточены торговые предприятия.
К востоку от ленточного парка Говарда располагаются лучшие кварталы с лужайками, обрамленными коттеджной застройкой; еще дальше (у сортировочной станции) - коммунальные учреждения с электростанцией

Лечворт. На аэрофотографии отчетливо видны рассекающая город лондонская железная дорога, широкая полоса Бродвея, жилая застройка и окрестные сельскохозяйственные угодья

Такой была система расселения Говарда в ее обобщенном теоретическом выражении.

В 1898 г. вышла в свет книга Говарда "Завтра" [1]. В ней, как и во втором издании 1903 г., носившем название "Города-сады будущего", автор изложил в увлекательной форме все свои теоретические положения по децентрализации населения в масштабе целых стран, а также и по устройству городов-садов. Однако Говард не хотел останавливаться на создании еще одной несбыточной теории расселения. Наоборот, твердо веря в осуществимость своих теоретических концепций, он стал изыскивать денежные средства для реализации городов-садов и одновременно подбирал себе соавторов из профессиональной среды архитекторов-градостроителей. Последние были крайне нужны Говарду, поскольку сам он при отсутствии архитектурного образования был абсолютно беспомощным в решении планировочных задач.

История градостроительства зафиксировала несколько попыток создания образцовых городов, осуществленных за счет государства. Однако в меркантильном XX в. Говард не мог рассчитывать на великодушную щедрость королевского дома, в силу чего ему пришлось прибегнуть к самому трудному способу накопления капиталов посредством распродажи акций. Сбор средств занял у него свыше 3 лет, и, наконец, в сентябре 1903 г. основанная Говардом компания инициаторов городов-садов приобрела в 55 км к северу от Лондона 1545 га земли для строительства первого экспериментального города-сада. По имени деревеньки, находившейся на этом месте, город получил название Лечворта.

Схема большого города с пригородами-садами и спутниками.
Составлена Энвином в 1922 г. на основе говардовских идей.
Промышленная зона (справа) отделена от селитьбы железной дорогой;
R - жилые районы;
С - коммерческие; места отдыха и спорта располагаются в промежутках

Генеральный план Лечворта был составлен Барри Паркером и Раймондом Энвином в 1904 г. В целом он не разошелся с теоретической схемой Говарда. Так же как и в отвлеченной схеме Говарда, центром города стал партерный сквер, осененный деревьями по границам. От сквера во всех направлениях было проложено 12 радиальных улиц. Одна из них (Бродвей) получила значительную ширину (30 м) и превратилась в главную магистраль города-сада, удобно соединившую вылетное шоссе на Хитчин с вокзалом Лондон-Кембриджской железной дороги. Вокруг центрального района Лечворта, так же как и в идеальной говардовской схеме, была проложена кольцевая магистраль, внутри которой оказались разнообразные общественные и торговые здания, а именно: зал для собраний, театр, музей, библиотека, лекторий и целый ряд удобно расположенных магазинов. Промышленные предприятия также образовали свое кольцо на внешних границах города, однако с таким расчетом, чтобы полностью не отрезать жилые районы от загородных лугов и рощ. Особенно удачной получилась у автора проекта планировка и застройка больших жилых комплексов. В этом отношении решающую роль сыграло планировочное мастерство Раймонда Энвина, который установил плотность застройки города-сада 12 домов на 1 акр (т. е. 4047 м2) и целый ряд артистически исполненных группировок жилых домов по сторонам проездов и лужаек. Собственно ансамбли тупиков и лужаек, обстроенных только с внешней стороны в виде подковы, - самые значительные функциональные и эстетические достоинства Лечворта, которые стяжали ему мировую известность.

Но если планировка Лечворта заслуживала высокой оценки как пример прекрасного сочетания регулярного и живописного приемов, то и застройка города-сада отвечала ей своими удобными и разнообразно поставленными домами. Жилой дом под высокой черепичной крышей с тяжелой каминной трубой, приветливое крыльцо, обвитое традиционным плющом, разноцветные ставни, а перед домом цветник или лужайка с могучим дубом, столь характерным для английского ландшафта, - все это согревало душу и привлекало к себе симпатии людей. Но, несмотря на высокое качество строительства, Лечворт заселялся крайне медленно. За первые пять лет туда переселилось только 5250 человек, а после 1908 г. темп роста города-сада значительно снизился [2].

Жилой фахверковый дом в Лечворте, построенный в начале текущего века Кирпичная церковь в Лечворте. Ползучая растительность служит ей дополнительным декоративным убранством

Выясняя причины неудачи Говарда с заселением Лечворта (а впоследствии и второго города-сада - Велвина), его прямой последователь Ф. Осборн говорил: "Классиков обычно больше уважают, нежели читают, за исключением специалистов. Книгу же "Города-сады завтрашнего дня" постигла особая участь, так как ее не читали даже специалисты" [3]. Полагая, что это произошло вследствие неправильной оценки книги как якобы сугубо популярного издания, Осборн отстаивал ее, отдавая должное оригинальности, проницательности и остроте говардовских мыслей.

Однако при тщательном анализе причин крайне медленного заселения Лечворта приведенный нами довод Осборна становится легковесным. Основными причинами постигшего Говарда поражения явились трудность достижения экономической автономии городов-садов, с одной стороны, и недоступность благоустроенных коттеджей широким трудящимся массам, с другой. Лишь в редких случаях удавалось уговорить владельцев фабрик и торговых предприятий навсегда покинуть насиженные места в Лондоне. И в равной мере только очень немногие из столичных жителей соглашались сменить свои городские дома и квартиры на далеко расположенные загородные, несмотря на всю соблазнительность сельской природы. Но помимо упомянутых причин была еще одна весьма существенная среди них, которая заключалась в отклонении от учения Говарда.

Быть может наиболее сильный удар нанес городам-садам, как это ни кажется странным, Раймонд Энвин, которому принадлежала планировка самого лучшего пригорода-сада Лондона - Хемпстеда. Всемирно прославленный в градостроительной и художественной литературе пригород-сад Хемпстед был основан у самой северной окраины Лондона в 1907 г. некоей богатой предпринимательницей Бернет, которая приобрела через посредство организованной ею компании территорию в 120 га. Холмы, с которых открываются далекие горизонты и обширная пустошь, заросшая вереском, делали эту местность весьма привлекательной, тогда как линия метрополитена, идущая к самому центру столицы, и дополнительно трамвай обеспечивали удобство сообщения жителям. Этим в конечном счете и объяснялся сравнительно быстрый рост населения Хемпстеда в довоенные годы. Через восемь лет после окончания планировочных работ (т. е. в 1915 г.) в Хемпстеде было построено 1550 домов, в которых расселилось свыше 5 тыс. жителей.

Хемпстед - первый пригород-сад, расположенный на севере Лондона.
Построен по проекту Энвина; в разработке проекта участвовали Паркер и Латенс (1907 г.)
А - приходские церкви;
Б - здание института;
В - большие магазины торгового центра;
Г - место для школы;
Д - пустошь, поросшая вереском

Генеральные планы Хемпстеда и Лечворта имеют ряд общих черт. И там и здесь общественные центры представляют собой обширные лужайки, к которым сходятся радиальные улицы-аллеи; и там и здесь сочетаются элементы регулярной и живописной планировки; и там и здесь почти повсеместно встречаются жилые ансамбли, "обнимающие" с трех сторон широкие курдонеры с партерами и отростки улиц в виде глубоких тупиков. Однако, несмотря на планировочное сходство, различия между Хемпстедом и Лечвортом весьма велики. Прежде всего их разобщает основное функциональное назначение. Если Лечворт является самостоятельно существующим городом (поскольку он имеет производство и торговлю), то Хемпстед - это только придаток Лондона, хорошо благоустроенное предместье, отдаленно напоминающее жилой микрорайон. В отличие от Лечворта Хемпстед ничего не производил, а только потреблял, будучи типичным "поселком-спальней". При тщательном изучении выявляются также и композиционные различия между тем и другим. В Лечворте, за исключением центра, все жилые ансамбли спланированы непринужденно с изысканной артистической легкостью; асимметричность лужаек, проездов и способов постановки домов - характерные признаки Лечворта. И в то же время в Хемпстеде почти повсюду господствует рассудочная и даже навязчивая симметрия. Неизменно прямоугольный курдояер, шестиугольная площадь-перекресток и, наконец, заученная и неуместная в поселке сплошная периметральная застройка - вот что типично для Хемпстеда и что существенно снижает его планировочные достоинства. Следует отметить, что в создании генерального плана Хемпстеда (помимо Энвина и Паркера) принял участие Эдвин Латенс, который настойчиво насаждал безвкусные симметричные композиции, характерные для псевдоренессанса. Вот почему, сравнивая Хемпстед с Лечвортом, следует отдать предпочтение последнему из них, не говоря уже о том, что самая концепция города-сада в ее социально-экономическом и демографическом смысле была несравненно более прогрессивной, чем идея пригорода-сада. Но между тем именно пригороды-сады и получили широкое распространение.

Несмотря на то что поселки, подобные Хемпстеду, ни в коей мере не отвлекали населения из больших городов и в то же время способствовали расползанию городской территории, именно их начали "штамповать" в окрестностях больших городов Европы, а затем и Америки под многообещающей вывеской города-сада. Окрыленный успехом Хемпстеда Раймонд Энвин в своей книге "Планировка городов на практике" предложил схему крупного города с системой пригородов-садов и городов-спутников. Однако это эклектическое предложение далеко уступало идее Говарда, теоретический вклад которого в учение о формах расселения остается самым смелым и принципиальным в градостроительстве начала XX в.

 

К началу страницы
Содержание
Транспортный кризис и попытки преодоления его градостроительными средствами  Первая мировая война и послевоенное восстановительное строительство