Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство XX века в странах капиталистического мира

Том второй

Примечания:

1. Ленин В. И. Империализм, как высшая стадия капитализма. Поли. собр. соч., т. 27, с. 299-426. Вернуться в текст
2. Варга Е. С. Современный капитализм и экономические кризисы. М., 1963, с. 412. Вернуться в текст

 


Часть первая. Капиталистические города в начале XX века и возникновение новых тенденций в градостроительстве
1. Кризис капиталистических городов и градостроительная деятельность в начале века

Промышленность и рост городов в начале XX в.

Вступление капитализма в монополистическую стадию вызвало большие изменения в экономике, демографии и техническом оснащении городов. Годы, предшествовавшие первой мировой войне, ознаменовались чрезвычайно быстрым развитием производительных сил, на что неоднократно указывал В. И. Ленин [1]. В течение 13 лет (с 1900 по 1913 г.) индекс мирового промышленного производства повысился с 72 до 121, что составило в среднем ежегодный прирост почти на 5% [2]. Столь высоких темпов развития индустрии не наблюдалось на протяжении всей истории капиталистической формации.

Особенно быстро прогрессировали новые отрасли промышленности и в первую очередь электротехническая и химическая. В конкуренцию с каменным углем вступила нефть, добыча которой, как и разработка залежей торфа, сильно возросла. В Германии, Франции и США началось строительство электрических станций с эксплуатацией водной энергии. Одним из главных стимулов промышленного развития капиталистических стран в предвоенные годы было расширение рынков сбыта как внутри метрополий, так и в колониях. Технические усовершенствования в свою очередь ускоряли производство. Сильно влияли на рост индустрии и железные дороги. С 1900 по 1913 г. было построено 344 тыс. км железнодорожных линий, что явилось рекордной цифрой. Соединяя районы добычи сырья и топлива с центрами обработки и вывоза готовой продукции, железные дороги способствовали развитию существующих городов, включая и портовые города на речных и океанских торговых путях. В то же время они предопределили возникновение новых промышленных центров и сельскохозяйственное освоение отдаленных земель. Развитие производительных сил в новых районах изменило экономическую географию ряда стран. В Соединенных Штатах Америки наряду с продолжавшимся развитием промышленного Севера возникли новые районы концентрации производства к югу и западу от него, в результате чего индустриальный центр тяжести страны переместился из Пенсильвании в штат Огайо. Изменилась и география промышленных районов в Англии, где все больший удельный вес стали приобретать промышленные города в районе Лондона и Бирмингема.

Наряду с естественным ходом индустриального развития капиталистического мира в данный период появился еще один фактор, значение которого стало возрастать с закономерностью геометрической прогрессии. Этим фактором явилась подготовка к всемирной войне за передел территориальных владений и рынков между главными империалистическими державами. После длительной дипломатической подготовки в начале текущего века к франко-русскому союзу примкнула Великобритания, в результате чего образовалась Антанта, противопоставившая себя Тройственному союзу, во главе которого стояла Германская империя. Фактически после подписания англо-французского (1904 г.) и англо-русского (1907 г.) соглашений не только Европа, но и добрая половина тогдашнего света раскололись на два враждующих лагеря. Экономические и политические противоречия между Великобританией и Германией заставляли обе стороны с лихорадочной поспешностью создавать военно-морской флот, тогда как взаимные притязания континентальных держав (Германии и Австро-Венгрии к России и Франции, и наоборот) вели к организации невиданных в истории армий. Естественно, что подготовка к войне не могла не стимулировать развития промышленности. В предвоенный (и еще более в военный) период государство стало главным заказчиком сталелитейной, машиностроительной и химической промышленности. Оно как бы слилось с капиталистическими монополиями и получило возможность планировать военно-промышленное производство, а также приобрело право принудительных закупок промышленной и сельскохозяйственной продукции.

Милитаризация европейской экономики повлекла за собой интенсивный рост военно-промышленных центров. В Германии особенно быстрыми темпами росли города Рурского каменноугольного бассейна, где сосредоточились выплавка стали, тяжелое машиностроение и производство оружия всех родов. Среди городов Рура первое место заняла его индустриальная "столица" - Эссен, обязанная своим стремительным развитием все более расширявшимся заводам Крупна. С 1905 по 1910 г. население Эссена увеличилось па 64 тыс. и достигло 295 тыс. человек. За тот же пятилетний период число жителей Дуйсбурга (через который проходило сырье и готовая продукция Рура) возросло со 191 до 229 тыс. Не отставали от них и другие крупные рурские города, такие, как Дортмунд, Бохум и Дюссельдорф. В темпах развития городов предвоенная Франция уступала Германии, однако и в этой стране военно-промышленные центры проявили тенденцию интенсивного роста. Накануне войны заметно выросли города лионского района, находившиеся в орбите влияния оружейных заводов Шнейдера в Ле-Крезо; быстро росла и Тулуза, где сосредоточилось производство взрывчатых веществ.

В Англии за тот же период далеко шагнул вперед Бирмингем, как и все судостроительные центры, включая и Лондон. Обращаясь к рассмотрении" особенностей роста крупнейших промышленных центров и прежде всего столиц, необходимо указать на возникновение новых тенденций в их демографическом и территориальном развитии. Переписи населения, проводившиеся в европейских странах и в Америке, уже давно отмечали замедление роста населения столиц, а в начале XX в. и его полное прекращение.

Индустриальный пейзаж в "черной Англии" в начале XX в. (по Фредерику Иорнсу)

Однако фактически никакого снижения в нарастании численности населения не было, ибо статистические подсчеты проводились в ранее установленных муниципальных границах, тогда как развитие городов происходило за пределами этих границ. К началу XX в. Лондон, Париж, Берлин, Нью-Йорк, как и ряд других городов-гигантов, полностью исчерпали свои земельные ресурсы в городской черте и оказались настолько плотно застроенными, что вопрос о размещении в них новых промышленных предприятий, как и жилой застройки, мог быть решен только за счет окраин или развития поблизости расположенных небольших городов и поселков. А поскольку именно здесь и находились наиболее дешевые земли, промышленность хлынула сюда неудержимым потоком. В сравнительно короткое время города не только выпустили длинные щупальцы вдоль железных дорог, но и оказались в окружении городов-спутников, напоминающих в совокупности планетную систему. С возникновением таких урбанистических скоплений закончилась эпоха монолитного города-гиганта и началась эпоха территориально разобщенных и еще более колоссальных городских организмов, состоящих из экономически связанных между собой городов.

Чрезвычайно ярко проявила себя эта тенденция в Нью-Йорке. Если до начала бурного индустриального развития Америки (т. е. до 80-90-х годов XIX в.) Нью-Йорк ограничивался островом Манхэттен и примыкавшим к нему с востока Бруклином, то теперь стали быстро развиваться Ричмонд, Джерси-Сити, Ньюарк и ряд других промышленных центров на правом берегу реки Гудзон. Вместе с новыми жилыми районами на Лонг-Айленде и материке, а именно Куинсом и Бронксом, они заняли обширную территорию, далеко превзошедшую самый Манхэттен.

Освоение территории Лондонского графства под застройку с 1750 по 1914 г.

Из европейских городов весьма наглядные цифры параллельного роста собственно города и его предместий дает берлинская статистика. В 1900 г. население старого Берлина насчитывало 1892 тыс. человек, к 1910 г. оно увеличилось на 84 тыс., а вслед за этим стало постепенно снижаться. И в то же время численность населения 14 берлинских предместий прогрессировала по круто восходящей кривой. В 1900 г. число жителей в предместьях Берлина составляло 820 тыс., а через 10 лет оно достигло 1659 тыс., т. е. возросло на 102 %, тогда как самый город вырос только на 4,5 %. Еще более ощутимым было замедление роста населения в Лондоне (при одновременном бурном развитии его окраин). За первое десятилетие XX в. население Лондона выросло лишь на 15 тыс. человек, в то время как окрестности приобрели 685 тыс. жителей. Принимая во внимание новую тенденцию в развитии больших городов, парламенты стали узаконивать расширение муниципальных границ и, наконец, было признано своевременным ввести понятие "Большой Лондон", "Большой Берлин" и т. д.

Бурный рост населения в окрестностях больших городов происходил не столько за счет естественного прироста, сколько за счет постоянного притока человеческих масс из сельских местностей и экономически отсталых городов и поселков. Усиливала заселение окрестностей столиц и внутренняя, чисто городская, миграция населения. В течение целого столетия лондонская статистика отмечала неуклонное падение населения Сити. Так, в 1801 г. в Сити постоянно жило 128 тыс. человек, к 1881 г. население снизилось до 50 тыс., в 1901 г. в Сити числилось только 27 тыс., а в 1911 - 19,5 тыс. Еще стремительнее падала численность населения в центральных районах Нью-Йорка, где южная оконечность Манхэттена потеряла почти всех своих постоянных жителей.

Стихийно сложившиеся лондонские трущобы.
Двор жилого дома, примыкающий к старой многоэтажной фабрике

Обезлюдение деловых районов крупнейших капиталистических городов происходило под влиянием двух причин: во-первых, вследствие вытеснения нерентабельной в центрах жилой застройки несравненно более доходными общественными зданиями, а также домами, принадлежавшими трестам, синдикатам и торговым конторам, и, во-вторых, вследствие добровольного переселения состоятельных жителей из переуплотненных центральных кварталов в предместья, непосредственно сливавшиеся с сельской природой.

Поэтому уже в начале XX в. центры крупнейших капиталистических городов почти обезлюдели.

 

К началу страницы
Содержание
Кризис капиталистических городов и градостроительная деятельность в начале века  Жилищная проблема и градостроительное законодательство