Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

319. Об этом см. книгу вторую "Истории градостроительного искусства", с. 22 и 23. Вернуться в текст
320. Всемирная Лондонская выставка была открыта в 1851 г. Сборно-разборный павильон Пакстона, о котором здесь идет речь, был перенесен в 1852-1854 гг. в предместье Лондона, где и погиб в результате большого пожара. Вернуться в текст

321. Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. - В кн.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Изд. 2-е, т. 4, с. 426. Вернуться в текст

 


Часть третья. Градостроительство эпохи становления капиталистического способа производства
2. Реконструкция трех европейских столиц в XIX веке

Вена

Планировочная реконструкция столицы империи Габсбургов началась через 9 лет после тех больших политических потрясений, которые принесли с собой три буржуазные революции 1848 г. Изживая свою экономическую отсталость, особенно ярко выступавшую на востоке страны (по преимуществу в прикарпатских славянских районах), Австрия стала быстро покрываться сетью железных дорог, исходным центром которых оказалась в первую очередь Вена. Вместе с тем на территории Чехии и особенно по Дунаю - в Будапеште и Вене резко поднялась концентрация промышленного производства.

Вена. План центрального района города, созданного на месте уничтоженных средневековых стен и эспланады.
Авторы планировочного проекта Ван-дер-Нюль и Сикардсбург:
1 - собор св. Стефана;
2 - казармы Рудольфа;
3 - Биржа;
4 - церковь Экс-Вото;
5 - Университет;;
6 - Ратуша;
7 - театр Гофбург;
8 - Парламент;
9 - дворец Правосудия;
10 - Естественно-исторический музей;
11 - Художественно-исторический музей;
12 - пропилеи дворца Гофбург;
13 - Манеж;
14 - Академия художеств;
15 - Оперный театр;
16 - Дом художника;
17 - церковь св. Карла;
18 - Курсалон;
19 - дворец эрцгерцога Евгения;
20 - Художественно-промышленный музей

К середине XIX в. население Вены возросло до полумиллиона человек, а между тем столица империи еще не получила удовлетворительных транспортных связей, как и собранного воедино административного и культурного центра. Вплоть до 1850-х годов в Вене еще сохранялись крепостные стены, в свое время устоявшие против многих осад, включая и последнее нашествие турок, пытавшихся прорваться в Западную Европу (1683 г.). Но уже наполеоновские войны убедительно показали устарелость и ненужность внутренней крепости, поскольку город далеко вышел за пределы средневекового плотно застроенного ядра и распространил свои радиальные предместья как в сторону живописных альпийских предгорий (т. е. Венского леса), так и вдоль Дуная, текущего касательно к Вене с северо-запада на юго-восток. И тем не менее старые стены занимали немалое пространство, а вместе с эспланадой, на которой принимали парады гвардейских полков, они отнимали у города до 2 тыс. га ценнейшей территории. Вот почему после революции, а именно в 1857 г., было решено уничтожить эти архаические укрепления.

Нет никакого сомнения в том, что Вена находилась под влиянием парижской "хирургической планировки". Однако для разработки генерального плана города Франц-Иосиф и его правительственное окружение привлекли национальные немецкие силы. Самый план скомпоновали Эдуард Ван-дер-Нюль и Август фон Сикардсбург, тогда как руководящее участие в строительстве общественных комплексов принял на себя прославленный строитель Дрезденской галереи Готфрид Земпер. Эти архитекторы и явились главными авторами своеобразного кольцевого центра Вены, нанизанного, как гирлянда, на кругообразную бульварную магистраль Рингштрассе. Постараемся рассмотреть эту планировочную композицию с инженерно-трансиортной, гигиенической и архитектурно-художественной точек зрения.

Нижняя, романская часть собора св. Стефана в Вене Вена. Вид на ратушу и романскую Миноритенкирхе с северо-восточной стороны

Будучи опытными планировщиками и ценителями памятников старого зодчества, Ван-дер-Нюль и Сикардсбург решили превратить весь средневековый центр Вены в своеобразный и непроницаемый для сквозного движения архитектурно-художественный заповедник и перенести транзитные перевозки только на кольцо. При радиусе центрального ядра, не превышающем 700 м (от Грабена и до Рингштрассе), сделать это было вполне возможно, не нанося ущерба пешеходам, и, следовательно, движение в центре Вены уподоблялось карусельному с безопасным использованием обтекаемого острова. Конечно, столь остроумное решение транспортной задачи было подсказано планировщикам сложившейся ситуацией еще задолго до возникновения идеи Энара о "лучеиспускающих ядрах городов" [319]. После осуществления Рингштрассе, имеющей 5,5 км в длину, все радиальные маршруты Вены свободно достигают центрального кольца, тогда как это последнее работает как машина, переключающая пассажирские потоки в любом направлении - к вокзалам, большим промышленным и жилым районам, а также к местам массового отдыха населения, которые находятся у староречий Дуная и на склонах гористого Венского леса.

Большое достоинство составленного генерального плана заключалось в том, что для главной кольцевой магистрали была избрана ломаная трасса, состоящая из хорошо подобранных и контрастных друг другу прямолинейных отрезков. Самая магистраль получила 60 м в поперечнике и превратилась в высокоблагоустроенный тенистый бульвар, по сторонам которого двигался рельсовый транспорт. И вместе с тем кольцо Рингштрассе периодически примыкает к городским общественным паркам. Среди них особенно ценен Народный сад (в виде розария, расположенного напротив парламента), как и большой английского типа Городской парк с его лебедиными озерами.

Рейхсрат и башня ратуши.
Сочетание этих зданий свидетельствует о чушеродности их стилистических концепций

Последнее, что заслуживает положительной оценки в проекте планировки, заключается в порядке размещения общественных зданий. Авторы проекта разделили каждый отрезок Рингштрассе пополам и активно направили поперечные оси на центр старого города, из середины которого возносится высочайшая в Европе каменная стрела.

Этот прием ориентации зданий на колокольню собора св. Стефана проектировщики взяли из опыта ориентации венского Бельведера и других вельможных дворцов XVIII в. Но, освобождая внутренний проезд Рингштрассе от каких бы то ни было вертикалей, конкурирующих с колокольней, они обоснованно предлагали строительство башенных зданий лишь на противоположном, внешнем проезде. Итак, планировочная композиция центра Вены обладала неоспоримыми и многообразными положительными предложениями. Однако стоит нам оторваться от многообещавшего генерального плана Рингштрассе и перейти к рассмотрению общественных зданий в натуре, как неизбежно возникнет глубокое эстетическое разочарование. В самом деле, несмотря на высокое качество строительных и от-делочных работ, ни одну из новых построек нельзя отнести к артистическим творениям зодчества. Так, построенные Земпером музеи и тем более полуциркульный восточный корпус императорского дворца оставляют желать много луч шего. Музейные купола, повторяющие увенчание церквей эпохи барокко, кажутся здесь неуместными, тогда как новый дворец, не имеет даже удовлетворительных пропорций. Стоящее по соседству холодное псевдоантичное здание Рейхсрата (парламента) не вступает в живой художественный диалог с ложноготической ратушей, которая, в свою очередь, проявляет полное безразличие как к университетскому корпусу, так и к расположенному напротив дворцовому театру. Уже из этих беглых критических замечаний становится очевидным, что лучшие зодчие тогдашней Европы не только не достигли здесь композиционного единства (т. е. ансамбля), но даже не нашли привычных художественных образов, неразрывно связанных с функциональным назначением зданий. Вот почему серьезные ценители градостроительного искусства никогда не восхищаются той пестрой ярмаркой великодержавного тщеславия, каковой является Рингштрассе, и, наоборот, стараются укрыться в средневековой Вене, еще сохраняющей романтику чарующей и милой старины.

Вена. Карлскирхе - наиболее значительное культовое здание, исполненное мастерами барокко

Выше мы уже неоднократно говорили о той нараставшей художественной деградации зодчества, которая началась в 1830-х годах во всех странах мира. Но в чем заключались причины этого всеобщего и губительного процесса? Когда тот же участник реконструкции Вены Готфрид Земпер впервые увидел так называемый Хрустальный дворец, построенный Пакстоном из стекла и металла для Первой всемирной выставки в Лондоне [320], он заявил: "...не нужно думать, что человеческий гений беспредельно обширен; и если так много будут вычерпывать из него в пользу развития инженерии и техники, то ничего не останется для всех прочих наук и искусств". Таким было мнение современника-профессионала, которое в различных пересказах дошло до нашего времени. Однако вряд ли можно согласиться с Земпером в том, что техника, как и сопровождающие ее "точные науки", явилась главной причиной художественного оскудения зодчества. Ответ на этот сложный вопрос нужно искать прежде всего в современной Земперу общественной психологии, формировавшейся в сфере буржуазного общества и, следовательно, на базисе капиталистического способа производства. "Буржуазия повсюду, где она достигла господства, - говорят Маркс и Энгельс, - ...не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного "чистогана" [321]. И в самом деле, она превратила подвластную ей художественную культуру в послушное орудие наживы; она отвернулась от благородных эстетических тонкостей, к которым стремились художники прошлых поколений, и пропитала насквозь присущей ей безвкусицей любую из творческих областей.

В ходе всеобщего духовного оскудения первым деградировало градостроительное искусство, утратившее (как это показала Вена) возможности воздействия на архитектуру отдельных зданий. Вслед за градостроительством и зодчество потеряло устойчивый стилистический язык. К таким итогам пришла буржуазная градостроительная культура накануне XX в., отмеченного становлением государственно-монополистического капитализма.

 

К началу страницы
Содержание
Реконструкция трех европейских столиц в XIX веке. Лондон