Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

310. О промышленном перевороте в Англии и последующих стадиях развития английской экономики см. Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии. В кн.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2-е, т. 2, с. 231-517. Вернуться в текст
311. Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. Соч., изд. 2-е, т. 4, с. 426. Вернуться в текст
312. Там же. с. 429. 430. Вернуться в текст

 


Часть третья. Градостроительство эпохи становления капиталистического способа производства
1. Характерные особенности городов доимпериалистического периода

Если самые ранние признаки развивавшегося капиталистического уклада проявились еще в XIV и XV вв. в наиболее передовых городах Средиземноморского бассейна, то интенсивное развитие капитализма, на что указывали Маркс и Энгельс, началось со второй половины XVIII в. в связи с промышленным переворотом, совершившимся в Англии [310]. Применение паровой машины и механического ткацкого станка, а также переход с древесного на каменный уголь в металлургии сделали Англию передовой индустриальной страной, в которой ранее всех прочих стран сложилось капиталистическое общество с его двумя главными классами - буржуазией и пролетариатом.

Вслед за Англией на путь капиталистического развития вступает Франция, для которой буржуазная революция 1789 г. сыграла прогрессивную роль, а после Франции в орбиту капиталистического мира включаются Германия, Австрия, Италия, Россия и ряд других промышленно развитых стран Старого и Нового Света.

В условиях капиталистической экономики главным градообразующим фактором становится индустрия. Новые города возникают на базе добывающей или обрабатывающей промышленности и по большей части в районах залегания каменноугольных и рудных богатств. Так, например, в Бирмингемском каменноугольном бассейне, а также в Саарской и Рурской областях уже во второй половине XIX в. образовалась настолько густая сеть промышленных городов, что промежутки между ними почти совершенно исчезли, а средняя плотность населения поднялась до 200 чел/км2. Наряду с промышленными городами большое развитие получили населенные пункты, возникавшие возле узлов железных и шоссейных дорог, а также портовые города, лежавшие на речных и океанских торговых путях. Но, разумеется, наибольший рост проявили выгодно расположенные старые города и прежде всего столицы, которые в результате развития судоходства и строительства железных дорог превратились в крупные транспортные узлы и рыночные центры. Таковы Париж, Ливерпуль, Гамбург, Вена, Лондон, Берлин и др.

Железнодорожная сеть Северной Франции

Если в 1800 г. вся Западная Европа имела только 19 крупных городов с населением более 100 тыс. жителей в каждом, то к 1902 г. число крупных городов возросло до 149, причем население столиц и таких промышленных центров, как Гамбург, Манчестер и Глазго, увеличилось по меньшей мере в 4-5 раз.

Столь интенсивный рост городов, а также беспримерный прогресс в их инженерно-техническом оборудовании отражали собой то неслыханно быстрое развитие производительных сил, которым ознаменовался начальный период капитализма. В "Манифесте Коммунистической партии" Маркс и Энгельс говорят: "Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые. Покорение сил природы, машинное производство, применение химии в промышленности и земледелии, пароходство, железные дороги, электрический телеграф, освоение для земледелия целых частей света, приспособление рек для судоходства, целые, словно вызванные из-под земли, массы населения - какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда!" [311].

Однако на определенной ступени развития капитализма внутри капиталистического общества обнаруживаются глубокие противоречия, и в том же "Манифесте Коммунистической партии" Маркс и Энгельс отмечают: "Современное буржуазное общество с его буржуазными отношениями производства и обмена, буржуазными отношениями собственности, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями"... "Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие..." - к такому выводу приходят Маркс и Энгельс еще в 1848 г. - в период буржуазных революций, прокатившихся по Европе [312]. Противоречия капитализма, гениально вскрытые Марксом и Энгельсом, получили яркое отражение в капиталистическом городе и деревне уже в середине XIX в. С развитием капитализма противоречия между городом и деревней возросли. Получая от деревни продукцию сельского хозяйства и рабочую силу для городского промышленного производства, город не возвращал деревне соответствующего эквивалента. Наоборот, деревня обрекалась на экономическую, политическую и культурную отсталость, в то время как в городах сосредоточивались все экономические и культурные ценности. Беспланово развивавшиеся капиталистические города обнаруживали все более возраставший отрыв города от благоприятных для жизни человека условий сельской природы.

Подобно разделению буржуазного общества на два взаимно противоположных классовых лагеря - буржуазию и пролетариат - разделился и город на два чрезвычайно контрастных района - центр и окраины. В центральных районах сосредоточились банки, тресты, конторы и другие органы по управлению капиталистической промышленностью и торговлей. В крупнейших городах они составили так называемые "сити", чрезвычайно оживленные в часы работ и почти совершенно безлюдные в праздники и по вечерам. В непосредственной близости к "сити" на главных улицах и площадях концентрировались лучшие магазины, гостиницы, рестораны и всевозможные увеселительные учреждения; к ним примыкали обычно тихие кварталы особняков родовой и денежной аристократии, а все вместе взятое составляло центр капиталистического города, резко противоположный его окраинам, заселенным ремесленной и рабочей беднотой.

Контраст между центром и окраинами города обострялся еще тем обстоятельством, что окраины (за исключением благоустроенных буржуазных предместий) являлись зоной оседания промышленных предприятий, которые влекли за собой устройство портов, складских сооружений и подъездных путей железных дорог. При низком санитарном состоянии и беспорядочной планировке и застройке окраины представляли собой наиболее безотрадные районы, нередко отделявшие город от полей и лесов непроницаемым барьером. Таким образом, в середине XIX в. в условиях капиталистических городов контрасты между центрами и окраинами превратились в очень резкие социально-экономические, гигиенические и архитектурные противоречия, устранить которые капиталистическое общество не могло. Размещаясь в городах, промышленные предприятия не только захватили окраины, но и проникали в толщу самого города, занимая сады, рядовые жилые кварталы и в первую очередь побережье. В результате этого процесса такие крупные города, как Лондон, Гамбург, Филадельфия, Нью-Йорк и др., оказались совершенно отрезанными от воды. Окруженный кольцом промышленных предприятий, капиталистический город в еще большей степени, чем в средние века, принужден был уплотняться и расти в высоту. Сплошная периметральная застройка улиц с темными дворами- колодцами стала повсеместным явлением. На почве непомерного роста земельной ренты исчезали свободные площади земли, распродававшиеся с торгов, и неограниченно возросла этажность.

Карта городов Рурской области на рубеже XIX и XX вв.

Эти неблагоприятные, но неотвратимые изменения в архитектурно-планировочной структуре капиталистических городов сопровождались вырождением больших градостроительных идей и общим падением художественного мастерства. Собственно градостроительство как искусство больших планировочных композиций перестало существовать: оно распалось на узко понимаемую "планировку", художественно оскудевшую и ставшую уделом инженеров геодезического или транспортного профиля, и так называемую "архитектуру", которая заключалась в "украшении" фасадов произвольным набором стилистических мотивов. Попытки возрождения старых стилей не приносили положительных результатов; новые стили также были бессодержательными и легковесными. Казалось, что в распоряжении архитекторов по-прежнему оставалось великое архитектурное наследие прошлых эпох, к которому присоединились теперь достижения техники, а между тем искусство ансамбля все более и более падало, и в этом и заключалась одна из существенных причин художественного оскудения капиталистических городов. Понятие городского центра постепенно лишилось своего общественного и архитектурного смысла; площадь превратилась в стандартный незастроенный участок среди унылых однотипных кварталов, а городская улица - в технически необходимую трассу движения.

Однако градостроительство капиталистического периода не сразу достигло столь глубокого и всестороннего упадка. Начало XIX в. во Франции еще было отмечено творчеством крупных художественных сил в лице Шальгрена, Персье, Фонтэна и Виньона, непосредственные ученики которых донесли до середины XIX столетия отголоски угасавшего классицизма. Обращаясь к большим градостроительным идеям, выдвинутым буржуазией в период ее прогрессивного развития, эти архитекторы сделали попытки реконструировать крупные города на базе новых инженерно-технических достижений. Наиболее значительные попытки подобного рода относятся к Парижу, Вене, а отчасти и Лондону.

 

К началу страницы
Содержание
Русские города XVIII и начала XIX века. Москва.  Реконструкция трех европейских столиц в XIX веке. Париж