Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

241. Генрих IV, основатель династии Бурбонов, правил с 1589 по 1610 г. При нем широко развернулось строительство городов, крепостей и стратегических дорог. Сооружение площадей Дофина и Вогезов, а также окончание работ над соединительной галереей Лувра и Тюильри относится ко времени правления Генриха IV. Вернуться в текст
242. Следует отметить, что до версальских работ Ленотра геометрически правильные циркульные площади появлялись только в единичных проектах. К их числу относится неосуществленный проект Бернини для площади св. Петра в Риме. Вернуться в текст
243. Laugier M. A. Essai sur l'architecture. Paris, 1755; Patte P. Monuments eriges en France a la gioire de Louis XV. Paris, 1765; Blondel J. F. Architecture Frangaise. Paris, 1752-1756. Вернуться в текст
244. Этот памятник, как и подавляющее большинство монументов дореволюционной Франции, был уничтожен при Конвенте. Теперь на его месте стоит статуя Станислава Лещинского, по силуэту похожая на предыдущую скульптуру. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Градостроительство феодального строя
6. Градостроительство во Франции при феодально-абсолютистском порядке

Общая характеристика градостроительства во Франции XVI-XVIII веков

Городские площади

С утверждением абсолютизма к ранее существовавшим соборным и торговым площадям присоединились площади перед королевскими дворцами и парками. Под влиянием итальянского Возрождения такие площади приобрели геометрически правильные очертания - чаще всего в виде квадрата, прямоугольника или равнобедренной трапеции. Таковы осуществленные в начале XVII в. парижские площади Вогезов и Дофина. Применяя правильные планы, французские мастера сохраняли замкнутость композиции, столь характерную для средневековых площадей итальянского Возрождения. Так, например, даже площадь Дофина, расположенная на стрелке о-ва Ситэ и снабженная выходом к многоарочному Новому мосту, все же является замкнутой площадью и не участвует в оформлении набережных. Лишь один ив проектов Клода Шатийона трактует неосуществленную площадь Франции в качестве открытой композиции с радиально расходящимися улицами. Но этот проект для начала XVII в. являлся редчайшим исключением.

Отмечая сходство между площадями Италии и площадями Франции начала XVII в., следует, однако, учитывать, что это было чисто планировочное сходство.

Проникнув во Францию, формы итальянского Возрождения сильно изменились и главным образом в архитектуре жилых домов. В более суровых климатических условиях Франции иноземный стиль должен был примириться с толстой теплоемкой стеной жилого дома, с высокой черепичной крышей и множеством дымовых труб. И если аркада и применялась в оформлении северных площадей, то она не являлась защитой от солнца, а служила перекрытием тротуаров на случай непогоды. Помещаясь в нижних этажах жилых домов, аркада имела значительно меньшие пролеты, чем в Италии, и состояла из толстых столбов и арок, подпиравших два или три этажа. Такие аркады не могли обладать изяществом легких итальянских лоджий и превратились в те тяжеловесные галереи, которые обрамляют площадь Вогезов, Рыночную площадь в Шарлевиле и ряд площадей других городов Франции.

Собор Парижской богоматери. Построен в 1163-1257 гг. Вид с левого рукава р. Сены Сент-Шапель - одно из совершеннейших произведений французской готики - часовня и хранилище реликвий Людовика Святого на острове Ситэ.
Здание построено в 1245-1248 гг., возможно, по проекту Пьера де Монтро

Замкнутые площади французского Возрождения уже при Генрихе IV [241] завоевали популярность и широко применялись вплоть до XVIII в. Однако в 60-х годах в развитии городских площадей наметился перелом. Решающую роль в этом переломе опять-таки сыграл Версаль. Действительно, версальские работы Ленотра через 100 с лишним лет после создания римской площади Капитолия снова возродили интерес к открытым площадям. Первой открытой площадью во Франции стала обширная версальская площадь Армии с ее "почетным двором", обрамленным боковыми корпусами дворца. Дальнейшее развитие этого приема можно наблюдать на площадях, примыкающих к дворцу Инвалидов, которые проектировал Жюль Ардуэн Мансар, используя опыт Версаля.

Наряду с открытыми площадями в Версале получили широкое применение круглые парковые площадки. Площадка перед Большим Трианоном - "Звезда короля", завершающая композиционную ось Версальского парка, и многочисленные круглые перекрестки парковых аллей, подготовили почву для появления круглых городских площадей [242]. По возвращении в Париж из Версаля Ленотр лично разбивает круглые площади на территории Елисейских полей. Через 15 лет (в 1685-1687 гг.) Мансар создает в Париже площадь Побед - первую круглую в плане площадь, обрамленную домами и украшенную монументом, закрепляющим центр. После этого круглые площади прочно вошли в обиход западноевропейского планировочного искусства.

Особенно крупную роль в развитии композиции городских площадей сыграл конкурс на площадь Людовика XV, объявленный в 1748 г. и повторенный через 5 лет. Результаты конкурса, обработанные и изданные архитектором Паттом, вылились в ценный теоретический труд о городских площадях, который вместе с книгами Ложье и Блонделя составил основной источник для изучения французского градостроительства XVIII в. [243]. На гравированном плане Патта показаны старые парижские площади и все проекты участников конкурса, помещенные в задуманных ими местах. План дает возможность проследить весь путь развития городских площадей за два столетия, начиная с правления Генриха IV. Сравнивая площадь Вогезов (и даже Вандомскую площадь) с новыми проектами, нельзя не отметить значительной разницы между ними: размеры площадей значительно выросли, усложнился и украсился их план, связь площадей с улицами упрочилась, на площадях появились партеры, и, наконец, в стремлении к раскрытию пространства площади смело вышли к реке и загородным просторам. Наряду с обильно представленными предмостными площадями и площадями, расположенными у самой реки, привлекают внимание разнообразные круглые площади и площади, состоящие из нескольких взаимно связанных пространств. Таковы два варианта Боффрана: один - на месте рынка (к северу от Сены), а другой - на территории, окруженной Тюильрийским дворцом. Эти проекты Боффрана, так же как и проект Газона, напоминают Королевскую площадь в Нанси, в свою очередь состоявшую из нескольких связанных площадей.

Главный фасад Королевской площади в Нанси; в середине - здание Ратуши.
Общий вид Королевской площади (ныне площади Станислава);
в центре - памятник Станиславу Лещинскому, поставленный в 1831 г.
Общий вид площади перед дворцом Правительства
Ансамбль центральных площадей, построенных по проекту Эре де Корни в 1752-1755 гг. Генеральный план ансамбля. Королевская площадь с памятником Людовику XV

Значительный интерес (при всей своей парадоксальности) представлял проект Патта, в котором предлагалось оформить стрелку о-ва Ситэ громадной купольной церковью, а на левом берегу Сены построить дворец, равноценный Лувру и Тюильри. Но бесспорно лучшим был проект Габриэля. Разбитая в конце Тюильрийского сада площадь Людовика XV явилась прекрасно оформленным "интервалом" между парком и проспектом Елисейских полей, убегающим к горизонту. Громадные размеры площади (245X175 м внутри балюстрад), широкие рвы с каменными подпорными стенами и зеленым ковром на плоском дне, строгие фасады министерских корпусов и бронзовый монумент короля приводили в восторг всех современников. Ложье, Патт, Легран и другие авторы считали площадь Людовика XV лучшим сооружением французского градостроительного искусства XVII столетия.

Устраивать площади в честь короля стало своеобразной обязанностью мэров и префектов. Новые "королевские площади" появляются в Ренне, Реймсе, Руане, Бордо и других городах. Особенно выделяется среди них Королевская площадь в Нанси, сооруженная архитектором Эре де Корни по заказу Станислава Лещинского. К громадной квадратной площади Станислава, в центре которой стоял монумент короля [244], примыкает очень длинная, украшенная бульваром площадь де ля Карьер. За ней на объединяющей композиционной оси ансамбля размещается площадь Правительства с закругленными торцами.

Ансамбль центральных площадей, построенных по проекту Эре де Корни в 1752-1755 гг.
Генеральный план ансамбля. Площадь де ля Карьер (по сторонам площади - жилые дома и перед ними аллеи бульвара)
Ансамбль центральных площадей, построенных по проекту Эре де Корни в 1752-1755 гг.
Генеральный план ансамбля. Овальная площадь Правительства, украшенная несуществующим теперь обелиском

Не менее интересно, хотя и значительно проще трактована Королевская площадь в Бордо. Две улицы, сходящиеся под острым углом у главного входа на площадь, отмечают ее центр, тогда как памятник короля служит композиционной завязкой пространства площади.

Столь удачные площади не были редким явлением во второй половине XVIII в., однако позднее (с утверждением стиля ампир) французские площади становятся все более и более пустынными и холодными, знаменуя тем самым начало упадка искусства ансамбля.

Улицы и бульвары

Вскоре после прокладки лучевых магистралей барочного Рима во Франции пробуждается интерес к идеально правильным прямолинейным улицам. Уже в начале XVII в. при проектировании улицы Дофина, примыкавшей к Новому мосту, предписывалось вести ее дальше по прямому направлению и застраивать домами единообразного архитектурного характера. Однако вплоть до 70-х годов этого столетия в центральных районах Парижа новые улицы не возникали. Интенсивное строительство улиц (так же, как и в Риме) началось на окраинах французской столицы, т. е. в новых аристократических районах, где прокладка улиц не влекла за собой сноса многочисленных зданий.

Главным строителем парижских улиц явился Ленотр. Но в руках Ленотра-садовода улица не могла остаться каменной. Пристрастие к зелени заставляет его обсаживать по шнуру все новые улицы; к тому же шоссе, проходившие на окраинах города, при обсадке деревьями сильно выигрывали, ибо разнохарактерная, а нередко и убогая застройка окраин хорошо маскировалась деревьями.

Бульвары оказали большое влияние на архитектуру парижских городских улиц. В самом деле, если ширина 10 м, установленная для улицы Дофина, казалась современникам необычайно большой, то бульвары конца XVII в. уже достигали 30-40 и 50 м ширины, причем на проезжую часть приходилось до 25 м в среднем. Проспект Елисейских полей представляет собой широчайшую магистральную улицу Парижа, удовлетворяющую транспортным интересам даже теперь при наличии интенсивного автомобильного движения.

Удобство и архитектурный эффект бульваров подготовили почву к увеличению ширины даже тех новых улиц, которые не оформлялись посадками. Обсадка улицы деревьями по-новому поставила вопрос о ее застройке и силуэте. Стриженые аллеи, обрамлявшие улицу по сторонам, уже создавали строгость и однородность, во многом аналогичную однородности единообразного ордерного оформления. Поэтому на озелененной улице можно было допускать застройку с разрывами и отступами, не рискуя нарушить стройности уличной перспективы. В связи с усилением верхушки "третьего" сословия в XVII и особенно XVIII в. непрерывно расширялось строительство буржуазных особняков. Аристократический жилой дом, послуживший для них прообразом, был переосмыслен архитекторами классицизма, а поскольку и те и другие дома имели обширные дворы и сады, постольку в застройке улиц появились многочисленные разрывы с чугунными решетками и каменными оградами. Но чтобы улицы, а вместе с ними и город получили выразительный силуэт, нужно было в отдельных, особо значительных пунктах строить мощные башни в контраст бесконечным горизонталям аллей. Такие вертикали создавались в виде шпилеобразных гражданских башен, колоколен и купольных зданий. Интервалы между ними были очень большими, так как в XVIII в. города приобрели значительно более крупный масштаб и горизонтали в силуэте города стали ощущаться сильнее, чем в средние века и даже в эпоху Возрождения.

 

К началу страницы
Содержание
Франция XVI-XVIII веков. Генеральные планы городов  Выдающиеся города Франции XVI-XVIII веков