Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

232. Ведущую роль русского и украинского населения в строительстве Киева ярко характеризует грамота короля Сигизмунда III от 22 февраля 1605 года (см. Журавский Д. П. Обозрение Киева в отношении к древностям. Киев, 1847, с. 96). Вернуться в текст
233. План Киева работы стольника Ушакова хранится в ЦГАДА. От времени документ сильно пострадал. Копии исполнялись Е. П. Щукиной в 1946 г. Вернуться в текст
234. В этом убеждают изображения Воскресенской и Феодосьевской церквей, показанные на плане Ушакова деревянными, каковыми они и были до 1696 г. В 1698 г. началось сооружение одноименных каменных церквей на тех же местах, и, следовательно, от глаза весьма добросовестного составителя плана не могла бы укрыться перестройка столь знаменитых церквей. Помимо этого, Печерская лавра показана Ушаковым в деревянной, а не в каменной ограде, которую построил Мазепа лишь в 1696 г. Итак, можно точно установить вышеприведенную дату плана; однако в петровскую эпоху план подвергался дополнениям, о чем свидетельствуют грубо нарисованные пушки и фортификационные устройства, вероятно, периода русско-шведской Северной войны 1701-1721 гг. Вернуться в текст
235. Роспись Киева (т. е. описание города) с указанием городских стен, валов и т. д. была сделана в 1682 г. Вернуться в текст
236. Великая церковь (или Успенский собор) Киево-Печерской лавры была взорвана немецкими фашистами в период оккупации Киева 1941-1943 гг. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Градостроительство феодального строя
5. Градостроительство Московского государства XV-XVII веков

Выдающиеся города Руси и Украины XV-XVII веков

Киев

В отличие от Москвы разоренный нашествием Батыя Киев возрождался очень медленно. Вплоть до XV в. в Киеве стояли обгорелые и полуразрушенные каменные храмы, а судя по описаниям Киева в летописных источниках этого времени, можно полагать, что его значение в экономической, политической и культурной жизни Руси чрезвычайно упало. Включение Киева в орбиту польско-литовского государства не способствовало возрождению города, так как национальные и религиозные различия между коренным населением и шляхетскими правящими кругами превращали Киев в завоеванный город, связанный с Польшей и Литвой только силой оружия. Поэтому восстановление киевских зданий, как и города в целом, следует относить к усилиям местного русского и украинского населения, что признавали даже польские короли [232]. В 1470 г. был восстановлен Успенский собор в Киево-Печерской лавре; в 1589 г. открылась Духовная академия, ставшая оплотом православия против насаждавшегося католичества; при митрополите Петре Могиле (правил с 1632 по 1647 г.) было восстановлено и построено заново много церквей и в Киеве, и в его окрестностях, но еще более интенсивная строительная деятельность развернулась после воссоединения Украины и России, т. е. во второй половине XVII столетия.

Киев. Собор Михайловского Златоверхого монастыря (основан в 1108 г., перестраивался и расширялся в XVII и XVIII вв.)

Пристрастие к орнаментации оштукатуренных и побеленных стен, на поверхности которых становятся заметными даже самые легкие тени, влечение к богатым формам двух- или трехъярусных золоченых куполов, наружные росписи храмов и, наконец, особая, хорошо ощущаемая, но трудно передаваемая словами мягкость и нежность архитектурных форм составили характерные особенности украинского зодчества. Они и воплотились в архитектуре всех церковных и гражданских построек Киева, начиная с внешнего убора Софийского храма и Михайловского Златоверхого монастыря и кончая малыми церквами, построенными при Богдане Хмельницком и Мазепе. Собственно, эти-то постройки и дошли главным образом до нашего времени, заслонив собой древний Киев и определив архитектурный образ столицы Украины. Однако в чем заключались характерные планировочные особенности допетровского Киева?

Восстановить картину планировочного развития Киева, начиная с татарского нашествия, и проследить ее на основании достоверных планов не представляется возможным, так как самый ранний инструментальный план Киева относится лишь к XVIII столетию. В связи с этим особенную ценность имеет Ушаковский план Киева, приводимый нами в ортогональной интерпретации и в точных фрагментарных копиях, исполненных на кальке [233].

Как свидетельствует надпись на этом замечательном планировочном документе, план Киева был составлен стольником и полковником Иваном Ушаковым по приказу боярина Петра Ивановича Хованского. В Киеве сидели воеводами два Хованских, носивших одно и то же имя и отчество. Первый из них, называвшийся Меньшим, правил Киевом с 1693 по 1695 г., а второй, носивший прозвище Большого, начал свое правление с 1697 г. Однако анализ зданий, изображенных на плане, дает все основания полагать, что план Киева был составлен при первом Хованском, а именно в 1693-1695 гг. [234].

Составляя план Киева, Ушаков, несомненно, производил измерения в натуре (а может быть, и пользовался сделанной до него "росписью" Киева) [235], содержавшей в себе ряд цифровых данных, так что генеральный план Ушакова нельзя считать глазомерным. Многие улицы Киева почти в точности совпадают с инструментальным планом 1745 г., а изображенные на плане города фасады церквей отличаются верными пропорциями и тонким графическим исполнением.

Киев. План города в конце XVII в. (ортогональная интерпретация плана, составленного стольником Ушаковым между 1693 и 1695 г.):
1 - Софийский собор;
2 - Михайловский Златоверхий монастырь;
3 - церковь, построенная Петром Могилой (на фундаментах Десятинной церкви);
4 - Успенский собор Киево-Печерского монастыря;
5 - древнейшая часть Киева - город Владимира Святославича;
6, 7 - Ярославовы остроги, обнесенные валами князем Черкасским в 1679 г.;
8 - Печерский посад, укрепленный в XVII в.;
9 - слобода при Ниево-Печерском монастыре, обвалованная в XVII столетии;
10 - Подол
Киев. План нагорной части города в конце XVII в. (фрагмент плана Ушакова).
В середине западного Ярославова острога - ансамбль Софийского собора с деревянной оградой и колокольней;
выше свободно стоят Золотые ворота;
правее ворот - восстановленная в дереве церковь св. Георгия;
между острогами Ярослава и Владимира - Батыевы ворота

Согласно Ушакову, Киев XVII в. имел растянутый план, состоявший из отдельных, еще не слившихся звеньев. Главным и центральным звеном генерального плана Киева, как и 600 лет назад, являлась Гора, или Верхний город, к которому в 1679 г. присоединился Печерский район, простиравшийся до Крещатика. По контуру Верхнего города тянулись мощные бастионы, построенные князем Черкасским. Местами они совпадали с валами Владимира и Ярослава Мудрого, но местами сильно от них отклонялись, на что указывает, например, свободное расположение Золотых ворот, некогда входивших в оборонительную линию Ярославова города. На плане Ушакова мы не находим Десятинной церкви, а также монастырей св. Ирины и св. Георгия. И это вполне понятно, так как все перечисленные церкви были разрушены Батыем, а с течением времени исчезли и самые руины церквей. При сооружении валов князя Черкасского были засыпаны фундаменты церкви св. Ирины, а к северу от Георгиевского монастыря в 1674 г. была построена отчетливо видная на плане деревянная одноименная церковь, и лишь один Софийский собор ярко выделялся своим многокупольным силуэтом.

План Подола в конце XVII в. (фрагмент плана Ушакова).
Вверху - торговая площадь Подола с церковью Успения и часовней;
от нее к воротам и загородной дороге спускается Ильинская улица;
на первом плане внизу - приднепровские стены Киева
Киев. План Берестова и Киево-Печерского монастыря в конце XVII в. (фрагмент плана Ушакова).
В центре - Успенский собор с деревянной колокольней и Святыми воротами;
влево от собора отходят галереи к Ближним и Дальним пещерам;
справа - каменная церковь Спаса на Берестове, входившая в состав загородной резиденции Владимира Святославича

Второе планировочное звено допетровского Киева - Подол - на плане Ушакова занимает почти столь же обширную территорию, как и Верхний город. В самой середине Подола размещается просторная торговая площадь, в глубине которой видна пятикупольная Успенская церковь, а к югу от нее тянется широкая подгорная дорога, названная Ушаковым "Хрещатицкой". Следуя дальше, она пересекает известный из летописей Боричев взвоз и вливается в Крещатикский овраг, по которому теперь проходит главная улица Киева - Крещатик.

Третье и последнее планировочное звено днепровской столицы, а именно Киево-Печерский монастырь, в XVII в. еще отстоял далеко от города. Правда, дремучие леса с вековыми деревьями в это время уже исчезли, но рощи, сады и просторы полей составляли его естественное окружение. На плане Ушакова перед "Святыми воротами" монастыря показана большая Печерская слобода; правее ее возвышается церковь Спаса Преображения, входившая в загородный дворцовый ансамбль Владимира Святославича в Берестове, а в самом центре, среди деревянных келий и служб, поднимает свои золоченые главы не существующий теперь Успенский собор [236].

Изображая лавру и собор св. Софии, Ушаков зафиксировал тот период в развитии силуэта города Киева, когда главные храмы еще не имели высоких каменных колоколен. Сорокаметровая высота Софийского и Успенского соборов была достаточной для деревянного одноэтажного города, но стоило рядовой городской застройке подняться выше, как башни превратились в архитектурную необходимость. В следующем, XVIII столетии Киев украсился гигантскими вертикалями. Однако, как показывает план Ушакова, их места были подготовлены более ранними деревянными колокольнями.

Ныне существующая колокольня Софийского собора имеет 75 м в высоту, а колокольня Печерской лавры - почти 100 м; если к этому добавить подъем киевских правобережных гор, то возвышение этих башен над заречной днепровской равниной возрастет до 200 м, что далеко превосходит все высочайшие сооружения Старого Света. Вот почему столица Украины Киев становится видимой на расстоянии 50-60 км.

Деревянный Киев, изображенный на плане Ушакова, бесследно исчез. Время и войны не пощадили и большинства каменных киевских зданий, но даже то немногое, что сохранилось от старого Киева, действует на наше сознание с исключительной силой. Архитектурные памятники укрепляют в памяти потомков многовековую историю Великой Руси, начало которой было положено здесь "матерью городов русских".

 

К началу страницы
Содержание
Выдающиеся города Руси и Украины XV-XVII веков. Москва  Градостроительство во Франции при феодально-абсолютистском порядке