Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

201. Речь идет о "Служебной чертежной книге Сибири" Семена Ремезова. Как свидетельствует предисловие к этой книге, работа над ней была начата по указу "великого государя" (т. е. царя Алексея Михайловича) в 1668 г. Для составления планов городов были предприняты экспедиции на места, а обработка полученных материалов велась в Тобольске и Москве. Датой окончания книги (точнее - атласа из 23 карт) следует считать 1701 г. Вернуться в текст
202. Географический словарь Российского государства, собранный Афанасием Щекатовым, т. 6-7. М., 1808, с. 238-242. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Градостроительство феодального строя
5. Градостроительство Московского государства XV-XVII веков

Генеральные планы городов

По сравнению с раннефеодальными русскими городами генеральные планы городов XV-XVII столетий значительно лучше изучены. Это объясняется, во-первых, большей сохранностью и большим числом дошедших до нас каменных зданий, а также кремлей и монастырей и, во-вторых, наличием ряда планировочных документов, относящихся к XVI и XVII вв. Среди них фигурируют иконы с изображениями городов, несколько перспективных планов Москвы, восходящих к Годуновскому плану и "Петрову чертежу", гравированные изображения различных русских городов в книгах Герберштейна, Адама Олеария, Мейерберга и других иностранных путешественников XVI и XVII в., ортогональный план Новгорода 1611 г., перспективный план Киева работы стольника Ушакова и, наконец, большое собрание рукописных планов сибирских городов и острогов, исполненных уроженцем Тобольска Семеном Ремезовым [201]. Большинство перечисленных чертежей было выполнено по обмерам с натуры, что делает их пригодными по крайней мере для общих суждений о городе, а инструментальные съемки русских городов, исполненные комиссией Бецкого, дополняют и уточняют их планировочную топографию. Вот почему при полной утрате древней деревянной застройки и радикальной перепланировке городов в XVIII и XIX вв. мы все же можем восстановить картину планировки и застройки допетровского русского города.

Города, получившие свое развитие в XV-XVII вв., можно разделить по их происхождению на две крупные группы: 1) города торгового и ремесленного значения (обычно совмещавшие с этим функции административных и культурных центров) и 2) города-крепости.

Большинство основанных в этот период русских городов в процессе развития прошло через стадию крепости, оставившую в них кремль или монастырь, укрепленный стенами. Однако крепость нельзя рассматривать только как временную и малозначащую стадию в истории формирования композиции русского города, ибо выбором места для крепости, ее размерами и расположением ворот очень часто предрешались уличная сеть и вся планировка ее "подзащитных посадов и слобод".

Большинство крепостей располагалось близ государственных границ. С территориальным расширением Русского государства старые крепости переставали быть пограничными пунктами обороны и переходили во вторую и третью линии укрепленных пунктов, тогда как на новых границах строились новые крепости. Так было, например, с продвижением южной засечной черты, где вначале пограничными крепостями были Тула, Зарайск, Рязань и Одоев, затем оборонительная линия прошла через Воронеж и Курск, а под конец XVII в. пограничные валы проходили уже через Белгород и Новый Оскол. "Отступая" внутрь страны, крепости при благоприятных географических условиях и особенно при совпадении с направлением торговых путей начинали обрастать слободами, которые впоследствии превращались в посады, получавшие свою особую оборонительную стену. Так, родоначальник города - кремль - врастал в город и из крепостного сооружения в точном значении этого слова превращался во внутреннюю крепость. По мере разрастания города шло укрепление его внешних границ; сооружались вторые и третьи концентрические стены, на помощь которым уже далеко за пределами города строились его передовые посты в виде монастырей, укреплявшихся на средства государства. Этот процесс сопровождался отмиранием стратегической функции кремля, который постепенно из внутренней крепости превращался в административно-политический и культовый центр всего города. Таков исторический путь, который проходил почти каждый русский город, за исключением тех крепостей, которые с утратой стратегического значения оказались неспособными к торгово-промышленному развитию и запустели.

Выбор места для строительства крепостей XV-XVII вв. почти ничем не отличался от размещения укрепленных городов эпохи Киевского государства. При постройке крепостей, так же как и в прошлом, русские мастера отдавали предпочтение высоким холмам, острову или полуострову, образованному изгибом реки. Лишь в редких случаях крепости возникали на совершенно плоской, открытой равнине, и тогда задачей планировщиков становилось устройство особо мощных укреплений.

Судя по дошедшим до нас ортогональным и перспективным планам Москвы, Киева, Новгорода и сибирских городов, известным из "Служебной чертежной книги Сибири" Семена Ремезова, русские города (за исключением кремлей) лишь в редких случаях получали геометрически правильные генеральные планы. В этом отношении русский город напоминал западноевропейские средневековые города, переживавшие один и тот же исторический период. Большинство городов развивалось естественным путем, т. е. без предварительно составленного проекта планировки, хотя ряд фактов указывает на участие в строительстве города направляющей воли мастеров-"горододельцев".

По-видимому, наибольшее число русских городов имело радиальную или радиально-кольцевую планировочную структуру. Так, Москва, занимая центральное место на территории Древней Руси, являлась собирательным пунктом многих радиальных дорог, сходившихся к самому кремлю. Именно поэтому она и получила радиальный, звездообразный план, который впоследствии, т. е. после постройки стен Белого города и Скородума, превратился в радиально-кольцевой. Совершенно отчетливую радиально-кольцевую структуру имеет левобережная часть Новгорода, известная под названием Софийской стороны. План города в виде веера улиц вокруг кремля можно найти в Переславле-Залесском, Ростове Великом, Пскове, Костроме и многих других городах, где кремль располагался в середине городской территории.

Суздаль. План города в XVII в.:
1 - кремль с собором Рождества Богородицы и архиерейскими палатами (из кремля в юго-западном направлении отходит дорога на Владимир);
2 - Ризположенский монастырь;
3 - Покровский монастырь;
4 - Спасо-Евфимиевский монастырь; у северо-восточной башни монастыря - начало дороги на Ростов и Юрьев-Польской

Наряду с радиальными и радиально-кольцевыми планами нередко встречались прямоугольные планы, особенно распространенные в сибирских городах, возникавших в короткие сроки согласно "государевым указам". Среди них большой интерес представляет столица Сибири Тобольск, изображенная Ремезовым с особенной тщательностью. Тобольск разделялся на две части: нагорную (так называемый Верхний город) и равнинную (Нижний город), лежащую на 75 м ниже верхней площадки горы. В 1587 г. на крутом берегу Иртыша был построен прямоугольный деревянный острог, к которому впоследствии добавился такой же каменный с двенадцатью башнями под высокими шатровыми крышами. Эти два кремля, стоявшие на некотором расстоянии один от другого, были объединены потом деревянной стеной, в середине которой была построена надвратная башня, оформлявшая главный вход в Верхний город. Через эту башню проходила громадная лестница, имевшая, по описаниям начала прошлого столетия, 290 ступеней [202].

Таким образом, Тобольск, видимый вдоль Иртыша на большом расстоянии, раскрывался с исключительным архитектурным эффектом. Прямоугольные очертания тобольских острогов предопределили такую же прямоугольную планировку Верхнего города, который получил три главные улицы вдоль Иртыша и систему перпендикулярных им второстепенных проездов. К сожалению, все прочие сибирские города изображены Ремезовым схематично, но несомненно, что в Пелыме, Якутске и Тарске существовали прямоугольные планы, обусловленные геометрически правильными очертаниями их острогов.

Суздаль. Общий вид Спасо-Евфимиевского монастыря с левого берега р. Каменки.
В середине - пятиглавый собор XVI в.; правее - звонница, увенчанная шатром, и одноглавая Благовещенская надвратная церковь.
Каменные стены монастыря построены после польско-шведской интервенции в середине XVII в.
Суздаль. Спасо-Евфимовский монастырь (основан в 1352 г.).
Ворота и угловая юго-восточная башня

Характеристика планировки древнерусских городов не будет полной, если мы оставим в стороне свободно трактованные планы. Развиваясь в условиях холмистого рельефа, свободно трактованный план получил Киев XVI-XVII вв., в котором нет элементов ни прямоугольной, ни радиальной системы; столь же свободно сложился план Суздаля, главнейшие ансамбли которого (кремль, Покровский и Спасо-Евфимиевский монастыри) были хорошо расположены по живописным берегам реки Каменки, прихотливо вьющейся на окраине города.

Однако каким бы ни был план русского допетровского города, в целом он представлял собой единую планировочную композицию, имевшую свой ясный центр, свою оправданную топографией систему улиц и умело размещенные въезды.

В этом отношении русские города стояли в одном ряду с наиболее выдающимися городами средневековой Европы.

 

К началу страницы
Содержание
Градостроительство Москвы XV-XVII веков. Население и размеры городов  Архитектура кремлей и монастырей