Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

151. Во Владимире, так же как и в Киеве, мы находим реки Лыбедь и Почайну, "Печерний город", а также городские Золотые ворота. Однако перенесение киевской топонимики во Владимир нельзя объяснить только сходством природных условий или желанием подражать "матери городов русских". Не следует забывать того обстоятельства, что Андрей Боголюбский стремился к возвышению авторитета Владимирского княжества. На этой почве и возникла конкуренция Владимира с Киевом, как в свое время Киев конкурировал с Царьградом. Вернуться в текст
152. О том, насколько выросло значение Владимира к концу правления Андрея Боголюбского, свидетельствует плач Кузьмища Киевлянина над телом убитого князя Андрея. Летописец, сообщающий об этом событии, упоминает гостей от Царьграда и "Латынии" (т. е. разноплеменных представителей народов Европы). Ипатьевская летопись, с. 401. Вернуться в текст
153. Над Золотыми воротами стояла церковь Положения риз богородицы, перестроенная в 1795-1810 гг. Н. Н. Воронин, тщательно изучавший архитектурные памятники Владимира, считает этот храм бесстолпным с остроконечной шатровой деревянной крышей. Вернуться в текст
154. Летопись по Лаврентьевскому списку, с. 330 и 331. Вернуться в текст
155. Фундаменты стен Владимирского кремля были открыты раскопками Н. Н. Воронина в 1936-1937 гг. Стены были сложены из широко применявшегося во Владимире пористого туфа, тогда как строительным материалом для ворот послужил белый камень. Вернуться в текст
156. Маркс К. Секретная дипломатия XVIII века. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Градостроительство феодального строя
3. Русское градостроительство раннефеодального периода

Выдающиеся города Древней Руси

Владимир на Клязьме

По красоте местоположения Владимир выгодно отличается от равнинного Новгорода, а по общей структуре генерального плана и особенностям окружающего ландшафта отдаленно напоминает днепровскую столицу. Действительно, так же как и Киев, Владимир занимает только один берег значительной, некогда судоходной р. Клязьмы; так же как и в Киеве, этот берег высоко поднимается над заречной равниной и теперь еще окаймленной сосновыми лесами на горизонте; так же как и в Киеве, высокое нагорное плато пересекается глубокими оврагами и притоками Клязьмы, давшими повод для одноименных названий [151]. План древнего Владимира, состоявшего из трех смежных городов, в свою очередь напоминает трех- частную планировочную структуру нагорного Киева XII в. И тем не менее Владимир обладает настолько своеобразным архитектурным характером, что его ни в коей мере нельзя считать художественным отражением Киева. Владимир, как и очень многие русские города, возник на обжитом месте.

Близость Суздаля и Ростова - этих крупнейших в древности центров северо-восточных русских земель - и наличие рек Клязьмы и Нерли, служивших торговыми путями на среднюю Волгу, способствовали освоению окружающих территорий. Эти обстоятельства и послужили причиной возникновения населенного пункта на месте Владимира еще в XI, если не в X столетии.

Учитывая выгодное стратегическое положение данного места, Владимир Мономах обнес валами и стенами существующее поселение, и с этого момента город, названный по имени его основателя, включился в число крепостей удельного суздальского княжества.

Четырехугольные очертания крепости Владимира Мономаха предопределились строением рельефа местности. Южная стена была построена вдоль обрыва над Клязьмой, северная прошла вдоль берега Лыбеди, а западная и восточная стены пролегли по кратчайшим прямым направлениям перпендикулярно обеим рекам. Таким образом, крепость Владимира Мономаха, опиравшаяся на обе реки перерезала клинообразное нагорье, по оси которого проходила дорога.

Владимир. Сверху вниз: схематический план города в 1157 г. Схематический план города между 1164 и 1174 гг.

Схематический план города в начале XIII в.
I - двор Владимира Мономаха с церковью Спаса;
2 - двор Юрия Долгорукого с церковью Георгия;
3 - Успенский собор;
4 - Золотые ворота;
5 - Иринины ворота;
6 - Медные ворота;
7 - Торговые ворота;
8 - Ивановские ворота;
9 - Серебряные ворота;
10 - Волжские ворота;
11 - Дмитриевский собор;
12 - Рождественский монастырь;
13 - церковь Воздвижения на Торгу;
14 - Княгинин монастырь;
15 - Вознесенский монастырь

В начале XII в. Владимир Мономах построил к западу от крепости загородную усадьбу с каменной церковью Спаса. Нагорное расположение Мономахова двора, над самой бровкой высокого берега Клязьмы, было столь же удачным, как и место двора Владимира Святославича в Берестове. При отсутствии церквей в самом городе двор Мономаха являлся главным украшением Владимира, особенно с южной и западной сторон.

Сын Владимира Мономаха великий градооснователь Юрий Долгорукий провел всю жизнь в походах и борьбе за киевский великокняжеский престол, в силу чего и не мог уделять достаточного внимания своему новому городу. Юрий Долгорукий оставил после себя во Владимире только одно капитальное здание - Георгиевский собор, построенный вместе с новым двором Юрия также за городом на той же самой живописной бровке нагорья.

Однако во второй половине XII в. для Владимира наступил период бурного территориального роста и необыкновенно сильного архитектурного расцвета. Началом своего расцвета Владимир был обязан сыну Юрия Долгорукого - Андрею Боголюбскому. В 1158 г. Андрей перенес свою столицу во Владимир. Стремясь к единству Руси, утраченному со времени Ярослава Мудрого, он пытается всеми средствами возвысить Владимир, превратив его в общерусскую столицу, достойную древнего Киева [152]. Эти политические цели Андрея Боголюбского и определили собой развитие города.

Владимир. Общий вид соборного ансамбля со стороны долины р. Клязьмы Владимир. Вид на Успенский собор и скаты кремлевского холма с западной стороны

Одним из главнейших строительных мероприятий Андрея Боголюбского было расширение и укрепление Владимира. Поскольку к западу от старой крепости уже сложился значительный боярско-княжеский район с дворами Юрия и Мономаха, постольку нужно было защитить его специально построенной стеной. Новая деревянная рубленая стена, увенчавшая собой земляные валы, примкнула к углам мономаховой крепости и образовала неправильное полукольцо, выходившее к Клязьме и Лыбеди. Строительство этого "княжеского города" было проведено в короткий срок, а именно с 1158 по 1164 г. Тогда же для связей нового городского района с загородными дорогами было построено четверо ворот: Золотые, Иринины, Медные и Волжские.

Обращенные на запад Золотые ворота назначались в качестве главного въезда во Владимир. Для этого были достаточно веские художественные основания, так как по соседству с воротами, вырисовываясь на фоне широких заречных просторов, высились богато украшенные княжеские резиденции с белокаменными церквами.

Золотые ворота относятся к числу интереснейших и довольно хорошо сохранившихся памятников раннего владимирского зодчества. Так же как и в Киеве, Золотые ворота Владимира представляют собой громадный каменный куб с высокой аркой проезда. Сочетая в себе оборонительные функции с назначением триумфальной арки, Золотые ворота получили внутри специальную перемычку с бревенчатым настилом над створами, откуда и производился обстрел неприятеля. Есть основания полагать, что кубический белокаменный массив Золотых ворот первоначально служил основанием для шатровой надвратной церкви [153], и, следовательно, Золотые ворота всегда имели ступенчатый силуэт при очень значительной высоте. Все это резко и выгодно выделяло Золотые ворота на фоне связанных с ними бревенчатых стен и зеленых валов.

Владимир. Золотые ворота.
Построены в 1164 г.; завершение и круглые башни по углам относятся к XVIII в.
Вид с восточной стороны

Сооружая городские стены княжеской части Владимира, Андрей Боголюбский перестроил старую церковь Спаса, значительно украсив ее. Однако этим еще далеко не исчерпывалась его строительная деятельность. Бурное торгово-ремесленное развитие Владимира привело к образованию обширного посада к востоку от мономаховой крепости. И вот Андрей Боголюбский обваловывает этот район и сооружает крайние восточные (также белокаменные) ворота Владимира, так называемые Серебряные ворота, через которые проходила дорога на Суздаль, и новую загородную резиденцию князя - Боголюбово. Таким образом, уже в правление Андрея Боголюбского (1157-1174) Владимир приобрел свою трехчастную плани-ровочную структуру и занял все нагорное клинообразное плато, ограниченное Лыбедью и Клязьмой. Чтобы представить себе территориальный рост Владимира и объем военно-оборонительных работ, отметим, что к мономаховым стенам, имевшим 2,5 км в длину, теперь прибавилось 4,5 км новых стен, а общая площадь обвалованного города возросла почти до 150 га.

Одновременно со строительством городских стен Андрей Боголюбский заложил и в течение трех лет построил главное культовое здание Владимира - одноглавый трехнефный Успенский собор (1158-1161). Выбор места для Успенского собора был продиктован рядом практических соображений и, в частности, желанием разместить его в наиболее защищенном и равнодоступном месте, чтобы новый храм мог бы обслуживать население всех трех острогов Владимира. Таким условиям удовлетворяла центрально расположенная мономахова крепость. Однако выбор строительной площадки внутри самой крепости над тем же самым обрывистым берегом Клязьмы можно объяснить лишь архитектурными соображениями - желанием продолжить цепь церквей на взгорье, чтобы образовать яркий и контрастный фасад города со стороны реки. Первые звенья цепи архитектурных вертикалей были созданы еще Владимиром Мономахом и Юрием, но, как мы увидим ниже, все ближайшие преемники этих князей, включая Андрея Боголюбского и Всеволода III, следовали тому же самому принципу. В 1174 г. Андрей Боголюбский был убит в своей загородной великокняжеской резиденции Боголюбове. При брате Андрея Всеволоде III Большое Гнездо строительство Владимира продолжалось теми же бурными темпами. В 1185 г. произошел большой пожар, во время которого, по сообщению Лаврентьевской летописи, сгорело 32 церкви и "мало не весь город" [154]. Восстановление же Владимира (и в том числе сильно пострадавшего Успенского собора) превратилось в крупную реконструкцию города, оставившую после себя множество первоклассных сооружений. Прежде всего радикально изменился Успенский собор. Если до пожара собор был шестистолпным с одной мощной главой и (как полагает Н. Н. Воронин) лестничными башнями для подъема на хоры, то теперь вокруг здания сооружают обходную галерею с тремя широкими апсидами на восточной стороне. Галереи поглотили объемы лестничных башен и превратили здание в большой кубический массив, для увенчания которого нужно было создать пятиглавие и вместе с тем осветить боковые нефы. Композиция из пяти куполов находила полное оправдание и в градостроительном отношении, так как сильно выросший город требовал, безусловно, господствующего главного здания с уравновешенным и богатым силуэтом. Таким зданием и стал Успенский собор, получивший четыре дополнительных купола в 1185-1189 гг.

Владимир. Успенский собор (построен в 1158-1161 гг.; расширен с добавлением четырех малых куполов в 1185-1189 гг.). Вид с восточной стороны

К северо-востоку от собора Всеволод III создал новую великокняжескую резиденцию, в состав которой вошел одноглавый Дмитриевский собор, построенный в 1194-1197 гг. Архитектурные формы этого сохранившегося почти без перестроек выдающегося архитектурного памятника поражают благородством пропорций, сказочной прелестью белокаменной резьбы и, что особенно интересно, совершенно исключительной масштабностью. Дмитриевский собор принадлежит к числу почти миниатюрных храмов, а между тем в натуре он производит впечатление очень крупного здания. В характере архитектуры Дмитриевского и Успенского соборов имеется ряд общих черт, и вместе с тем великие русские зодчие, сооружавшие эти храмы, всеми средствами старались избежать конкуренции между ними. Именно поэтому Дмитриевский собор уступал Успенскому в размерах, в числе куполов и, наконец, в самом размещении его среди окружающих зданий. Некогда к боковым фасадам Дмитриевского собора вплотную примыкали две галереи, соединявшие его с корпусами дворца, а при наличии галерей преобладающее значение получала только одна фасадная точка зрения, в то время как Успенский собор можно было рассматривать со всех сторон. Итак, Дмитриевский собор при всем совершенстве его композиции умышленно трактовался в качестве второстепенного здания по сравнению с рядом стоящим храмом. Однако полностью понять архитектуру этого собора, к сожалению, все жe нельзя ввиду утраты дворцового ансамбля.

Владимир. Абсиды Успенского собора Владимир. Абсиды Дмитриевского собора

Владимир. План Успенского собора. Залиты черным стены, возведенные в 1158-1161 гг. Владимир. План Дмитриевского собора

Одновременно со строительством Дмитриевского собора Всеволод III обнес могучей каменной стеной свой княжеский двор и Успенский собор, в результате чего образовался детинец Владимира, получивший название Печерняго города. Помимо стратегического значения, кремлевские стены, вероятно, сыграли громадную архитектурную роль, так как, получив богатые ворота с надвратной церковью Иоакима и Анны, они объединили и усилили центральный ансамбль [155]. Нет основания сомневаться в том, что стены детинца не скрывали самого ценного в центральном ансамбле, а именно увенчаний обоих соборов, которые возглавили город своими богатырскими шлемами.

К периоду правления Всеволода 111 относится строительство Рождественского монастыря, занявшего юго-восточный угол мономаховой крепости (1192-1195). Тогда же женой князя Всеволода был основан Успенский "княгинин" монастырь у Ирининых ворот (1200-1201) и, наконец, над самой Клязьмой за пределами города возник Вознесенский монастырь. Так образовались все главные звенья в цепи архитектурных вертикалей, разместившихся по краям владимирского нагорья.

Расположение Успенского собора определило место городского центра Владимира.

Анализируя генеральный план и архитектуру Владимира, нельзя не удивляться тому исключительному художественному мастерству, какое проявили русские мастера-"горододельцы", постепенно осуществлявшие город. В самом деле, Владимир получил очень ясную и выразительную планировочную структуру. Собственно город состоит из анфилады трех острогов, соединенных почти идеально правильной прямолинейной улицей. Благодаря наклону рельефа, постепенно понижающейся к р. Рпень, эта анфилада с украшающими ее высокими воротами отчетливо воспринимается из-за реки с востока. В более мягком ракурсе виден Владимир с западной стороны, опять-таки сверху вниз, но, разумеется, главные точки зрения на Владимир открываются с юга, с дороги на Муром, пересекающей заречные клязьминские луга. Отсюда все лучшие здания Владимира раскрывались полностью вместе с центрально расположенным детинцем, который создавал для соборов и великокняжеских теремов с золочеными крышами объединяющую понизу архитектурную оправу.

Церковь Покрова на Нерли, принадлежащая к числу совершеннейших произведений владимиро-суздальского зодчества, создававшихся перед разорительным нашествием татар.
Построена при Андрее Боголюбском в 1165 г.

Судя по сообщениям летописей, Владимир XII-XIII вв. был значительным центром ремесленного производства, уступавшим в этом отношении только Киеву и Новгороду. Наличие великокняжеского двора с многочисленной дружиной вызывало к жизни деятельность бронников и кузнецов-оружейников, а широкое строительство Андрея и Всеволода сделало самой распространенной профессию каменщиков.

Ремесленники составляли во Владимире большинство населения; вслед за ними в численном отношении стояло боярство с его многолюдной челядыо, а затем и купечество, реже упоминавшееся в летописных источниках. Вся нижняя часть Владимира у Клязьмы, по обе стороны Волжских ворот, была своеобразным "подолом", где, помимо пристани, находился и торг. При Всеволоде III торг был переведен внутрь мономахова города, и, следовательно, в XIII в. в самой середине Владимира разместились два его жизненных центра - детинец и торг.

Однако время политического и строительного расцвета Владимира не было продолжительным. Разрушение некогда колоссальной Киевской империи продолжалось, и, по определению Маркса, "...попытка Андрея Суздальского собрать часть этой империи путем переноса столицы из Киева во Владимир оказывается успешной лишь постольку, поскольку она переносит разложение с юга в центр" [156]. Уже со смертью Андрея Боголюбского политическое значение Владимира пошатнулось, а после смерти Всеволода (1212) началась междоусобная борьба между его сыновьями, отрицательно сказавшаяся на развитии Владимира. Ростов и Суздаль, ранее подчинявшиеся Владимиру, теперь приобрели значение самостоятельных политических центров Залесской земли, а вместе с политическим упадком Владимира окончательно остановилось строительство.

В 1238 г. полчища Батыя подступили к стенам Владимира, и после героической обороны город был сожжен и разграблен. Однако полное разорение Киева и экономические преимущества центральных русских земель поставили Владимир в более выгодное положение. В конце XIII в. город начинает возрождаться, а в 1299 г. сюда переносят свою резиденцию митрополиты "всея Руси".

Владимир продолжал оставаться самым крупным культурным центром вплоть до правления Ивана Калиты и даже после перенесения митрополии в Москву он пользовался особым уважением московских великих князей, на что указывает, в частности, присылка во Владимир Аристотеля Фиоравенти для изучения архитектуры владимирских соборов. Но возвышение Москвы и превращение ее в столицу централизованного русского государства в конечном счете отвлекло внимание от Владимира и он постепенно отошел в разряд второстепенных русских городов.

 

К началу страницы
Содержание
Выдающиеся города Древней Руси. Новгород  Общая характеристика градостроительства в Италии XV-XVI веков