Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

84. Maertens H. Der optische Ma?stab oder die Theorie und Praxis des asthetischen Sehens in den Bildenden Kunsten. Berlin, 1884. Вернуться в текст
85. Дата возникновения Тауэра (несмотря на то, что народные предания связывают его с именем основателя норманской династии Вильгельма I Завоевателя) остается еще недоказанной. По занимаемой площади Тауэр превосходит Каркассонский замок в 13 раз. Вернуться в текст
86. H. М. Карамзин, посетивший Англию в 1790 г., назвал ее "кирпичным королевством". Вернуться в текст
87. Rauda "Wolfgang. Raumprobleme im europaischen Stadtebau. Munchen, 1956; его же, Lebendige stadtebauliche Raumbildung. Berlin, 1957. Вернуться в текст
88. Гоголь H. В. Об архитектуре нынешнего времени. Соч. под ред. H. С. Тихонравова и В. П. Шенрока. Изд. 17. СПб., 1901, с. 609, 614, 615. Вернуться в текст

 


Часть вторая. Градостроительство феодального строя
1. Средневековые города Германии, Франции, Англии, Италии и западнославянских стран

Архитектурные стили средневекового европейского города

Средневековые зодчие обладали развитым художественным вкусом, который сочетался с превосходным знанием конструкций и несущей способности строительных материалов. Архитекторы того времени хорошо понимали, что общественные здания, и в первую очередь соборы, ратуши, замки, чтобы не потеряться в городе, должны были обладать наибольшей, непререкаемой высотой. Вместе с тем они из опыта знали, что высота общественных зданий не может быть произвольной, ибо небольшие архитектурные вертикали не обеспечивают контрастности городскому силуэту, тогда как чрезмерно большие подавляют все, что их окружает. Исследования пропорциональностей в силуэте города, произведенные Мертенсом [84], показали, что средневековые зодчие исходя из высоты рядовой городской застройки сознательно создавали башни церквей, ратуш, городских ворот и домов патрицианских фамилий с таким расчетом, чтобы их высота превосходила высоту жилых домов по меньшей мере в 2-3 раза. А при столь большой высоте вертикальное развитие архитектурных форм становилось специфической особенностью архитектурных стилей средневековья - романского и готического.

Само собой разумеется, что выводить происхождение романской и готической архитектуры только из одной обстановки средневекового города было бы неверным, так как стили определяются многими факторами, начиная с утилитарного, непосредственно связанного с обслуживанием физиологических потребностей человека, и кончая социальными, политическими и идеологическими требованиями эпохи, и тем не менее город не мог не влиять на возникновение и развитие стилей.

В нашу задачу не входит рассмотрение проблемы генезиса и развития романского и готического зодчества. Однако не касаться стилей также нельзя, поскольку в архитектуре городов они всегда являлись сильным средством для достижения художественного единства и определяли своими специфическими особенностями архитектурный образ любого города. Утрата жилой деревянной застройки не дает возможности воссоздать полную картину романских и даже готических городов, в силу чего историкам градостроительства раннефеодальной эпохи приходится ориентироваться на каменное зодчество. Сохранившиеся романские замки и современные им городские стены и соборы являются объектами, на основе которых и создаются наши далеко не совершенные представления об архитектуре романского города.

Несмотря на преимущества таких полностью восстановленных в XIX в. замков, как Карлштейнский и Вартбургский, рассматривать их в свете интересующей нас градостроительной и стилистической проблемы все же нельзя, так как тот и другой являются загородными замками, а, кроме того, в процессе реконструкции они настолько изменились, что судить об их первоначальных формах стало почти невозможным. Гораздо лучше сохранился романский замок Каркассона, который включается в контур двойных городских стен и непосредственно взаимодействует с архитектурой города. Стены Каркассонского замка и города с их круглыми башнями, покрытыми коническими крышами, напоминают зубчатую корону, плотно надвинутую на чело пологого холма. В Каркассоне мы встречаем предельно компактный замок, почти слившийся в один сплошной массив. Однако такие замки встречались не везде. Там, где позволяло свободное пространство, замок занимал более обширную территорию, что давало возможность устраивать в нем внутренние дворы.

Вроцлав. Рукописное изображение католического Ольбинского аббатства, разрушенного в 1529 г. по инициативе протестантов (оригинал найден автором этой книги и передан Польской академии наук).
Среди построек выделяется своими большими размерами несуществующий теперь базиликальный романский собор св. Винцента.
Рисунок хорошо показывает аббатство как крупный хозяйственный комплекс со складами, скотным двором, фруктовым садом и двумя искусственными прудами для рыбы и домашней птицы

Типичный особенностью романского замка являлась центральная башня (donjon), служившая дозорной вышкой, местопребыванием штаба обороны и резиденцией феодала. Такие башни имел Карлштейнский замок романский Лувр и др.

Сооружая в XI в. столичный замок Тауэр на территории незастроенной еще равнинной местности, строители обеспечили ему большие размеры, что дало возможность превратить центральную башню в открыто стоявший королевский дворец [85]. В отличие от замков светских феодалов епископские замки имели в своем составе не только домовые капеллы, но и отдельно стоящие церкви. Такими были замки Зальцбурга, Авиньона и Кракова. В целом романский замок, обладавший суровой и мужественной архитектурой, накладывал неизгладимый отпечаток на художественный облик раннефеодального европейского города.

Наряду с замками большую роль играли приходские и соборные церкви. Базиликальный романский собор, имевший первоначально простую прямоугольную форму, с течением времени приобрел сводчатые перекрытия, трансепты и высокие четырехугольные башни у главного, западного входа. Обычно собор размещали в самом центре бюргерского поселения, но если город являлся местом культа прославленного святого (как, например, в Ассизи) или резиденции епископа, то к собору присоединяли постройки монастыря или аббатства, составлявшие вместе с ним большие ансамбли. По силе художественной выразительности романские соборы могли конкурировать с замками. Таким мы находим двухбашенный Кведлинбургский собор, как бы высеченный из одного огромного камня рукой искусного каменотеса, возведшего лаконизм в высокий художественный принцип.

Каркассон. Генеральный план Верхнего города Каркассон (Южная Франция). Стены и башни Верхнего города.
Слева простирается долина р. Од, охраняемая городом у переправы

Антагонистические классовые противоречия между феодалом и вассалами заставили владельцев замка предусматривать оборону против горожан при помощи эспланады и боевых башен, угрожающих главной площади

В процессе исторического развития романские соборы подготовили почву для возникновения готических храмов, подобно тому как романские замки (точнее, их жилые здания) послужили прототипом городского готического дворца. Родиной готической архитектуры считается Северная Франция. Именно здесь, на территории прирейнских районов, а также в Шампани, Иль-де-Франс, Пикардии и Нормандии готическая архитектура достигла своего наивысшего конструктивного и художественного расцвета. Гигантские соборы с одной или двумя высочайшими колокольнями и системой столбов, непосредственным продолжением которых являлись конструктивно совершенные стрельчатые арки, стали характерной особенностью не только французской, но и швейцарской и немецкой готики.

Однако с расширением географического ареала распространения готики возникло множество национальных и местных вариантов этого стиля. Так, например, готические соборы в Нидерландах и особенно на Британских островах часто не получали шатровых каменных увенчаний. В ганзейских городах Северной и Восточной Германии широкое распространение имели соборы и ратуши, построенные из красного кирпича без сильно выраженных архитектурных вертикалей. В западнославянских странах, в первую очередь в Чехии, Словакии и Польше, готическая каменная стрела заменилась остроконечным шатром, покрытым черной шиферной крышей. Живописные предмостные башни Пражского моста короля Карла, двухбашенная церковь Тина с ее шпилеобразными вершинами, западная колокольня костела св. Марии в Кракове и ряд других свидетельствуют о своеобразии архитектурных форм славянской готики.

Строительство соборов и ратуш тянулось сотнями лет, поэтому многие из них были закончены лишь в периоды Возрождения и барокко, когда купольные формы снова получили широкое распространение. Отсюда обилие готических башен, увенчанных простыми и сложными куполами. Таковы восточные башни Наумбургского собора, колокольня церкви св. Николая в Штральзунде, главная башня собора св. Вита в Праге и ряд других.

С проникновением готической архитектуры на Апеннинский полуостров ее стилистические особенности сильно изменились, что объяснялось противодействием чисто итальянских романских традиций. Действительно, на севере Европы стремительный взлет готических стрельчатых арок и башен был характерным признаком готического стиля, в Италии же стрельчатая арка очень долго боролась с тяжеловесной полуциркульной романской аркой, а самое здание церкви так и не приобрело вертикального развития. На севере Европы стена как несущая конструкция церковных построек была упразднена, тогда как в Италии она сохранялась на всем протяжении истории готики. Если на севере Европы готические соборы (за исключением витражей) были почти всегда монохронными, то в Италии широко применялась двухцветная мраморная облицовка, а также многокрасочные мозаики и майолики.

Краков. Так называемый "Барбакан" - внешнее оборонительное укрепление для артиллерии, сосредоточенной у главного въезда в столицу через Флорианские ворота; построен в 1497-1505 гг.

Собор св. Марка в Венеции, как и соборы Милана, Сиены и Орвието, наглядно демонстрирует стилистические особенности итальянской готической архитектуры, воспринявшей от Франции только внешний готический декор, но в своей конструктивной основе оставшейся на старых романских позициях.

Не меньшим разнообразием обладала архитектура жилища средневековых европейских городов. До тех пор, пока Европу покрывали почти сплошные хвойные и широколиственные леса, в жилищном строительстве городов и сел преобладала рубленая конструкция. Но с течением времени по мере истребления лесов на смену рубленому дому пришли фахверковый и кирпичный. Первый из них получил распространение во Франции, в средней и северной Германии и отчасти в Англии, второй же возобладал на территории Нидерландов, в Дании, Швеции и на Британских островах [86]. Нидерландские жилые дома, построенные из красного и малинового кирпича с идеальной расшивкой швов, сохранялись целые столетия и много раз изображались на полотнах Ван Эйка, Брейгеля, Тенирса и Питера де Гооха. Высокая строительная техника средневековых архитекторов обеспечивала долговечность даже фахверковым жилым и общественным зданиям. Некоторые из них, построенные в XVI-XVII вв. по старым прототипам, и теперь еще высятся на улицах Руана, Королевского Кроули, Маркгроннингена и Кведлинбурга.

Обилие разнообразного естественного камня (от травертина до мрамора) и туфов разных фактур и оттенков превратило города Италии в своеобразные "каменные симфонии". В XIII и XIV вв. в Тоскане и смежных с ней государствах средней Италии сложился романско-готический тип городского дворца, имевшего высокие этажи с несимметрично прорезанными окнами и несокрушимые каменные башни с зубчатым карнизом. Палаццо Веккио и Барджелло во Флоренции, дворцы родовой аристократии в Сиене, Лукке и Сан-Джиминьяно, ратуши в Прато, Пиенце и Вероне являются характерными образцами итальянского гражданского зодчества готиче-ского периода.

Художественная культура раннебуржуазного общества, получившая название культуры Возрождения, принесла с собой в европейские города новые стилистические формы, резко противоположные готическим. Однако перебороть готический характер городов, особенно на севере Европы, она не смогла, и вплоть до настоящего времени господствующим стилем Праги, Флоренции, Нюрнберга, Таллина и многих других городов остается все та же готика.

Краков. Фасад Вавельского замка с юго-западной стороны:
слева - королевский дворец,
правее - башни Сигизмунда I;
на переднем плане - въезд в замок со стороны города
Краков. План города в 1785 г.
Пунктиром обозначен район первичного бюргерского поселения (так называемый форум), вероятно возникший одновременно с Вавельским замком (X в.).
Заполнение промежутка между форумом и замком предместьем Окол, как и развитие города в западном направлении, происходили под покровительством королевской власти в XII и XIII вв.

Готической архитектуре отдавали должное многие поколения архитекторов, теоретиков и историков искусства. Высоко ставили ее Виолле ле Дюк, К. Зитте, Лаведан, а также современный историк немецкого города В. Рауда [87]. Восторженное отношение к наследию готического зодчества находит себе оправдание уже по одному тому, что этот стиль создал в обстановке средневекового города готический собор, ставший главным фактором его художественной выразительности. "Готическая архитектура, - писал Н. В. Гоголь, - есть явление такое, какого еще никогда не производил вкус и воображение человека... В готической архитектуре более всего заметен отпечаток, хотя неясный, тесно сплетенного леса, мрачного, величественного, где топор не звучал от века. Эти стремящиеся нескончаемыми линиями украшения и сети сквозной резьбы не что другое, как темное воспоминание о стволе, ветвях и листьях древесных" [88]. В приведенной характеристике готического стиля Н. В. Гоголь прекрасно передал художественную сущность средневековых соборов. Их огромное внутреннее пространство, уходящее в глубину бесконечных нефов, и в то же время стремительно возносящееся к небу, создавало молитвенное настроение, давало простор многоголосым звукам органа, заставляло забывать об удушающей тесноте средневекового города.

Готические соборы поражали воображение не только наших предков. Они продолжают воздействовать и на современного человека, несмотря на то что техника позволяет создавать теперь еще более грандиозные сооружения.

Подавляющее большинство городов Центральной и Западной Европы зародилось или получило развитие в средние века. Художественные ценности, заключенные в них, настолько велики, что охрана и бережная реконструкция старого города становятся одной из значительных градостроительных проблем. Для того чтобы решить эту проблему, необходимо основательно знать закономерности, лежащие в основе их архитектурно-планировочной композиции.

 

К началу страницы
Содержание
Население и размеры раннефеодальных городов  Генеральные планы городов