Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

13. Шумеры, или сумеры, - одна из древнейших народностей южного Двуречья. Антропологически шумеры резко отличались от своих соседей-аккадийцев, принадлежавших к семитическому племени. Вернуться в текст
14. Зиккураты имели культовое назначение, хотя не исключена возможность, что они использовались и для наблюдения небесных светил. Зиккураты с квадратным основанием появились только в поздний период, тогда как древнейшие шумерские зиккураты имели растянутый прямоугольный план. Вернуться в текст
15. L. Woolley. Ur-excavations, vol. V, "The ziggurat and surrounding", N. -Y., 1939. Вернуться в текст
16. См. статью Экхарда Унгера: Unger Eckhard Ancient Babylonian maps and plans. - "Antiquity", m. IX, № 35, 1935, с 311-322. Вернуться в текст
17. Следует отметить, что до нас дошло подробно составленное "Описание города Ассура", относящееся к правлению Синахериба, т. е. примерно к 700 г. до н. э. Помимо этого, Унгеру удалось объединить отдельные фрагменты "Описания города Вавилона", которые составили в совокупности 268 строк клинописного текста. Вернуться в текст
18. Ширина Нила в районе Фив при самом низком уровне вод составляет от 700 до 1500 м, тогда как Евфрат имеет всего лишь 75-150 м в поперечнике. Такая ширина реки дала возможность построить каменный мост, связавший правобережную и левобережную части Вавилона. Однако возведение этого древнейшего из дошедших до нас арочных мостов было для своего времени сложнейшей строительной проблемой, и, возможно, на время производства работ вавилонянам пришлось отвести русло реки в обход городу, как об этом сообщают древние авторы. Вернуться в текст
19. Дорога для торжественных шествий начиналась у ворот, богини Иштар и шла к югу мимо Южного замка, Эсагилы и храма Мардука; она имела 7,5 м ширины и была замощена белыми прямоугольными плитами с линейками из красной брекчии. Вернуться в текст
20. Стадий - мера длины древнегреческого происхождения. Аттический стадий имел 177 м, тогда как италийский стадий, вероятно принимавшийся в расчет Страбоном, равнялся 185 м. Вернуться в текст
21. По реконструкции Кольдевея (R. Koldewey. Das wieder erstehende Babylon, L. 1913. Вернуться в текст
22. Так называемый царский локоть был чисто вавилонской мерой длины. Он превосходил обычный аттический локоть на 111 мм и составлял 555 мм в длину Вернуться в текст

 


Часть первая. Градостроительство рабовладельческого строя
1. Города древних восточных деспотий

Двуречье и сопредельные страны Азии

По сравнению с Египтом города Двуречья, Ирана и сопредельных стран изучены более основательно. Так, например, Ур, Упи, Ашнунак, Ассур, Вавилон, Самаль и другие крупнейшие города Передней Азии подвергались систематическим раскопкам, обнаружившим не только городские центры, по и обширные жилые районы. Еще большее число городов известно по развалинам дворцов и городских укреплений, поднимающихся над песками пустынь. Но, несмотря на обилие археологических данных, архитектура этих городов далеко не ясна и воссоздается с еще большим трудом, чем в Египте. Это объясняется тем обстоятельством, что города Месопотамии, служившей ареной многочисленных войн, жестоко пострадали уже в отдаленные времена, а кроме того, губительный отпечаток наложило на них естественное разрушение, так как главным строительным материалом в Двуречье всегда являлись глина и сырцовый кирпич. Из глины и сырцового кирпича строились не только жилые дома, но и храмы, дворцы, зикку-раты и даже внешние оборонительные укрепления городов. И если камень почти полностью сохранил нам архитектурные формы египетских храмов и пирамид, то сырцовый кирпич под влиянием ветров и зимних дождей превратился в бесформенные потоки расплывшейся глины. Вот почему при широкой изученности городских планов застройка городов Месопотамии, а вместе с нею и силуэты городов остаются во многом предположительными. Широкая долина, орошаемая реками Тигр и Евфрат, тянется от предгорий современного нам Курдистана на севере вплоть до Персидского залива на юге. Южные районы этой долины лежат на одной широте с Нильской дельтой, в силу чего по климату и флоре южное Двуречье напоминает Египет. В течение девяти месяцев в году здесь продолжается столь же палящий зной, как и в Египте, а на орошаемых лёссовых землях культивируются злаки и плодовые деревья, из которых в древнейшие времена главную роль играла финиковая пальма. Но к северу от Вавилона, лежащего на среднем течении Евфрата, и климат, и растительность, и даже ландшафт заметно меняются. Зимний период отмечается здесь холодными дождями, а еще севернее, начиная с Ниневии и Ассура, зимой выпадает и снег. Заселение Двуречья, по-видимому, началось одновременно с заселением нильской долины. Но распространение городов происходило не с севера на юг, как в Египте, а с юга на север, начиная с наиболее плодородных лёссовых земель низовья обеих рек в сторону полупустынных горных районов Большого Тавра. В древности Персидский залив гораздо глубже вдавался в сушу, и реки Тигр и Евфрат не имели общего эстуария. В их нижнем течении, почти у самого морского залива, уже на рубеже IV и III тыс. до н. э. достигли большого развития первые шумерские [13] города, среди которых особенно выделялись Ур, Лагаш и Урук. К северу от них на территории той же долины находились аккадские города, а в совокупности и те и другие вместе с подвластными землями составляли так называемую страну Шумера и Аккада, на базе которой сложилось впоследствии Древневавилонское царство.

Карта географического расположения древнейших городов Египта, Передней Азии и области распространения эгейской культуры

Политическая история Двуречья чрезвычайно сложна. Она изобилует военными столкновениями между отдельными городами и племенами, находившимися почти в непрерывной вражде. Но периодически то южная, то северная половина страны, а иногда и все Двуречье в целом объединялись под властью того или иного государства, и именно в такие периоды развивалась широкая строительная деятельность, оставлявшая в градостроительстве ощутительные следы. Поэтому, отбрасывая малосущественные периоды в истории Двуречья, мы выделим только три важнейших из них, а именно: 1) шумеро-аккадский, 2) ассирийский и 3) нововавилонский.

Раскопки в Уре, Упи и других городах с достаточной убедительностью доказали, что широко распространенное в Двуречье деление города па две части, т. е. на цитадель и жилой район, существовало уже в древнейшие времена. Цитадель, обнесенная глинобитными или сырцовыми стенами, обычно находилась в самой середине городской территории, являясь резиденцией теократически организованной власти. Цитадель вмещала в себя главнейшие храмы, дворцы, судебные помещения и другие общественные здания. При значительной высоте зиккуратов [14], вероятно, достигавших в среднем 40-50 м, этот комплекс построек выделялся не только в планировочной композиции города, по и в его силуэте. В противоположность цитадели жилой район, окружавший ее, расстилался в виде плоской равнины, так как подавляющее большинство жилых домов ремесленников и торговцев имело только один этаж. Вопрос о перекрытиях жилых домов остается еще невыясненным. Однако отсутствие строительного леса для балок на ранних ступенях развития шумеро-аккадской культуры, по-видимому, исключало возможность плоских перекрытий по балкам. Для этого периода данные раскопок так же, как и изображения жилых построек, скорее указывают на сводчатые перекрытия из кирпича-сырца. Сравнивая города Шумера и Аккада с древнеегипетскими городами, нельзя не отметить существенных различий между ними. Эти различия заключались в очертании и размерах городов, их благоустройстве, плотности застройки, озеленении, характере дворцов и храмов и, наконец, в силуэте всего города.

План шумерского города Ура в период между XXIII и XXII вв. до н. э. (по Вуллею).
В середине города - священный участок 1 - зиккурат;
2 - священный двор Наннара;
3 - храм Наннара и его жены Нингал;
4 - двойной храм Нингал;
5 - дворец Урнамму и Дунги

Отличительной чертой древнейших городов Двуречья являлась их кругообразная форма. Так, например, стена, окружающая храм в Тель-эль-Обейде, имеет почти правильный круглый план; внешние стены древнего Ура приближаются к неправильной овальной форме; мягкие, округленные очертания имеет священный участок в Упи, а позже построенный сирохет-тский город Самаль демонстрирует идеально правильный циркульный контур. Уже из этого краткого перечня следует, что кругообразная форма, характерная и для раннеегипетских городов, в Передней Азии оказалась не только более распространенной, но и более устойчивой, ибо города типа Самаля получили свои кольцевые укрепления в X-VIII вв. до и. э., т. е. в то время, когда в градостроительстве Древнего Египта уже применялись исключительно прямоугольные планы.

План сиро-хеттского города Самаль (Сендширли) в X-VIII вв. до н. э.
Внутри города на пологом холме - цитадель с дворцовыми постройками у северо-западной стены (масштаб у рисунков общий)

В отличие от Египта дворцы и храмы шумеро-аккадских городов росли и перестраивались на старых местах-внутри цитаделей, что с полной ясностью показывает изучение Ура в различных археологических слоях. Таким образом, древнейшие города Двуречья не перемещались вслед за дворцами, как это было в Египте, а развивались "оседло" вокруг первоначального ядра. Кольцо крепостных стен охватывало город со всех сторон и заставляло уплотнять городскую застройку. Вот почему размеры этих городов были значительно меньше, а застройка плотнее, чем в Египте. Известные нам кварталы Ура, Упи и Ашнунака представляли собой настолько плотное скопление жилых домов, что для улиц и тем более для городских площадей почти не оставалось пространства. В противоположность широким улицам древнеегипетских городов здесь мы находим столь узкие улицы, что встреча на них двух вьючных животных создавала затор. При наличии плотно застроенных цитаделей, узких улиц и крайне тесных внутренних дворов нельзя предполагать обилия зелени. Скорее всего города Двуречья, за самыми редчайшими исключениями, совсем не имели деревьев и на фоне окружающих ярко-зеленых полей и пальмовых рощ казались одноцветными темными пятнами.

Весьма характерной чертой всех городов Двуречья являлось строительство на террасах. Чтобы избежать затопления во время зимних дождей, не только храмы, по и рядовые жилые дома возводились на искусственных платформах, возвышавшихся над поверхностью улиц. Борьба с наводнениями привела к развитию инженерного дела и значительно повысила благоустройство и санитарное оборудование городов. Так, например, во время раскопок в Мари и Ашнунаке были обнаружены канализационные коллекторы в виде широких каменных лотков, перекрытых сводами из крупных кирпичей. В тех же городах почти все улицы оказались замощенными камнем, а во дворцах и жилых домах богатых горожан-рабовладельцев были найдены уборные, ваппы и души.

Однако было бы ошибочно полагать, что развитое городское благоустройство ставило города Двуречья на более высокую ступень по сравнению с городами Египта. Наоборот, если учесть все достижения материальной культуры и там и здесь, то древнеегипетские города с их пирамидами, храмами и аллеями сфинксов следует отнести к несравненно более совершенным градостроительным объектам. Действительно, все шумеро-аккадские храмы, начиная с Белого храма в Уруке и кончая Двойным храмом в Уре, были лишены той монументальности и торжественной ритмики в архитектурных формах, которыми обладают храмы Египта. Подобным же образом и зиккураты Двуречья не могут сравниться с египетскими пирамидами. Конечно, для точных суждений мы не имеем достаточных данных, так как ни один зиккурат не сохранился полностью, но лестницы и первые этажи зиккурата в Уре свидетельствуют о несовершенстве пропорций этого сооружения.

Приземистый массив зиккурата не обладал столь большой высотой, чтобы безусловно господствовать в городском силуэте, а кроме того, чрезмерно широкие платформы скрывали от взоров вышестоящие этажи. И если справедливы реконструкции, приведенные Вуллеем [15], то этот наиболее сохранившийся зиккурат являлся плодом еще неразвитого архитектурного вкуса. Элементарность архитектурных форм, тяжеловесность и даже грубость пропорций, отсутствие выразительных абрисов и, наконец, примитивная простота в орнаментации и лепке - вот, что бросается в глаза при сопоставлении шумеро-аккадских строительных комплексов с бессмертными ансамблями Египта.

Раннее политическое объединение Египта привело к концентрации материальных ресурсов и сыграло весьма прогрессивную роль в развитии всех отраслей его материальной культуры. И потому, несмотря на консерватизм строительных традиций, Египет все же развивался быстрее экономически слабых и по большей части политически разобщенных городов-государств Двуречья. И только с образованием ассирийской и вавилонской монархий градостроительное искусство Двуречья стало развиваться нарастающими темпами.

Ниппур. Обнаруженный раскопками план города (геодезическая съемка).
Залиты черным - городские стены и святилище с зиккуратом

В XIV-XIII вв. до н. э. Ассирия овладела всей территорией Двуречья. Однако расцвет ассирийской архитектуры произошел значительно позже, а именно в VIII и VII вв. в правление Саргона II, Синахериба и Ассурбани-пала. На рубеже VII и VI вв. в результате длительных войн с мидянами и вавилонским югом ассирийское владычество было уничтожено, и Двуречье после тысячелетнего перерыва снова объединилось под властью Вавилона. Поскольку ассирийская архитектура по характеру, масштабам и тематике весьма близка к нововавилонской, постольку есть все основания рассматривать их совместно.

Ниппур. Фрагмент генерального плана города, исполненного на глиняной табличке в XII в. до н. э.
(по Унгеру и Фишеру)

Древнейшие ассирийские города, к числу которых относятся Ассур и Ниневия, развивались стихийно и никогда не имели геометрически правильных планов. Подобным же образом строились и древневавилонские города. Однако с течением времени в Ассирии и Вавилонии прочно укрепилась регулярная планировка с геометрически правильными прямоугольными городами.

Исследуя причины перехода от нерегулярных планов к прямоугольным (так же, как и самое происхождение здесь прямоугольных и круглых городов), нельзя объяснять это влияниями Египта на Двуречье. Приведенные рисунки (с. 34-35) с достаточной убедительностью показывают не только широкую распространенность прямоугольных и кругообразных городов, но и независимость их планировочных композиций друг от друга, поскольку между народами, создававшими эти города, не было экономических и культурных связей. Необходимо отметить, что на одних и тех же стадиях развития культуры нередко возникают родственные и даже тождественные формы городов. Ассирийцы и вавилоняне могли заимствовать многое из Египта, однако местные социально-экономические и бытовые условия, геологические и климатические особенности и, наконец, местные религиозные культы имели настолько большое значение, что степень влияния одной культуры на другую становилась совсем незначительной.

Благодаря археологическим изысканиям Унгера [16] и других археологов мы знаем теперь, что у ассирийцев и вавилонян делались подробные описания градостроительных работ и, что особенно важно, составлялись генеральные планы наиболее выдающихся городов [17]. Исключительный интерес представляет исполненный на глиняной дощечке генеральный план Ниппура наряду с современной нам геодезической съемкой, сделанной после раскопок. Сравнение планов показывает, насколько точно передали авторы древнего плана Ниппура неправильные очертания города. А это свидетельствует о высоком развитии обмерного дела, быть может, даже с применением угломерных инструментов. Наряду с приведенным планом весьма интересны фрагменты плана Вавилона, а также еще более древние карты Ниппурской и Лагашской областей, относящиеся к XXVII и XIII вв. до н. э. Вопрос о наличии планировочного пректирования у древних народов всегда возникал при рассмотрении таких геометрически правильных городов, как Самаль, Кахун или Дур-Шаррукин. Теперь же после раскопок Унгера и Фишера можно с уверенностью полагать, что в градостроительной практике ассирийских и вавилонских архитекторов широко применялись проекты, служившие непременной предварительной стадией больших планировочных работ.

Развалины безымянного кругообразного города близ Тахт-и-Сулейман в Иране (аэрофотосъемка).
В центре города - водоем, служивший для запаса воды во время войн

Прямоугольные города Ассирии и Вавилонии многим отличались от аналогичных египетских городов. В первую очередь их различала ориентация города по странам света.

Крылатый бык ("ламассу"), охраняющий вход во дворец Саргона II в Дур-Шаррукине.
Горельеф символически отображал могущество ничем не ограниченной верховной власти ассирийских царей

Если регулярные египетские города ориентировались к северу, югу, западу и востоку своими сторонами, то в Ассирии и Вавилонии было принято обращать к странам света не стороны, а углы города. Исследуя вавилонские планы и карты, Унгер доказал, что ориентация городов производилась в соответствии с направлениями ветров. Поскольку в Двуречье придавалось особое мистическое значение северо-западным, юго-западным, северо-восточным и юго-восточным ветрам, постольку этим направлениям отвечали и стороны города, и, следовательно, углы прямоугольного городского плана выходили к северу, югу, западу и востоку.

Дур-Шаррукин (Хорсабад). Общий вид дворца Саргона II (по реконструкции В. Пляса). Дворец построен в 711-707 гг. до н. э.

В то же время с учетом точки восхода солнца в день летнего солнцестояния (т. е. 21 июня) астрономически точно было установлено направление главной оси храма Мардука в Вавилоне, а в связи с положением храма определилась и вся планировочная система этого громадного города. В соседней с Вавилоном Борсиппе улица для торжественных шествий получила то же направление, в силу чего план города приобрел ориентацию углами по странам света. Подобным же образом были ориентированы позднейшие города Ассирии, начиная с Калаха и кончая столицей Саргона II - Дур-Шаррукином.

Генеральный план дворца Саргона II в Дур-Шаррукине.
Наряду с грандиозностью сооружения и богатством его декора обращает на себя внимание многообразие внутренних пространств, гармонически скомпонованных в единое художественное целое:
1 - главный вход во дворец со стороны города;
2 - официальная часть дворца, двор сераля и расположенный за ним главный зал;
3 - служебные помещения так называемого хана;
4 - гарем;
5 - предполагаемое летнее жилище Саргона;
6 - зиккурат

В архитектуре городов Ассирии и Вавилонии громадную роль играли внешние оборонительные стены, и это вполне понятно, так как древнее Двуречье являлось ареной нескончаемых войн. Город обносился двойной или тройной стеной с часто стоявшими зубчатыми башнями. Ширина стен была настолько большой, что поверху могли разъехаться две колесницы в парной упряжке. Естественно, что с внешней стороны подобные города производили сильнейшее впечатление, что отмечают все древние авторы, побывавшие в Вавилоне, - крупнейшей военной твердыне Двуречья. Но если вспомнить, что помимо могучего фронта стены зритель видел еще вершины дворцов и сверкающий верхний этаж зиккурата, то станет понятной архитектурная выразительность ассирийских и вавилонских столиц. Эти города не только устрашали, но и восхищали наблюдателя. Никогда еще архитектура, служившая прославлению деспотий, не достигала такой подавляющей силы. И если в Египте культ фараонов смягчался не менее сильным культом богов, то в Ассирии и Вавилонии на первое место выдвигалась личность царя. Вот почему дворец на высокой платформе превратился в архитектурный центр города и даже зиккурат переместился на территорию дворца.

Вавилон. План города и ближайших его окрестностей в VI в. до н. э.
1 - дорога процессий;
2 - мост через Евфрат;
3 - Летний дворец Навуходоносора (на холме Бабиль);
4 - Северный дворец (на холме Каср);
5 - Южный дворец Навуходоносора;
6 - форт;
7 - зиккурат;
8 - храм Мардука

Крылатые быки и львы, украшавшие царские дворцы Хорсабада и Калаха, в великолепных художественных формах прославляли политическую и военную мощь монархии и вместе с тем попирали и обезличивали народ. Даже самое положение дворца, стоявшего на высокой террасе, вызывалось не столько стратегическими соображениями, сколько желанием создать разрыв между порабощенным народом и государственной властью в лице царя.

Вавилон. Перспектива центральных кварталов города (реконструкция Унгера).
Вид на Эсагилу и зиккурат с северо-восточной стороны

Интереснейшим дворцовым ансамблем Двуречья, дошедшим до нас хотя и в руинах, но без всяких исторических наслоений, является дворец Саргона II в Дур-Шаррукине. Место для строительства дворца было выбрано к северу от Ниневии, в районе позднее возникшего арабского селения Хорсабад. Равнинный характер рельефа и отсутствие каких бы то ни было старых построек позволили создать геометрически правильную композицию в виде большого квадрата, выходившего углами к четырем странам света. Дур-Шаррукин принадлежит к числу крупнейших городов Двуречья. Действительно, стены этого города, имеющие около 7 км в длину, охватывают территорию почти в 30 га; сверх того, дворец, построенный на платформе из "битой земли", занимает 17 га, вмещая в себя 209 внутренних дворцовых помещений. Одна кубатура этой искусственной платформы составляет 1300 тыс. м3, т. е. немногим уступает кубатуре пирамиды Хеопса. При наличии столь грандиозного дворца и внешних городских укреплений достойны удивления высокие темпы строительства, ибо город был заложен в 711 г. до н. э., а через четыре года строительство закончилось, и Дур-Шаррукин превратился в столицу Ассирийского царства. Однако со смертью Саргона II (705 г.) новая столица разделила судьбу Ахетатона и, оставшись недостроенной, была заброшена навсегда.

Судя по расположению городских ворот и отдельных зданий, Дур-Шаррукин не имел идеально правильной сети улиц, но, несомненно, что план города строился на сочетании прямолинейных магистралей, расположенных под прямыми углами. Однако самый город, как и большинство древнейших городов, не представлял собой художественного интереса. Весь архитектурный эффект Дур-Шаррукина создавался центральным ансамблем, которым являлся царский дворец.

Схемы генеральных планов древних населенных пунктов Европы и Азии:
1 - террамара Кастелаццо (Северная Италия, бронзовый век);
2 - индийская деревня типа Нандиаварта (по трактату Манасара, относящемуся к середине I тыс. н. э.);
3 - крепость-жилище Кой-Крылган-Кала (древний Хорезм);
4 - крепость норманнов близ Треллеборга в Дании (X в. н. д.);
5 - индийская деревня типа Падмака (по Манасара);
6 - город Топрак-Нала (древний Хорезм)

Дворец Саргона стоял на террасе высотой 14 м. На эту террасу против главного входа поднимались парадные лестницы, а по бокам дворцовой террасы шли пандусы, достигавшие верха стены. Терраса и городская стена (как это встречается на Востоке) являлись наиболее благоустроенными дорогами, с которых открывались прекрасные виды на город и загородный пейзаж. Зрителя, поднявшегося по лестнице к главному входу во дворец, встречали мощные башни. По сторонам центральной арки, как бы охраняя входы в жилище царя, стояли скульптурные изображения крылатых быков. Пройдя торжественную арку дворца, зритель попадал в громадный парадный двор, к которому примыкали другие дворы и залы, то удлиненные, то квадратные, то освещенные солнцем, то полутемные или совершенно темные, построенные в расчете на освещение пламенем факелов и светильников, заставлявших сверкать позолоту и цветные изразцовые украшения стен. В планировке этого дворца сказалось глубокое понимание художественных основ большой планировочной композиции, всегда познаваемой постепенно, при помощи зрительной памяти. Именно поэтому в размерах, пропорциях и убранстве зал было такое большое художественное многообразие.

Цитадель Багдада, основанная арабским халифом Мансуром в 762 г. н. э.
В центре крепости - дворец Аз-Захаб с примыкающей к нему мечетью. Все внутреннее пространство, окруженное кольцевой стеной и поясом кварталов разнородного назначения, заполнено специально насаженной пальмовой рощей. Геометрически правильная форма столицы Арабского халифата указывает на устойчивость кругообразных поселений, эпизодически возникавших на всем протяжении истории Двуречья:
1 - ворота Эль-Куфа, ведущие в юго-западном (аравийском) направлении;
2 - ворота Эль-Басра, обслуживающие дорогу к Персидскому заливу;
3, 4 - ворота Хурасен и Эль-Шам связывали столицу с Курдистаном;
5, 6 - помещения для полиции и тюрьмы

Дворец Саргона II, как и все дворцы древних восточных деспотий, имел замкнутую композицию; наружу были обращены только глухие стены. Поэтому значение зиккурата для силуэта дворца было огромным. Поставленный на террасе, на линии городской стены, зиккурат выигрывал в высоте и воспринимался извне во всю свою высоту (более 40 м). В то же время он был общедоступен как культовое здание, принадлежавшее не только дворцу, но и городу.

Город-крепость Топрак-Кала в Хорезме (I-VI вв. н. э.).
Городские стены и ворота (реконструкция С. П. Толстова)

Еще более грандиозным комплексом является Вавилон. Дата основания Вавилона теряется в веках. Известно, что в период Древневавилонского царства, а именно в начале II тыс. до н. э., Вавилон был значительной, если не крупнейшей столицей Двуречья. Но за период господства касситов и после двукратного разрушения ассирийцами в VII в. до н. э. город пришел в столь глубокий упадок, что Навуходоносор II не восстанавливал, а заново планировал Вавилон.

Топрак-Кала.
Реконструкция цитадели и дворцового ансамбля (дворец построен в III в. н. э.)

Явившись на смену ассирийским столицам в то время, когда прямоугольные города завоевали всеобщее признание, Вавилон не мог не получить прямоугольного плана. Таким он и был построен при Навуходоносоре в начале VI в. до н. э. Вавилон, относящийся к этому периоду, занимал оба берега р. Евфрат. Правобережная часть Вавилона (так называемый Новый город) имела второстепенное значение. Здесь размещались жилые кварталы, тогда как левобережная, восточная часть Вавилона вмещала в себя центр города, растянутый с северо-запада на юго-восток вдоль Евфрата. Выше уже говорилось, что Фивы размещались подобным же образом по обоим берегам Нила, но по сравнению с Нилом Евфрат был совсем незначительной водной артерией [18], в силу чего река не разобщала Вавилон, а служила для него естественной планировочной осью. В самом деле, все без исключения крупнейшие сооружения Вавилона так или иначе были привязаны к Евфрату.

К северу от Вавилона, на вершине холма Бабиль, был построен летний дворец вавилонских царей; южнее, на территории холма Каср (и также по соседству с рекой), возник при Навуходоносоре так называемый Южный замок, примыкавший к воротам Иштар, а еще ниже по течению реки сплошной вереницей выросли гражданские и культовые здания во главе с зиккуратом и храмом Мардука. Если учесть, что и дорога для торжественных шествий [19] также проходила параллельно Евфрату, то станет понятной исключительность планировки Вавилона, так как в отличие от прочих городов Двуречья он не имел компактного центра.

Созданный в бурный период нашествий и войн, потрясавших и уничтожавших крупнейшие государства, Вавилон получил особенно сильную систему укреплений. С востока его защищала так называемая Внешняя стена, ограждавшая треугольную территорию и опиравшаяся на Евфрат. Но, помимо Внешней стены, самый город окружался двойной дополнительной Внутренней стеной, имевшей почти правильный прямоугольный контур. Вавилон, как и Фивы, производил огромное впечатление на иностранцев грандиозностью своей территории и размахом оборонительных укреплений. Страбон, посетивший Двуречье в правление римского императора Августа (27 г. до н. э. - 14 г. н. э.), сообщает, что городские стены Вавилона имели в окружности 385 стадиев, т. е. более 70 км [20]. Однако эта цифра весьма далека от истины, ибо хорошо известные нам стены Вавилона составляют в совокупности всего лишь 18 км при территории самого города 350 га. Аналогичными преувеличениями страдают все прочие данные древних авторов. Так, например, тот же Страбон говорит, что гробница Кира (за которую он принимал вавилонский зиккурат) имела 1 стадий в высоту, что превосходит реальную высоту зиккурата по крайней мере в два раза [21] вавилонский зиккурат мог иметь не более 90 м в высоту). Согласно Геродоту, ширина и высота вавилонских стен составляли соответственно 50 и 200 царских локтей [22] (т. е. 27,5 и 110 м), тогда как действительные размеры стены не превышали 7,5 м в поперечнике и 25-30 м по высоте.

Чем же объясняются столь неточные сообщения древних авторов? Вряд ли можно обвинять Геродота и Страбона в сознательном преувеличении размеров, так как эти выдающиеся путешественники и ученые доказали свою объективность в описаниях многих городов. Очевидно, что они принимали на веру сообщения местных жителей, с одной стороны, и доверялись непосредственным зрительным впечатлениям, с другой. А Вавилон мог создать впечатление гигантского города, так как его застройка была полна яркими контрастами - теми острыми сочетаниями разнообразных форм и размеров, которые создают масштабную композицию и превращают малое в большое, а большое - в подавляюще колоссальное. Действительно, по соседству с жилым районом Меркес, где улицы имели 1,5-2 м в ширину, а площадей совсем не было, располагалась громадная ограда Эсагилы, обрамлявшая прямоугольный двор размером более 7 га. Ни один из ныне живущих гигантских городов мира не имеет столь грандиозной площади. В данном же случае контраст был изумительным, так как зритель попадал сюда после тесных и полутемных плоскокровельных домов, вплотную прижатых друг к другу, как овцы во время палящего зноя.

Борсиппа. План города в VI в. до н. э.
1 - квартал привилегированного населения;
2 - дворец правителя;
3 - пультовый центр с зипкуратом (залит черным) и храмом Нэбо;
5 - ворота и за ними дорога на Вавилон;
4, 5 - улица Нэбо;
5, 6 - улица для въездов царя

Зрителя поражала здесь не только широта ничем не закрытого небосвода, но и эффект ступенчатой башни - единственной вертикали вавилонской столицы. Зиккурат состоял из семи этажей, причем верхний, венчающий этаж был покрыт позолотой. Золото - этот наиболее жизнерадостный цвет - в данном случае впервые применялся для покрытия башен, и неудивительно, что вавилонский зиккурат, так же как и висячие сады Семирамиды, считался одним из "чудес света".

Нововавилонское царство, однако, оказалось неустойчивым. Во второй половине VI в. до н. э. началась война с мидянами и персами, и Нововавилонское царство, просуществовавшее всего лишь 70 лет, навсегда утратило политическую независимость.

Правда, обаяние Вавилона как мирового центра культуры было настолько велико, что дважды завоеватели (первый раз Кир, второй - Александр Македонский) объявляли его столицей своих вновь созданных империй, но время сделало свое дело, и Страбон, посетивший Вавилон, как и другие столицы древнейших государств, в I в. н. э. имел все основания сказать: "Большой город - в настоящее время большая пустыня".

 

К началу страницы
Содержание
Египет  Античный мир