Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Андрей Бунин
История градостроительного искусства

Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма

Том первый

Примечания:

3. Три главные эпохи в истории Египта, а именно: Древнее, Среднее и Новое царства, датируются следующим образом: Древнее царство - около 2780-2550-е годы до н. э., Среднее царство - 2160-1788 гг. до н. э. и Новое царство - 1580-725 гг. до н. э. Главными архитектурными сооружениями Древнего царства являлись пирамиды; в эпоху Среднего царства получили развитие пещерные храмы, и, наконец, для Нового царства весьма характерными были наземные храмы, среди которых особенно выделялся Карнакский храм Амона в Фивах. Вернуться в текст
4. Геродот посетил Египет в V в. до н. э., т. е. уже после упадка Мемфиса и Фив. Но, несмотря на это, описания Геродота весьма интересны и ценны. Наблюдая Египет во время разливов Нила, Геродот отмечает, что вся долина покрывается водой и "поверх воды виднеются только города подобно островам на Эгейском море". Далее, описывая Бубастис, он говорит: "...в Египте города вообще высоки, но выше всех насыпная почва, как мне кажется, в Бубастисе... храм стоит в середине города и потому виден со всех сторон, притом сверху" (Геродот. История в девяти книгах. Кн. II. § 97 и 138. Перевод Ф. Г. Мищенка, М., 1888). Вернуться в текст
5. Сведении Диодора Сицилийского (автора "Исторической библиотеки", написанной в I в. до н. э.) следует, однако, относить к более отдаленному времени, а именно ко II и даже III в. до н. э. Это объясняется тем, что Диодор не поднимался по Нилу выше Александрии и мог описывать Фивы только по литературным источникам. Среди них несомненным является "Aegiptica" Гекатея Абдерского Вернуться в текст
6. См.: Хокинс Д., Уайт Д. Разгадка тайны Стоунхенджа. Пер. с англ. П. С. Гурова. М., 1973 Вернуться в текст
7. Нижеизложенные выводы были сделаны С. М. Хмыловым, тщательно проверявшим ориентацию фиванских сооружений под общим руководством Т. Ф. Саваренской. При проверке выяснилось, что храмы, дворцы и гигантские статуи были направлены не только на солнце, но и на ярчайшие звезды, такие, как Сириус, "a" и "b" - Кентавра, Канопус, Капелла, Вега и ряд других. Вернуться в текст
8. Отметим, что сам Хокинс не наблюдал восхода и заката солнца из храма Амона в дни летнего и зимнего солнцестояния. Однако по непонятной причине он не придал значения той огромной анфиладе гипостильных зальных помещений, а также пилонов и открытых дворов, которые, ритмически возрастая, направляют взоры зрителей по прямой от святилища (т. е. с востока) на запад - к речному причалу и отдаленным заречным холмам. Не приняв во внимание вышеотмеченных архитектурных особенностей храма Амона, безусловно нацеленного на запад, Хокинс утверждает, что ориентация древних наблюдений проводилась в обратном направлении, с чем уже никак нельзя согласиться. Вернуться в текст
9. Существование пальмовых аллей в Ахетатоне подтверждается наличием прямоугольных ям, вырытых вдоль главных улиц. Ввиду того что город лежал на песчаных холмах, ямы во время посадки деревьев были наполнены плодородной землей, доставленной с Нильского побережья. Кроме того, для поливки деревьев и кустарников в Ахетатоне были устроены колодцы. Вернуться в текст
10. В течение многих веков египтяне представляли себе землю в виде совершенно плоского правильного прямоугольника, по краям которого будто бы высились горы, державшие на себе железный небесный свод. Но по мере развития наук географические представления изменялись, и уже в III в. до н. э. под влиянием греков было осознано сферическое строение земли. Тогда же александрийский астроном Эратосфен измерил расстояние между Александрией и Сиеной и на основании полученной цифры рассчитал длину окружности земного шара с ошибкой в 20% против современных нам измерений. Вернуться в текст
11. К числу прямоугольных китайских городов, ориентированных сторонами по странам света, принадлежат Пекин и Тяньцзин. Так же, как и египтяне, китайцы отдавали предпочтение южному направлению, что вызывалось культом солнца и отвечало мистической формуле буддизма "Господин смотрит на юг". О формах и ориентации китайских городов см.: Boerschmann, Architektur und Kulturstudien in China ("Zeitschrift fur Ethnologie", 1910, № 3-6). Вернуться в текст
12. Большой храм Амона-Ра является крупнейшим молитвенным зданием в мире. Своей длиной (360 м) он превосходит почти в два раза даже знаменитый римский собор св. Петра. Вернуться в текст

 


Часть первая. Градостроительство рабовладельческого строя
1. Города древних восточных деспотий

Египет

Обитаемой частью Египта издавна была только узкая нильская долина, ибо по сторонам ее простираются громадные пустыни: с запада - песчаная Ливийская, а с востока - каменистая Аравийская. Долина нижнего течения Нила была заселена еще в эпоху палеолита. Ирригационные работы, производившиеся в заболоченной нильской долине, способствовали раннему образованию территориальных общин, на основе которых впоследствии возникли политически самостоятельные области - номы. В конце IV тыс. до н. э. в результате длительной борьбы между северной и южной группами номов Египет объединился под верховной властью одного фараона, и номы с этого времени превратились в политически подчиненные области централизованного государства. В эпоху Древнего царства Египет простирался вплоть до Первых порогов (где в настоящее время находится Ассуанская плотина), а в эпохи Среднего и Нового царств [3] в государственные границы Египта включались Нубия, Сирия и Ливан.

Значение Нила в жизни древнего египетского государства было исключительно большим. Во время ежегодных осенних разливов Нил орошал всю долину; оседавшие речные наносы поддерживали плодородие ее почвы в борьбе с наступающими песками пустыни, и, кроме того, Нил являлся единственной транспортной артерией страны. Вот почему египтяне создали культ Нила еще на ранних ступенях формирования их религии.

Коренная флора Египта, несмотря на плодородие почвы, была небогатой и однородной на всем протяжении этой жаркой страны. Помимо финиковой пальмы, ценной в качестве плодоносящего дерева, все остальные древесные породы, а именно акация, тамариск, папирус, принадлежат к кустарникам или тростникам, и, следовательно, Древний Египет не был обеспечен местным строительным лесом. Сосну и кедр ввозили в Египет из отдаленного Ливана и даже из Греции, в силу чего дерево как дорого стоивший материал употреблялось только на столбы, перекрытия и столярные поделки. При таком положении главным строительным материалом неизбежно должна была стать сама почва Египта, состоявшая из наносных лёссовых пород, смешанных с глиной. Египтяне строили свои жилые дома из сырцового кирпича. Это были весьма неустойчивые сооружения, ибо стоило воде прорваться сквозь валы, окружавшие город и защищавшие его от наводнений, как сырцовый кирпич размокал, и с течением времени исчезали всякие следы от построек. Собственно в этой неустойчивости строительных материалов и заключалась главная причина исчезновения египетских городов, из которых сохранились только те, которые были расположены на возвышенных плато - выше уровня затопляемости. Однако и эти города остаются еще малоизученными, так как большинство из них было либо засыпано песками пустынь, либо разрушено временем и позднее пришедшими арабскими племенами. В целом современная наука располагает лишь крайне ограниченным числом раскрытых раскопками древнеегипетских городов. Кахун, Ахетатон с кварталами строителей-рабов и частично дошедшие до нас Эль-Каб и Семне составляют почти все известное нам градостроительное наследие Египта. К этому нужно присоединить гигантские некрополи, отдельные дворцовые и храмовые ансамбли, наконец, мы можем пополнять наши сведения о городах Древнего Египта из литературных источников египетского, греческого и римского происхождения. На основании перечисленных источников можно дать классификацию древних египетских городов по их ведущему назначению. Первое и главное место в этой классификации займут столицы, второе - храмовые города, третье - торговые города и четвертое - стратегические укрепленные пункты. Помимо Мемфиса и Фив столицами Египта в различные периоды его истории были Ахетатон (более известный под названием Телль-Амарны), Саис, Танис и Бубастис; среди храмовых городов особенно выделялись Гелиополь, Элефантина и Филе; большинство торговых городов, к числу которых принадлежали Аварис и те же Танис и Бубастис, было расположено среди нильской дельты, а крепостные города возникали близ государственных границ и вместе с территориальным расширением Египта численно возрастали, распространяясь как в сторону Эфиопии, так и в сторону каменистой Аравии. Таковы Эль-Каб, Семне и др.

Гизе. Большой сфинкс.
Сооружен в период правления IV династии (2720-2560 гг. дон. э.). Высота изваяния 20 м; горизонтальная протяженность 60 м. По свидетельству арабского естествоиспытателя Абдал-Латифа, в XIII в. н. э. лицо сфинкса еще сохраняло пурпурную окраску

Наряду с городами в Египте получили развитие своеобразные населенные пункты, предназначенные для строителей пирамид, ирригационных сооружений и крупных дворцовых и храмовых комплексов. Такие населенные пункты вмещали в себя кварталы рабов-строителей и жилые дома администрации. Наиболее известный среди них - Кахун - обладает столь небольшими размерами, что скорее может быть отнесен к поселкам, чем к городам. Конечно, приведенную классификацию, как и всякую попытку разграничения городов по их назачению, нельзя считать непогрешимой, так как каждый древнеегипетский город (за исключением разве небольших крепостей) имел свои рынки, храмы, а нередко и царские резиденции и так или иначе участвовал в политической, экономической и культурной жизни страны.

На протяжении более чем трехтысячелетней истории Древнего Египта социальный состав городского населения не раз изменялся. Городское ремесленное производство достигло значительного развития уже в начале эпохи Среднего царства. Рост экспортной торговли и строительство дворцов и наземных храмов в эпоху Нового царства сделали ремесленников самой многочисленной социальной группой. Строители каменных храмов и дворцов, резчики по камню, мастера монументальной живописи, ювелиры, оружейники, деревообделочники, гончары, текстильщики и, наконец, специалисты по мумификации трупов составляли далеко не полный перечень ремесленных специальностей.

Наряду с ремесленниками, объединенными в своеобразные корпорации - "са", в городах Египта находились крупные и средние землевладельцы, а также лица, составлявшие бюрократический аппарат деспотической монархии. Если к перечисленным социальным группам присоединить жрецов (особенно многочисленных в храмовых городах), а также наемные войска и работников аппарата торговли с другими странами, целиком находившейся в руках фараонов, то будут перечислены главнейшие группы городского населения. Между этими группами и особенно между ремесленниками-рабами, с одной стороны, и государством и рабовладельцами, с другой, происходила многовековая классовая борьба, периодически приводившая к восстаниям, свержению власти фараонов и полному распаду централизованного деспотического государства.

Широчайшая эксплуатация подвластного городу населения сельских общин, а позже, после периода завоевательных войн, рабов-военнопленных, а также наличие в долине Нила легко добываемых каменных материалов, которые доставлялись к местам строек по воде, давали государству возможность проводить громадные строительные работы. Плотины, дамбы, каналы, громадные царские некрополи, дворцы фараонов и храмы сооружались главным образом за счет государства. Таков, например, колоссальный мемфисский некрополь (расположенный близ современного нам селения Гизе), над постройкой которого в течение многих лет работали десятки тысяч рабов. После завоевательных войн Рамзеса II в государственном строительстве были заняты преимущественно рабы.

Великие пирамиды в Гизе.
На первом плане - пирамида Хефрена, далее - пирамида Хеопса. Строительство пирамид относится к периоду правления IV династии. Первоначальная высота пирамиды Хеопса 146,6 м, в настоящее время около 137 м

В связи с разливами Нила в Египте рано развилась инженерная подготовка территории, которая заключалась в устройстве террас под дворцами и храмами, а также в обваловании городов по внешнему контуру. Благодаря валам, на которых нередко возводились городские стены, город был виден извне, о чем красноречиво говорит Геродот в своей бессмертной "Истории" [4]. Из тех же описаний Геродота мы знаем, что древние египетские города были застроены одноэтажными домами под плоскими крышами и что богатые дома имели невысокие башенные надстройки, в которых жители укрывались по ночам от докучливых комаров, особенно многочисленных в городах заболоченной нильской дельты. Описания древних авторов, дошедшие до нас терракотовые модели, а также раскопки в Ахетатоне, Мединет-Абу и Хараре дают возможность полагать, что далеко не все города Египта были плотно застроены. Наоборот, широкие дворы богатых домов, широкие улицы, достигавшие 40 м в поперечнике, и, наконец, обширные храмовые ограды давали возможность для устройства аллей, разведения рощ и фруктовых садов внутри города. Поэтому город, видимый с внешних валов или стен, производил впечатление цветущего оазиса, из зелени которого выступали обелиски и монументальные пилоны храмов. Они и определяли силуэт древнего египетского города, так как рядовая жилая застройка в условиях плоской нильской равнины не создавала ощутимых высотных контрастов.

Гизе.
Анализ расположения пирамид, храмов и Большого сфинкса (по В. Н. Владимирову)

При современном состоянии раскопок очень трудно дать обобщающую характеристику планировки и застройки городов Египта, так как жилые районы наиболее известных городов, и в первую очередь Мемфиса и Фив, остаются совсем неизученными и даже, больше того, неизвестны размеры и контуры этих столиц. Существует, однако, прочно укрепившееся среди исследователей представление о путях развития столичных городов Египта. Согласно этой теории, в каждое новое царствование фараоны создавали новые резиденции. Сторонниками этой теории являются египтологи Эрман, Масперо и др.; не отрицает ее и Пьер Лаведап в своем труде по истории градостроительства. Если допустить, что каждый фараон, следуя обычаям предков, покидал резиденцию своего предшественника и создавал свою собственную, то Мемфис и Фивы можно считать городами с несколькими центрами, ибо новые дворцы за редкими исключениями строились поблизости от старых. С течением времени новый дворец окружался со всех сторон жилыми кварталами, и этот вновь образовавшийся городской организм срастался с покинутым городом. Весьма вероятно, что так развивался Мемфис, достигший к концу Древнего царства 5 км в длину и простиравшийся от Великих пирамид на севере до некрополя Саккара на юге. Колоссальные размеры Фив объясняются многократными перемещениями царских резиденций; однако отметим то весьма существенное обстоятельство, что вместе с ростом столичных городов, несомненно, происходило отмирание наиболее старых и удаленных городских районов. Иначе и пе могло быть, так как население древних городов никогда не было особенно крупным. Войны, неурожаи и частые эпидемии уносили в могилу огромное количество людей. И если, по свидетельству Диодора Сицилийского [5], Фивы имели в окружности ИО стадий (т. е. 25 км), то эта территория была наполовину застроена, а наполовину засеяна, причем обитаемая часть столицы занимала совсем незначительную площадь, даже если принять во внимание большое число паломников, стекавшихся к храму Амона. Современная археология рассеяла мифы о гигантских размерах Вавилона и других прославленных городов Древнего Востока, и, разумеется, Фивы пе представляли исключения из этого общего правила и никогда не имели 100 врат, о которых сообщают древние авторы. На протяжении многих веков жилые районы древних Фив неоднократно перемещались, то возникая близ храма Амона в Кариаке, то переходя к Луксорскому храму, то вырастая на левом берегу Нила, в районах Дейр-эль-Бахари, Гуриы, колоссов Мемиона или Мединет-Абу. Со временем жилая застройка, представлявшая собой в городе связующую ткань, бесследно исчезла, по храмы, дворцы и другие капитальные здания остались на своих местах. Этим и объясняется распыленность фивапских ансамблей.

Кахун - поселок для администрации и строителей-рабов в Фаюмском оазисе (функционировал в начале II тыс. до н. э.)

Египтологов, изучавших топографию древних Фив, всегда удивлял ничем, казалось бы, не мотивированный архитектурно-планировочный беспорядок. В то время как Великие пирамиды, возглавляющие мемфисский некрополь, располагаются па безукоризненной прямоугольной канве, почти все фиванские храмы (особенно на левом гористом берегу Нила) кажутся рассыпанными абсолютно безвольно. На левом берегу невозможно найти основную планировочную ось города, как нет там и параллельно стоящих художественно согласованных между собой архитектурных ансамблей. Вплоть до самого последнего времени эти чрезвычайно важные композиционные вопросы не получали никаких объяснений. Однако разгадка тайны Стоупхенджа, предложенная англо-американским астрономом Хокинсом [6], способна осветить размещение строений и в древних Фивах.

Гизе. План мемфисского некрополя
1 - пирамида Хеопса (Хуфу);
2 - пирамида Хефрена (Хафра);
3 - пирамида Миперина (Меппаура);
4 - Большой сфинкс.
Вокруг пирамиды Хеопса - мастаба и малые пирамиды

В эпоху Нового царства Фивы являлись не только крупнейшим политическим центром страны, но и ее религиозным центром, в котором жреческая каста обладала диктаторской властью. Естественно допустить, что высокоразвитая астрономия, неразрывно связанная с теологией, накладывала свой отпечаток на строительство храмов, дворцов и дорог, как и предопределяла установление видовых контрольных точек для наблюдения небесных светил. Но по сравнению с солсберийским кромлехом Фивы представляли собой значительно более развитый механизм для наблюдений, превращавший великий город в ни с чем не сравнимую астрономическую обсерваторию. К такому заключению пришел не только первооткрыватель назначения Стоунхеиджа проф. Хокипс, но и другие специалисты, включая сотрудников кафедры истории архитектуры и градостроительства Московского архитектурного института.

Фивы. Местоположение памятников архитектуры на территории древнего города и в его окрестностях:
1 - дворец и храмы Мединет-Абу;
2 - колоссы Мемнона;
3 - Рамессей;
4 - храм Сети I и к северу от него - Гурна;
5 - храм Хатшепсут в Дейр-эль-Бахари

К каким же выводам склоняются ученые при расшифровке местоположения фиванских храмов, дворцов и гигантских статуй? [5]

Визуальные оси фиванских храмов, направленные на небесные светила.
Следует отметить, что отсутствие на чертеже строгой визуальной параллельности лучей зрения, нацеленных на небесные светила, объяснялось различием вертикальных геодезических отметок обсервационных точек. Так, солнце, видимое от высоко поставленного храма Хатшепсут, поднималось над горизонтом несколько раньше, чем в раме между колоссами Мемнона, стоящими на равнине.
Масштаб рисунков общий

Главный храм, посвященный культу Амона-Ра (в Карнаке), был направлен своей продольной осью на западный горизонт (точнее, па ущелье, в которое почти вертикально спускалось солнце в день летнего солнцестояния) [7].

Фивы. Комплекс храмов в Дейр-эль-Бахари.
На первом плане - средняя терраса и внутренний двор верхней террасы храма Хатшепсут (построен в 1520-1500 гг. до н. э.);
на втором плане - руины храма Ментухотепов (2160-2000 гг. до н. э.)

Второй по значимости Луксорский храм своим последним звеном был оптически связан с храмом Амона, как и направлен на яркую звезду Капелла из созвездия Ауриги.

Так называемые колоссы Мемнона являлись пропилеями для наблюдения восхода солнца в день зимнего солнцестояния и т. д. [8]

Храм Амона в Карнаке (реконструкция Лепера).
Перспектива средней галереи гипостильного зала, построенного в XIII в. до н. э.
В дни летнего солнцестояния продольная анфилада храма озарялась до самого святилища вертикально опускавшимся солнием

Конечно, законченного исследования на тему "звезды и храмы стовратных Фив" пока еще нет. Но и того, что удалось установить, вполне достаточно, чтобы убедиться в воздействии полумистической древней астрономии па градостроительное искусство самой выдающейся из деспотических империй древнего мира.

Кромлех Стоунхендж в графстве Солсбери (Англия) - далекий предшественник современных нам астрономических электронно-вычислительных машин.
Вид с внешней стороны (по фотографии С. С. Ожегова)

На основании изучения планировочной топографии фиваиских ансамблей, а также в результате рассмотрения планировки Ахетатона можно с уверенностью полагать, что крупные египетские города не имели геометрически правильных планов. И, наоборот, небольшие города и поселки типа Кахуна обладали столь регулярными планами, что, естественно, возникает гипотеза о предварительном планировочном проектировании этих населенных пунктов.

Так называемый "Стоунхендж I" - ранняя стадия в развитии древней астрономической обсерватории (ориентировочные даты строительства, по Хокинсу, 1900-1600 гг. до н. э.).
Сооружение ориентировано в северо-восточном направлении на точку восхода солнца в день летнего солнцестояния (закреплена "пяточным" камнем).
Из четырех опорных камней сохранились только два

Кратковременная столица Египта Ахетатон была основана фараоном Аменхотепом IV, порвавшим с культом Амопа и покинувшим Фивы на рубеже XV и XIV вв. до н. э.

В выборе географического положения новой столицы, возникшей в 300 км к северу от Фив, сказалось желание фараона коренным образом нарушить традиции прошлого, однако в выборе конкретной строительной территории для города, как и в расположении храмов, египтяне оказались верными старым приемам.

Вверху - символ, связанный с культом Амона (бога Солнца) у древних египтян; прочно вошел в изобразительное искусство и орнаментацию культовых зданий.
Под ним - священный жук "скарабей", вызывавший ассоциацию с движением солнца по небосводу: являлся весьма распространенным амулетом и объектом особого поклонения

Руины Ахетатона дают наиболее полное представление о планировке крупных египетских городов. Южная часть города, раскрытая на протяжении 1,5 км, представляет собой беспорядочную застройку кварталов. Действительно, крупные дома богатых египтян, окруженные садами и службами, чередуются с жилыми постройками бедноты. И те и другие дома выходят на улицы глухими оградами, и лишь большие участки и парадно оформленные входы в усадьбу выделяют дом богатого египтянина на фоне измельченной застройки земледельцев и ремесленников. С юга па север параллельно реке тянется главная улица, получившая у археологов наименование улицы "Великого жреца". Ее необычная ширина, местами доходящая до 60 м, указывает на то, что эта улица предназначалась для религиозных процессий, двигавшихся по направлению к храму, расположенному на северной окраине города. В то же время можно считать несомненным, что эта улица была обсажена деревьями с обеих сторон, так как в противном случае ее хаотичная застройка раздражала бы глаз наблюдателя [9].

Фивы. План так называемого Карнакского ансамбля:
1 - аллеи сфинксов;
2 - храм Мут;
3 - храм Хонсу;
4 - храм Рамзеса III

В общественной жизни древних египетских городов главенствующую роль играли религиозные процессии, требовавшие широких и специально оформленных улиц; второе место занимали царские торжества, также связанные с многолюдными шествиями, и лишь на третьем месте были народные празднества, которые происходили па рыночных площадях, лежавших за городской чертой или внутри города - у ворот. Главная улица древних египетских столиц и храмовых городов служила подходом к храму и как бы продолжением его композиционной оси, на которой стояли гипостильные залы.

Храм являлся конечной целью движения, и архитектура улицы должна была подготовлять путника к восприятию храмовых интерьеров, сосредоточивать мысли, а не рассеивать их. Отсюда и получил начало прием однородного оформления улиц, проявившийся в аллеях сфинксов. В спешно создававшемся Лхетатоне аллеи сфинксов не могли появиться тотчас же после основания города, но пальмовые аллеи были насажены. Они маскировали беспорядочные выступы оград, давали необходимую прохладу и, кроме того, стволы деревьев создавали тот же простой и убедительный ритм в оформлении улицы.

Прямо противоположную планировку мы находим в Кахуие. Построенный фараоном Соиусертом II в начале II тыс. до н. э., Кахуп являлся штабом строительных работ в Фаюмском оазисе. Этот хорошо сохранившийся населенный пункт существовал всего лишь около 100 лет, после чего был заброшен и с течением времени засыпан песками. Кахун имеет правильно очерченный прямоугольный контур со сторонами 260 и 380 м, ориентированными строго по странам света. Его территория, занимающая около 10 га, разделена глухой кирпичной стеной па две неравные части, лежавшие к тому же на разных уровнях. Меньшая, западная, часть, расположенная ниже, была застроена однотипными глинобитными хижинами для строителей-рабов, тогда как большая, восточная, часть, лежавшая несколько выше, принадлежала свободным гражданам и представителям господствующих классов.

Платт Кахуиа весьма наглядно демонстрирует экономическое и правовое положение противостоящих друг другу классов в древнем египетском городе: рабовладельцев, с одной стороны, и рабов, с другой. Однотипные жилища рабов настолько примитивны и тесны, что нет основания предполагать тталичие у них иттдивидуального хозяйства с инвентарем и домашним скотом. Вместе с тем совершенно очевидна военная организация всего населения квартала рабов, которое, видимо, было оторватто от семей и находилось тта положении обитателей концентрационных лагерей. И в то же время большая часть поселка, предназначенная для высших должностных лиц, управлявших строительством в оазисе, была занята обширными домами с большими залами и целым лабитзиптом обслуживающих помещений.

Уличная сеть Кахутта столь же геометрически правильна, как и внешние очертания города. Параллельно северной городской стене с запада на восток идет прямолинейная главная улица, по сторонам которой располагаются большие дома высших должностных лиц, а в конце улицы (по соседству с кварталом рабов) - дворец фараона. На территории квартала рабов также выделяется своя особая главная улица, ведущая с юга на север. К этим двум взаимно перпендикулярным магистралям привязываются второстепенные улицы, образующие вместе с ними древнейшую из известных нам прямоугольных планировочных систем.

Крепость Эль-Каб (по Лаве дану).
Заштрихована территория древнейшего поселения, указывающая на смену круглых городов прямоугольными 1 - храм

Планировка Кахуна не представляла собой уникального явления в Древнем Египте. По типу Кахуна построен так называемый Восточный квартал в Ахетатоне, целиком предназначенный для рабов. Верхпеегипетский город Эль-Каб также имеет прямоугольную форму, а кроме того, в различных районах страны и теперь еще сохраняются прямоугольные земляные палы и кирпичные ограждения, почти всегда ориентированные своими сторонами по четырем странам света. Таковы безымянные ограды близ Изма-илии, Абу-Гураба и Дашура.

Историков архитектуры всегда интересовал вопрос о происхождении регулярных городских планов, равно как и вопрос ориентации городов по странам света. В Египте, как видно из предыдущего, широкое распространение имели прямоугольные города, обладавшие идеально правильной сеткой прямолинейных улиц. Наряду с ними встречались и круглые города, па что указывают руины древнейших кольцевых укреплений Эль-Каба, а также египетский иероглиф, обозначавший понятие города в виде круга. Последнее является весьма убедительным доказательством не только существования, но и широкого распространения круглых городов, ибо, создавая изобразительные знаки своей древнейшей письменности, египтяне старались передать в них наиболее характерные и выразительные черты окружающих предметов, так что можно предполагать, что еще в додипастическом Египте, а может быть, и в начале Древнего царства наиболее многочисленными были круглые поселения, которые впоследствии уступили место прямоугольным городам. Аналогичная смена круглых городов прямоугольными произошла и га территории Двуречья.

Фивы - Аллея сфинксов, ведущая к храму Амона-Ра

Но чем объясняется это явление? Почему прямоугольный город был предпочтен кольцевому? Анализируя смену градостроительных форм, прежде всего следует обратить внимание на стратегический фактор. Кругообразный город, как обладающий наименьшим периметром, имел несомненные стратегические достоинства. Именно поэтому большинство средневековых городов получило округленную форму, а в трактатах теоретиков эпохи Возрождения город в виде правильного прямоугольника или круга приобрел значение планировочного идеала. Однако римляне не создавали круглых городов и отдавали предпочтение прямоугольным, о чем свидетельствуют многочисленные римские военные лагеря, а кроме того, и в средние века, и в более позднее время наряду с кругообразными городами имелись прямоугольные, также создававшиеся в качестве стратегических пунктов. Отсюда следует, что требование обороны городов допускали ту и другую форму плана и не могли играть определяющей роли в переходе к прямоугольным планам. Конечно, в строительном отношении, как и в удобстве разбивки городского плана на выбранной территории, прямоугольные планы имели неоспоримые преимущества, однако наряду с этим весьма важную роль играли астрологические и религиозные представления египтян, поскольку они наложили в Древнем Египте свою печать на все науки и искусства, начиная с философии и кончая географией, астрономией и строительством во всех его проявлениях.

Переход от круглых городов к прямоугольным, вероятно, совершился вслед за утверждением представления о четырехугольной форме земли [10]. Постепенно вошло в обычай повторять в планировке самую форму земли и в то же время ориентировать стороны города в точном соответствии со странами света. Поскольку истоки священного Нила находились на юге, постольку предпочтение отдавалось южной стороне, в связи с которой определилось расположение планировочных координат: север-юг и запад-восток. В этом отношении города Египта и Китая были совершенно идентичными [11].

Весьма возможно, что первые опыты регулярной прямоугольной планировки были сделаны не в городах, а на территории загородных некрополей, где пирамиды, мастаба и поминальные храмы размещались по той же координатной системе. Собственно наиболее грандиозный Гизехский ансамбль представлял собой как бы целый город, расположенный на выровненных террасах, со сложной системой улиц и дворов между каменными массивами пирамид и гробниц. В архитектуре этих сооружений сказалось тонкое чувство пропорций, масштабности и контрастов, чего не обнаруживают генеральные планы известных нам египетских городов. Планы Кахуна и квартала рабов в Ахетатоне не поднимаются выше уровня элементарных геометрических схем и механического суммирования стандартных ячеек; немногим живописнее их была планировка больших городов, представленных Ахетатоном, а между тем на городской территории высились храмы, достигшие в эпоху Нового царства высочайшей художественной выразительности. Вот почему окончательное суждение о древних египетских городах можно вынести только после рассмотрения храмовых комплексов.

Ахетатон (Телль-Амарна).
Общий ситуационный план города, основанного Аменхотепом IV (Эхнатоном) на рубеже XV и XIV вв. до н. э.
Улица Великого жреца и жилые кварталы, раскрытые раскопками; на чертеже видна попытка превращения улицы в тенистую пальмовую аллею, для которой были заготовлены ямы, заполненные плодородной землей

Большой храм Амона в Фивах, более известный под названием Карнакского храма, заслуженно считался одним из "чудес света", так как в монументальности архитектурных форм и в гигантских абсолютных размерах он не имел себе равных в Египте. Карнакский храм вместе с соседними малыми храмами составлял систему ансамблей, различных по расположению и размерам, а если учесть, что и Луксорский храм, лежавший па расстоянии около 3 км от храма Амона, был связан с ним специально построенной аллей сфинксов, то станет понятным размах этой замечательной планировочной композиции.

Ахетатон.
План так называемого Восточного квартала, застроенного хижинами рабов

Как и большинство исполинских сооружений древности, Карнакский храм создавался постепенно. Зародившись в эпоху Среднего царства, он рос с востока на запад, т. е. от святилища в сторону Нила, на берегу которого была построена специальная пристань. В процессе строительства один за другим вырастали пилоны, появлялись дворы и колонные залы, и в результате тысячелетнего развития храм приобрел прямоугольную строгую форму почти 400 м длиной.

В нашу задачу не входит изложение истории строительства этого храма. Отметим лишь, что параллельно с развитием храма Амона шло строительство в окружающем районе. Чтобы выделить храмы среди рядовых городских кварталов и вместе с тем защитить от наводнений, были насыпаны земляные валы, образовавшие прямоугольные контуры вокруг храмов Амона, Хоысу и Мут. Дворцы и храмы древних восточных деспотий в большинстве случаев являлись стратегическими опорными пунктами, поэтому валы, окружавшие Карнакский храм, защищали его от вторжения врагов, а "священное озеро" служило водохранилищем во время осад и разливов Нила [12]. Для того чтобы понять архитектуру Карнакского ансамбля, нужно мысленно восстановить не только развалины многих построек, обезображенных временем, ко и воссоздать живую природу, окружавшую храмы, а также представить себе те многолюдные шествия, которые двигались в определенные дни между Карнакским и Луксорским храмами, а иногда и выходили па Нил. Предполагают, что в пределах храмовых оград, а может быть, и в более широком районе росли священные рощи. Пальма с ее обнаженным стволом и остролистой развесистой кроной всегда создавала прекрасные контрасты в обстановке плоского восточного города, и даже гладкие внешние стены египетских храмов "оживали" в присутствии пальм. Однако аллеи сфинксов, обсаженные пальмами с обеих сторон, несомненно, производили еще более сильное впечатление.

Зрителя, подошедшего к храму Амона со стороны нильской пристани, встречали входные пилоны, имевшие 43 м в высоту и поднимавшиеся из земли подобно несокрушимым скалистым утесам. Перед пилонами высились гигантские мачты, окованные золотыми листами, а через раскрытые двери, висевшие на бронзовых петлях, открывалась анфилада дворов и зал.

Естественная оптическая перспектива всегда сокращает предметы, но здесь перспективный эффект обострялся ритмическим сокращением расстояний по главной оси, и зритель, стоявший перед первым пилоном, ощущал беспредельную глубину анфилады. Большой квадратный двор храма начинал собой анфиладу внутренних пространств. Двор был залит солнечным светом, так как колоннады стояли только у стен, а центральная ось отмечалась свободно стоящими колоннами. Но когда зритель проходил через второй пилон, то попадал в совершенно иную обстановку. Это был гак называемый Большой гипостильный зал. Блеск солнца сменялся здесь полутьмой, так как только центральный проход освещался через высоко прорезанные решетчатые окна, в то время как боковые стороны зала были лишены естественного освещения. Вся территория зала, занимающая более 5 тыс. м2, была заполнена целым лесом колонн. Колонны-исполины центрального прохода, имея диаметр 3,5 м (при высоте 20,4 м), равнялись но толщине триумфальным колоннам Траяпа и Антонина, а громадные капители и тесная расстановка колонн усиливали впечатление безмерной тяжести. Колоссальность этих каменных масс вызывала в зрителях ощущение подавленности и благоговения. Гипостильный зал Карнакского храма, действительно, мог внушать трепет перед божеством, особенно во время торжественных молебствий, когда между стволами колонн при свете факелов и в дыму благовоний жрецы проносили золотую ладью Амопа-главнейшую реликвию храма. Впечатление дополнялось цветовым решением зала. Обилие ярких разноцветных рельефов обогащало интерьеры, а синий потолок с золотыми звездами и парящими змеиноголовыми коршунами напоминал в полутьме ночное звездное небо.

Чем дальше двигался зритель по продольной оси Карнакского храма, тем меньше становились по высоте преграждавшие путь пилоны и теснее залы, и, наконец, в далеком и почти темном небольшом святилище при свете пламени блистала золотая ладья Амона. Так, в результате ритмического убывания размеров залов, их освещенности и убранства достигались сильнейшие архитектурные эффекты.

В процессе строительства храма Амопа был осуществлен весьма распространенный тип храма, растянутого вдоль продольной оси. Осевую композицию получили и малые, и крупные фиваиские храмы как на правом, так и на левом берегу Нила, где вдоль высоких ливийских гор тянутся дворцы-крепости и храмы Рамессея, Медииет-Абу и Гуриы. К сожалению, все эти сооружения, как и большинство монументальных построек Востока, окруженных валами и стенами, не вступали в активное взаимодействие с городом. Но память сохраняла виденные образы, и путешественники, покидавшие Фивы, уносили с собой неизгладимое впечатление о великом городе храмов.

 

К началу страницы
Содержание
Города древних восточных деспотий  Двуречье и сопредельные страны Азии