Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
  Публикации
Вадим Алешин
Социалистический город в представлениях первых градостроителей Украины
 

1. Тонконогов Г. Перспективы городского благоустройства на Украине. - Коммунальное хозяйство на Украине, 1922, № 2, с. 97. Вернуться в текст
2. Харьков; Держвидав України, 1930, 112 с. - Укр. Вернуться в текст
3. Харьков; Госиздат "Господарство України", 1931, 111 с. Вернуться в текст
4. ЦГАОР УССР, ф. 5, оп. 3, д. 1749, Научно-исследовательская работа инженера М. М. Евсеенко "Планировка социалистического города", 1929. Вернуться в текст
5. Харьков; Одесса: Государственное издательство Украины, 1930, 200 с. Вернуться в текст
6. Хаустов П. П. Шапаровский Г. М. Планировка городов. - Харьков: Киев: Укрдержтехвидав. 1931, 89 с. - Укр. Вернуться в текст

 

Становление градостроительного подхода к решению архитектурных задач можно отнести к начальному периоду истории советской архитектуры. Именно тогда появилась возможность рассматривать среду обитания человека в системе - от гигантских территориальных комплексов в масштабах промышленного района, республики и даже всей страны до наиболее элементарных единиц расселения - квартала и отдельного здания. Взаимосвязанность всех этих уровней обеспечивалась возможностью планового переустройства жизни людей в социалистическом обществе. И нет ничего удивительного, что именно социалистический город стал краеугольным камнем зарождающейся теории советской архитектуры. Он начинает трактоваться не только как некая совокупность сооружений, оформляющих социальные процессы, но и как сложный социально-культурный организм со свойственным ему претворением в жизнь не только оригинальных идей организации пространства, но и обобщенных представлений об обществе завтрашнего дня.

Отсутствие исторических аналогов решения такой грандиозной задачи, как создание социалистического города, ставило зодчих в трудное положение. И вполне закономерно, что в первые годы Октября они пытаются приспособить для своих целей наиболее прогрессивные идеи, созданные за рубежом. Так, в начале 20-х годов в одной из немногочисленных статей, вышедших в то время в республике, указывалось: "Изящность отделки улиц и площадей Франции, уютность и удобство английских домов, коттеджей, немецкая добросовестность и серьезность подготовки к каждому городскому вопросу, и, наконец, широкий размах и полет американского масштаба - вот четыре камня, на которых мы должны заложить здание нашего благоустройства Украины" [1].

Особое распространение получают идеи города-сада, популярные еще до революции. В начале 1922 г. создается "Общество городов-садов Украины", в задачу которого входит "изучение и разработка вопросов планировки, благоустройства, украшения и оздоровления города". При этом классическая концепция Э. Говарда претерпевает значительные изменения. Например, инженер П. Чернышев предлагает создавать города-сады не в виде круга с замкнутой, статичной территорией, а в форме кругового сектора. При этом учитывалось бы тяготение жителей к местам приложения труда и поселение получило бы возможность роста за счет периферийных участков.

Однако в те годы проблема социалистического города не могла быть не только решена, но даже сформулирована. Это произошло в период бурного наращивания промышленного потенциала страны и становления социалистической экономики - во второй половине 20-х - начале 30-х годов. Сформулированный в первом пятилетнем плане развития народного хозяйства новый социальный заказ заставил градостроителей искать соответствующие формы социалистического поселения.

Как антипод городу-саду к концу десятилетия возникает подготовленная достижениями техники идея "города-небо-скреба". Популяризируя проекты и теоретические труды Корбюзье, инженер Ф. Кондрашенко пишет, что ему видится "в ясных могучих массах строений-кварталов гармония динамических сил - будущее искусство коллективизма".

Здесь немаловажное место отводится вопросам организации транспорта в городе будущего, указывается, что все виды движения представляют собой "коэффициент скорости жизни и труда". Но идеи Э. Говарда не сдают своих позиций. Один из их последователей В. Мирер считал, что города-сады - это наиболее оптимальный вариант решения проблемы расселения жителей и развития промышленности существующих крупных городов: "город-центр, окруженный самостоятельными промышленными городами-спутниками и тесно связанный с ними, таков реальный идеал современного градостроительства". Но в то же время город-сад, по его представлениям, должен обладать целым рядом черт, присущих урбанизированному . поселению - иметь максимально обобществленный быт, застройка должна осуществляться не отдельными усадьбами, а группами 2-4-этажных домов.

Эту же точку зрения разделял А. Полоцкий, который заявлял, что "Мы против строительства хуторов... и против строительства новых больших городов с миллионным населением, путь по которому прошла американская буржуазия,- мы за агрогорода... на 40-50 тысяч жителей", в которых промышленность была бы объединена с сельскохозяйственным производством.

Столкновение мнений о городе будущего приняло наиболее острый характер в процессе дискуссии о социалистическом расселении, которая вышла за рамки профессионального обмена мнениями. Кроме собственно градостроительных проблем, в ходе дискуссии поднимались такие вопросы, как типы жилья, состав помещений, проблемы культурно-бытового обслуживания, семейные отношения и т. д. Нет необходимости подробно останавливаться на самом течении дискуссии, описанной в монографии В. Хазановой "Советская архитектура первой пятилетки. Проблема города будущего". Рассмотрим лишь некоторые теоретические выкладки, сделанные градостроителями Украины.

Как известно, основной спор разгорелся между урбанистами и дезурбанистами. Одним из ярых сторонников урбанистической концепции стал украинский теоретик М. Борисенко, издавший труд "Строительство социалистических городов" [2]. Он предложил создавать новые поселения вокруг старых городов на расстоянии 20-30 километров. Их отличие от городов-спутников заключалось в том, что со временем, когда исторические города, аккумулирующие в себе все противоречия буржуазного общества, отомрут, в эти поселения будут перенесены культурные и административные функции старых населенных пунктов.

Схема идеального города М. Борисенко:
1 - центральная площадь;
2 - памятник В. И. Ленину;
3 - партерная зелень;
4 - Дворец культуры;
5 - главная улица;
6 - административное здание;
7 - транспортные магистрали;
8 - жилые кварталы;
9 - детские учреждения;
10 - клубы-столовые;
11 - кольцевая линия трамвая;
12 - обслуживающие предприятия.

Автор детально останавливается на архитектурном облике новых городов. Это - города без окраин, представляющие собой "цельный и полностью законченный организм" с четкой и простой планировочной схемой. На центральной площади он предлагал разместить огромный дом пролетарской культуры - "мозг города", неподалеку - монумент В. И. Ленину. Непосредственно за площадью - кольцо административных, торговых и общественных зданий. Третий концентрический пояс - жилые дома, тут же - школьные городки, столовые и клубы. Следующее функциональное кольцо - разнообразные вспомогательные производства, обслуживающие город - фабрики-кухни, склады, холодильники. Вокруг него - линия кольцевой железной дороги, Аэропорт, крематорий и другие службы автор предлагал разместить за пределами города, связав их автомобильными и железнодорожными артериями. И, наконец, на некотором отдалении от соцгорода - центры сельскохозяйственного производства, снабжающие его продуктами питания. Идея этого города была разработана автором совместно с архитектором Р. Доменко.

М. Борисенко стоял на позициях полного обобществления быта в новом городе: "в планировке жилья и обобществленной части города необходимо заложить идею большой коллективной квартиры, - писал он, - шатания, половинчатости тут не должно быть".

Любопытно сравнить "идеальный город" М. Борисенко с социалистическим поселением, созданным в воображении профессора Я. Лифшица. В его монографии "Быт и культура в новом городе" [3] подробно описывается этот соцгород. Он также строится на основе радиально-кольцевой сети улиц. Центр поселения занят парком с расположенными среди зелени дворцами культуры. Вокруг находятся "квартальные" учреждения обобществленного быта, причем ближе к центру города располагаются театры, кино, столовые, а в периферийной части этого кольца - учреждения, территориально примыкающие и связанные с жилищем: сады и парки, библиотеки и читальни, залы для творчества и физкультурные площадки. Доминирующую роль в пространственной организации поселения автор отводит "домам обобществленной культуры и быта", с помощью которых создается система архитектурных ансамблей. Но различий во взглядах гораздо больше, чем сходства. Так, Я. Лифшиц предлагает функциональное зонирование проводить не по по-ясовому принципу, а по секторально-поясовому, путем создания специализированных "городков".

Кроме того, автор не разделяет стремления "разделаться" с историческими городами, критикуя за это крайнего приверженца урбанистической концепции экономиста-статиста Л. Сабсовича. Выступая против бесконтрольного роста крупных городов, он считает, что их децентрализация, за которую ратовали урбанисты, допустима лишь в виде выноса промышленных предприятий за пределы городской черты.

Под огонь критики попадает и дезурбанистическая концепция экономиста М. Охитовича, "разбрасывающего своей щедрой рукой по весям и дорогам индивидуальные домики для социалистического человека... История ведет к урбанизации села, а нам предлагают города превратить в села".

Для монографии характерен трезвый, реалистический подход: "Тот город, который мы сейчас строим, - предтеча будущего коммунистического поселения... и на нем довлеет вся тяжесть "презренных" материальных расчетов и возможностей". И как следствие этого вытекает необходимость типизации и стандартизации строительного производства. Но, с другой стороны, "мы не вправе строить на год, мы строим на десятилетия", поэтому необходимо "аппелировать к будущему в гораздо большей степени, чем к сегодняшнему или вчерашнему дню". Я. Лифшица отличает гибкость мышления, понимание схематичности любой теоретической модели: "Жизнь несомненно дает во много раз больше вариантов, чем те, которые мы предусмотрели", - пишет он в заключение.

Анализируя результаты дискуссии, можно заметить определенную сдержанность во взглядах теоретиков архитектуры республики. Большинство из них не считало необходимым и возможным уничтожать сложившиеся города.

К концу 20-х годов на Украине были созданы государственные организации, решавшие конкретные задачи проектирования крупных градостроительных объектов, - Высший технико-строительный комитет, Комиссия по изучению перспектив развития городов УССР, Правительственная комиссия по строительству новых городов Донбасса, ряд проектных бюро. В 1930 г. был создан Государственный институт проектирования городов Украины. Повышенное внимание к развитию градостроительного дела в республике заставляло специалистов как бы "примеривать" свои воззрения к реальной градостроительной ситуации.

Реализация теоретических воззрений в градостроительном проектировании.
Новая Горловка. Перспективы центральных площадей города. Гипроград УССР, 1931 г.

Несколько обособленно от рассматриваемых исследований стоит, к сожалению, не увидевшая свет, работа инженера М. Евсеенко "Планировка социалистического города. Опыт применения теории планировки поселений" [4]. Несмотря на "камерность" этого труда, его роль в дальнейшем развитии градостроительства в республике значительна - многие теоретические посылки и выводы были использованы при работе над таким серьезным нормативным документом, как "Кодекс правил планировки на селенных пунктов" [5], были внедрены в проектных работах Гипрограда. Монография М. Евсеенко носила не футорологический и не рекомендательно прикладной характер. Она явилась методологической основой, позволившей осознать сущность социалистического города. Одной из важнейших характеристик, определяющих облик города, по утверждению автора, является "фактор планировки", то есть некая причина изменения организации территории населенного пункта. Другими словами, та или иная организация городской среды представляет собой функцию действия различных факторов. Ученый доказывает, что изучение степени влияния совокупности факторов "имеет непосредственную тесную связь с установлением систем планировки поселений". М. Евсеенко пытается перейти от интуитивного поиска оптимального решения при проектировании к систематизации, последующему анализу (автор предлагал матричную форму обработки данных в виде таблицы) и принятию правильного решения.

Однако градостроитель не может избежать соблазна предсказать облик города будущего. Он понимает, что "поставить надежный... прогноз при планировке города очень трудно", но стремится не "живописать" завтрашний день, как делали многие футурологи, не слишком приглядываясь к существующим тенденциям и закономерностям, а прогнозировать на основе учета возможных изменений под влиянием тех или иных факторов. По мнению М. Евсеенко, развитие техники приведет к тому, что человек получит возможность управлять природой - будет широко применяться "искусственная вентиляция", "искусственный дождь", использоваться "аккумуляция солнечной теплоты"; охрана воды, воздуха и почвы достигнет "невиданной степени совершенства"; непредсказуемо возрастут скорость и возможности использования транспорта, преимущественно воздушного. Далее автор предлагает любопытную гипотезу дальнейшего развития городского организма. Он считает, что жилые районы разделятся на индивидуальные сектора, которые могут быть удалены на значительное расстояние от других частей города "в целях использования наилучших естественных условий с точки зрения гигиены и красоты", и обобществленные сектора, которые будут объединяться в особые целевые районы "индустриализованного домашнего хозяйства" и сольются с промышленными районами. Не менее серьезные метаморфозы могут претерпевать и другие функциональные зоны. М. Евсеенко пишет: "...сначала город расщепляется на целевые ячейки, каждая особого назначения, но с сохранением взаимного тяготения..." Перед нами - идея гармонично организованной урбанизированной территории, наивысший этап эволюции районной планировки.

Кроме столь смелых предвидений, ученый поднимает проблему, имеющую важное значение и сегодня, - соответствует ли модель развития города, какой является проект планировки, реальным процессам, происходящим внутри населенного пункта. Он утверждает: "План города отличается крайней динамичностью и проект планировки характеризуется чрезвычайной неопределенностью". При этом степень неопределенности тем больше, чем больше город и чем на больший срок составляется проект. А поэтому создаваемый проект планировки "не может представлять из себя застывшей единой графической схемы, но должен отличаться гибкостью и способностью отвечать меняющейся социальной конъюнктуре", для чего автор предлагает "метод вариантных схем". Сущность его состоит в создании ряда проектных вариантов, каждый из которых соответствует определенной комбинации факторов и не учитывает влияния остальных. В зависимости от изменения факторных характеристик выбирается тот или иной вариант и прорабатывается более детально.

Следующий этап в формировании советского градостроительства определялся важными государственными документами, в которых резкой критике были подвергнуты урбанистическая и дезурбанистическая доктрины. Но не следует забывать, что дискуссия вырвала профессионала-градостроителя из рамок привычных представлений, дала толчок развитию теоретических основ градостроительства.

Зодчие откликнулись на новые социальные требования. Из вышедших в это время работ следует отметить монографию видного украинского градостроителя П. Хаустова и сотрудника Академии Наук УССР Г. Шапаровского [6].

Важной методологической посылкой исследования явилось утверждение, что города - это в первую очередь производственные центры. Промышленные и жилые территории представляют собой диалектическую пару, решение противоречий между которыми и является одной из основных задач советского градостроительства.

Авторы детально останавливаются на вопросе выбора наиболее приемлемой системы планировки. При этом она трактуется как динамическая структура, в основе которой лежит взаиморасположение центра поселения и его периферийных частей. Призывая избегать крайних решений, теоретики подчеркивают, что "в советских условиях единственно правильной является система, которая не связана с теорией, но отвечает требованиям удобства связи между основными элементами города, органичности и связности всей структуры его". Большое внимание уделяется проблеме создания децентрализованной системы обслуживания, взаимосвязанной и самодостаточной во всех уровнях. По их мнению, район, где можно оптимально организовать обслуживание населения, не должен превышать 15-20 тыс. человек. Уже не квартал, а целый жилой район, по численности приближающийся к современному микрорайону, становится "единицей измерения" жилых территорий. И хотя авторы не отказываются от принципа квартальной застройки, безусловно, это решение явилось шагом вперед по сравнению с концепциями их современников.

О реалистическом подходе к проблемам города говорит также раздел, посвященный первоочередному строительству. П. Хаустов и Г. Шапаровский считают очень важным, чтобы первые по времени появления элементы застройки "гармонировали с общей структурой города и обеспечивали ему дальнейшее гармоничное развитие". Следует отметить, что именно в Гипрограде в начале 30-х годов впервые в отечественной градостроительной практике начинает апробироваться поэтапное проектирование строительства.

Разумеется, градостроители не могли решить все поставленные перед ними проблемы. Но можно заметить, как в результате экспериментов, ошибок, разочарований и удач постепенно начинают вырисовываться основные требования к городу социализма - гармонично организованному с точки зрения санитарно-гигиенической, транспортной, эстетической, поселению со всемерным обобществлением бытовых функций и коллективизацией труда и отдыха.

Использование этого наследия, развитие и обогащение градостроительной науки всегда являлось отличительной чертой украинской советской архитектурной школы.

Журнал "Строительство и архитектура, 1984, № 7, с. 26-28.

 

К началу страницы
Публикации
Библиотека (статьи и книги) об Павле Алешине
Читайте также -