Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Павел Александров, Селим Хан-Магомедов
Иван Леонидов
31. В. И. Ленин. Соч., изд. 4-е, т. 34, стр. 116. 120.Вернуться в текст


ХУДОЖЕСТВЕННО-ГРАФИЧЕСКИЙ ЯЗЫК ЛЕОНИДОВА

Творчество Леонидова неотделимо от его блестящей графики, в которой он проявил подлинное новаторство, смелость и изысканный вкус (к сожалению, большинство оригиналов его работ утрачено). В 20-30-е годы, когда проекты И. Леонидова часто демонстрировались на выставках, они всегда вызывали большой интерес и как самостоятельные произведения графического искусства.

Некоторые упрекали И. Леонидова в том, что он придает графической подаче проекта самодовлеющее значение, называли его графику формализмом. Однако с таким мнением нельзя согласиться. Архитектурная графика носит всегда условный характер. Но условность тоже бывает разная. У Леонидова она была направлена на раскрытие самых существенных сторон его архитектурного замысла.

И. Леонидов создавал свои проекты в различной технике - это черная графика на белой бумаге, белая графика на черном фоне, гуашь на незагрунтованном дереве, яичная темпера по левкасу с накладным золотом и серебром (иконописная техника) на фанере из различных сортов дерева, виртуозно выполненные макеты. Он много экспериментировал, пытаясь создать новую живописную и графическую технику подачи проектов.

Особый интерес представляют чертежи на черном фоне. Вот черные квадратные доски. Он первый ввел их. В квадрате отсутствуют собственные пропорции, поэтому наиболее чисто и ясно раскрываются пропорциональные построения. У Леонидова был абсолютный "пропорциональный слух". Каждая его квадратная доска - это графический шедевр. На черном фоне белыми линиями нанесен чертеж. Все предельно лаконично. Никаких ненужных аксессуаров. Чертеж по черному фону предельно ясно показывает пространственную сущность архитектуры.

Леонидов оперирует пространством, как частью ансамбля, уделяя его организации ничуть не меньше внимания, чем самим зданиям.

Это характерно для всех зрелых проектов Леонидова. Рассматривая их, трудно отделаться от впечатления, что главное, о чем думал зодчий, - это не само здание, а окружающее его пространство, организованное архитектурными средствами. Даже манера подачи проекта - белые линии на черном фоне - свидетельствует о стремлении архитектора как бы материализовать включаемое им в ансамбль пространство (поэтому при публикации проектов Леонидова важно сохранять их габариты, не убирая "лишнее" пространство).

Леонидов обладал редким даром пространственного мышления. Если преодоление фасадного мышления и умение в проекте оперировать объемами само по себе является шагом вперед в мастерстве архитектора, то Леонидов сделал как бы следующий шаг - он мыслил пространством, в котором размещал здание, и стремился передать это в проекте.

Эта особенность пространственного мышления накладывает свой отпечаток на большинство проектов Леонидова, выделяет их из всех произведений советской архитектуры 20-х годов. Она, эта особенность, являлась одной из самых сильных сторон творчества Леонидова, а в свое время была часто причиной непонимания его проектов. Сейчас же они воспринимаются как новаторские, как творческие открытия в области освоения архитектурного пространства, которое Леонидов рассматривал в качестве основного элемента окружающей здание природы.

Освоение пространства архитектурными средствами, превращение его в главный элемент ансамбля - вот как представлял себе Леонидов связь архитектуры с природой.

В стремлении освоить пространство Леонидов доходит до поистине "космических" масштабов. Многочисленные дирижабли, аэропланы, антенны на его проектах - это не просто модный антураж, а своеобразные вехи отсчета пространства, окружающего ансамбль.

Проекты Леонидова выполнены не только в черно-белой графике. Он всегда и много работал с цветом, любил его. Он чувствовал масштаб, форму цветового пятна. Его любимые цвета: белый, черный, золотой, зеленый (окись хрома), английская красная, киноварь, сурик, ультрамарин, охра. Его совершенно современное ощущение цвета было в то же время очень народным и праздничным, как рублевская иконопись.

Он любил и чувствовал материал и много своих проектов делал прямо на незагрунтованной фанере.

Леонидов для своего понимания архитектуры нашел индивидуальные методы изображения. Его графика неотделима от его архитектуры. В этом отношении он резко отличался от ряда архитекторов, у которых как бы два лица - архитектора и художника.

Для наиболее полного реалистического раскрытия сущности своих проектов Леонидов почти всегда делал макеты. С макета у него часто начинался процесс проектирования. И макет в руках Леонидова также превращался в своеобразное произведение искусства.

Постоянное стремление Леонидова довести свои проекты до стадии макета было связано с тем, что он хотел реально представить себе здание и ансамбль в объеме, в пространстве. Даже предварительные эскизы Леонидов всегда делал с учетом объемного восприятия. Он графил лист бумаги на клетки и последовательно врисовывал в ячейки этой своеобразной таблицы здания в различных ракурсах, как бы постепенно обходя их и рассматривая со всех точек зрения. Кстати, в высотных композициях его всегда интересовали острые ракурсы, что отразилось и на его эскизных "таблицах".

***

Чем дальше от нас уходит в прошлое то время, когда расцвел талант Ивана Леонидова, тем более масштабным представляется то, что он создал. В повседневной работе, в заботах о сегодняшних практических делах мы часто забываем о перспективных творческих проблемах. Нам кажутся малозначащими часто выраженные в общей форме новаторские предложения "мечтателей". Нам бывает подчас некогда всерьез подумать о том, что наша сегодняшняя работа в значительной степени является практической разработкой идей, выдвинутых вчерашними "мечтателями", которых так мало ценили вчера и часто считали чудаками.

Такие архитекторы, как Леонидов, зодчие с ярко выраженным новаторским талантом, украшают развитие архитектуры любой страны. Стоит только представить себе, что в советской архитектуре не было Леонидова, как сразу обедняется ее развитие.

Сложность понимания роли Леонидова в развитии советской архитектуры состоит в том, что мы еще не привыкли считать новаторские и экспериментальные проекты, не обязательно предназначенные для немедленного осуществления, неотъемлемой частью процесса развития архитектурного творчества. Разумеется, жаль, что И. Леонидову не удалось осуществить в натуре своих значительных работ. Но нельзя забывать и того, что только за три года он создал такое количество новаторских проектов, значение которых для творческого развития советской архитектуры превышает значение любого построенного здания. Он работал в то время, когда больше проектировали, чем строили.

Проекты Леонидова - мечта, идеал, они сыграли огромную роль в развитии советской архитектуры. Поэтому не правы были те, кто пытался вывести творчество Леонидова за пределы развития советской архитектуры, обедняя тем самым ее историю.

Широко известно, что Ленин понимал и ценил мечту - не бесплодную выдумку, а мечту - предвиденье, мечту - предвосхищение того, что сегодня еще кажется фантазией, а завтра осуществляется как "опыт миллионов"31.

Для правильного понимания значения творчества Леонидова следует учитывать, что часто не осуществленный по каким-либо причинам проект, в котором прокладываются новые пути, является неотъемлемой частью процесса развития архитектурной мысли.

Умер Леонидов в возрасте 57 лет, который обычно принято считать периодом расцвета для архитектора. Но его дарование могло в полную силу проявиться лишь в 20-х годах в условиях, когда новаторские поиски были важной и неотъемлемой частью архитектурного творчества.

его конструктивной основой и архитектурной формой, которое было достигнуто в лучших сооружениях 20-х годов, как архитекторы все больше отходили от прямого участия во внедрении в практику новейших достижений строительной техники.

Окидывая мысленным взором весь творческий путь Леонидова, все его многочисленные проекты, в каждый из которых он вложил что-то повое, следует еще раз подчеркнуть, что наиболее "леонидовскими" являются проекты 1927-1930 гг., когда он был связан с ВХУТЕМАСом, работал в содружестве с А. Весниным, М. Гинзбургом и другими сторонниками конструктивизма - ведущего творческого направления советской архитектуры тех лет.

Имя Леонидова по праву стоит в ряду основоположников современной архитектуры. Как творческая индивидуальность он был исключительно самобытен. В этом скромном, почти застенчивом человеке сочетались принципиальный и волевой новатор, мыслитель и тонкий мастер-художник, способный одновременно и осмыслить самую широкую градостроительную проблему, и артистически выполнить архитектурный проект.

Талант Леонидова ценили многие ведущие советские архитекторы, являвшиеся в те годы сторонниками различных творческих течений. Они с большим уважением относились к дарованию Леонидова и часто советовались с ним, говорили о его абсолютном чувстве пропорции и цвета.

Леонидов был весь наполнен ощущением человека нового мира, поисками архитектурной красоты для этого мира. В поисках ее он обращался к природе, науке, литературе. Он был и тонким лириком, художником, которому очень близко все многообразие человеческих чувств. Все проекты Леонидова проникнуты созидательными идеями Октябрьской революции. Его творчество цельно и искренно, непримиримо к беспринципности, мещанству и серости. Все оно - взгляд в будущее. Этому мы должны учиться у Ивана Леонидова - мыслить завтрашним днем, а не только сегодняшним, иначе приземленность, отсутствие подлинной заботы о перспективе может привести к отставанию.

Леонидов для нас - это не только прошлое, его творчество и сегодня необходимое и грозное оружие в борьбе за новый расцвет советской архитектуры.

К началу страницы
Оглавление    Поиски новой формы  Основные архитектурные работы Леонидова