Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Павел Александров, Селим Хан-Магомедов
Иван Леонидов
29. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 35, стр. 57.Вернуться в текст


IV. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ТВОРЧЕСТВА ЛЕОНИДОВА

Все свои наиболее известные работы Леонидов создал в короткий промежуток времени, с 1926 по 1934 г., в то время, когда ему было всего 24-32 года.

В чем же заключался творческий вклад Леонидова в развитие советской архитектуры, что в его творчестве приковывает к себе нашу и зарубежную архитектурную мысль и сейчас?

СОЦИАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ

Самым существенным в творчестве Леонидова было социальное переосмысливание архитектурных сооружений. Главным в архитектуре для Леонидова был новый советский человек с его гуманизмом, стремлением вперед, ощущением радости духовной и материальной жизни.

Понять всю глубину новаторских проектов И. Леонидова можно лишь, если подойти к оценке его творчества с учетом того, - на какого человека рассчитывал он свои проекты.

Часто архитекторы, создавая проекты, берут за основу прежде всего рост материальных возможностей общества. В результате, в таких проектах главное внимание обращается на удовлетворение сегодняшних потребностей человека возможностями завтрашней техники. Опыт показывает, что предвидения в области технического прогресса сбываются гораздо чаще, чем предвидения в области изменения потребностей человека.

И. Леонидов был одним из немногих архитекторов 20-годов, кто попытался проектировать в расчете на потребности человека будущего.

Разумеется, почти все проекты наших архитекторов тех лет были в той или иной степени устремлены в будущее, однако, несмотря на определенные их достоинства, с точки зрения соответствия этих проектов потребностям человека сегодняшнего дня большинство их безнадежно устарело.

В те годы многие архитекторы в самой количественной стороне нового социального заказа видели основу перспективных качественных изменений в архитектуре. При этом они не всегда учитывали, что сами потребности рабочего человека, который в кратчайшие исторические сроки перешел из старых капиталистических в новые социалистические условия, также меняются. Еще не были средствами архитектуры удовлетворены те потребности человека, которые возникли при капитализме, а уже шел интенсивный процесс их изменения и формировались новые потребности, так как менялось социальное положение рабочего человека в обществе. Вчера он был частицей того класса, который, объединяя вокруг себя всех трудящихся, боролся с эксплуататорскими классами, сегодня - рабочий уже представитель правящего класса, а завтра (которое для нас уже наступило) - он гражданин общенародного государства.

Многие же архитекторы тех лет, увидев будущее архитектуры в удовлетворении вчерашних неудовлетворенных потребностей, не заметили процесса быстрого изменения самих этих потребностей. Грандиозные социальные преобразования опережали даже самые смелые проекты архитекторов, изменялся человек, потребности которого призвана удовлетворять архитектура. Он еще имел многие родимые пятна прошлого, его сегодняшний жизнь была полна трудностей, но уже видны были контуры человека будущего общества. Однако разглядеть этого человека будущего и тем более ориентировать на его нужды свои проекты могли, разумеется, только подлинно талантливые архитекторы.

Таким, не будем бояться этого слова, провидцем будущей архитектуры и был И. Леонидов, который понимал проектирование не только как смелое решение функционально-технических и художественных проблем, а прежде всего как предвидение изменений в жизни человека. Он увидел и будущем то, что не видели тогда многие архитекторы, считавшие себя новаторами и создававшие претенциозные проекты "домов и городов будущего", он увидел тенденции изменения условий жизни советского человека и закладывал в свои проекты модель человека будущего.

Леонидов был влюблен в нашу социалистическую жизнь, с ее новым отношением к труду, к обществу, с новыми морально-этическими нормами, когда с полной уверенностью можно сказать: "прекрасное есть жизнь".

Прекрасна жизнедеятельность клуба, где проводится работа по "воспитанию, обучению и подготовке всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, которые умеют все делать"29, прекрасен труд служащих Центросоюза, прекрасна жизнь в Магнитогорске и т. д. Леонидов архитектурными средствами организует эту жизнь и любуется ею. "Город Солнца" - его мечта, облеченная в форму программной градостроительной концепции.

Его порой как бы даже не интересует архитектурная форма. Если бы можно было отказаться от стен, от здания, то Леонидов отказался бы от них. "Живой человек в тысячу раз прекраснее самой совершенной скульптуры", - говорил Леонидов. Раскрытием жизни наполнены все его проекты. Отсюда и большое остекление, и раскрывающиеся стены, внедрение природы в здание, отрицание унылых коридоров, отрицание памятника как монумента, разработка типов жилья с общественными холлами, идеи клуба нового типа и т. д.

Социальная направленность проектов Леонидова очень ярко раскрывается при сопоставлении их с произведениями Ле Корбюзье. Реформатор архитектуры, мастер новой формы (в основе которой лежали другие, чем у Леонидова, эстетические идеи), создатель ряда основополагающих принципов современной архитектуры, Ле Корбюзье так и не смог подняться до коренного социального переосмысливания архитектуры.

В годы расцвета творчества Леонидова особенно ярко проявилась такая особенность его дарования, как склонность к перспективному проектированию.

Нельзя забывать, что 20-е годы были периодом становления новой в социальном отношении социалистической архитектуры, и если перспективное проектирование имеет право на существование во все времена, то в такие периоды поиски становятся нормой архитектурного творчества. Главное, что отличало советскую архитектуру периода ее становления как от архитектуры прошлого, так и от современной ей архитектуры капиталистических стран, - это устремленность в будущее, обусловленная происходящими в стране коренными социальными преобразованиями. Связь с грандиозными перспективами развития нового социалистического общества придала особый динамизм развитию советской архитектуры 20-х годов, который производил огромное впечатление на архитекторов других стран.

В 20-е годы по размаху и уровню творческих поисков наша архитектура значительно опережала архитектуру других стран. Новаторские поиски и перспективное проектирование играют роль своего рода творческой лаборатории. Это такой этап творчества, где в спорах и сомнениях идет постоянный процесс выявления и отбора новых идей для их последующей проверки в экспериментальном проектировании.

Многие из созданных в первый период развития советской архитектуры новаторских проектов не предназначались для реального осуществления, однако они сыграли большую роль в ускорении процесса развития архитектуры. Характерное же для периода "украшательства" скептическое отношение к творческим поискам (как к "бумажному" проектированию) не учитывало, что ускорение темпов развития архитектуры дает и значительный экономический эффект.

Для перспективного проектирования 20-х годов было характерно включение прогнозов (технических, научных и социальных) в само содержание проектов. Это были проекты-идеи, своего рода авторские заявки, которые затем разрабатывались в конкретных объектах.

Расцвет творческих поисков в 20-е годы привел к появлению в советской архитектуре особого типа архитекторов, своеобразных разведчиков будущего. И наиболее талантливым из этих архитекторов бесспорно был Иван Леонидов, который обладал редким даром по едва заметным росткам нового правильно угадывать направление дальнейших творческих поисков.

К началу страницы
Оглавление    Послевоенные годы. Творческие поиски 50-х годов  Поиски новой формы