Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Павел Александров, Селим Хан-Магомедов
Иван Леонидов
28. Послевоенные проекты Леонидова не могли быть подробно рассмотрены в этой ограниченной по объему книге, в которой главное внимание авторы уделили проектам 1926-1934 гг., широко опубликованным и оказавшим в свое время влияние на развитие не только советской, но и всей мировой архитектуры. Последние работы Леонидова, представляющие не меньшую художественную ценность, чем работы его "классического" периода, потребуют создания еще одной книги о творчестве Леонидова, которая явится как бы продолжением данной монографии.Вернуться в текст


ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ. ТВОРЧЕСКИЕ ПОИСКИ 50-х ГОДОВ

Послевоенный период жизни Леонидова характеризуется, с одной стороны, его активным стремлением полноценно включиться в архитектурную жизнь, а с другой - вынужденным постепенным отходом от активной архитектурной деятельности и переключением в основном на работу по оформлению выставок (Выставка достижений народного хозяйства, Строительная выставка, советские павильоны за рубежом).

В Академии архитектуры он работает над проектом восстановления Сталинграда, затем ему поручают разработку проекта набережной в этом городе, потом переводят в отдел интерьера, где он сначала разрабатывает новые типы мебели, а потом осветительную арматуру. В Академии он занимается проблемами синтеза искусств, работает над проектом реконструкции улицы Пушкина в Москве.

Все эти работы отличались яркостью, большой изобретательностью и содержательностью.

Наиболее интересная работа, выполненная Леонидовым в Академии,- планировка парка на одном из островов в Киеве, который он поэтически называл "остров цветов". Однако все эти работы не вызывали никакой поддержки, и Леонидов ушел из Академии.

Несмотря на свое трудное творческое состояние, почти одиночество и творческую изоляцию, он до конца своей жизни оставался человеком, которому были близки все события советской жизни. Он не мог и не хотел оторваться от архитектуры.

Леонидов разрабатывает ряд проектов-предложений: проект могилы Неизвестного солдата, обелиск Мира, Форум искусств и бассейн в Москве, но безуспешно борется за их осуществление.

Выполняя большой объем оформительских и художественных работ, он одновременно продолжает заниматься архитектурой "для себя". Много внимания Леонидов уделяет в эти годы проблемам школьного строительства, связывая с этой областью архитектуры задачи воспитания и формирования нового человека.

Проект комплекса зданий Организации Объединенных Наций. Эскиз.
Когда возникла идея строительства здания Организации Объединенных Наций, Леонидов делает эскизы на эту тему. Он проектирует (в очень эскизном виде) не здание, а комплекс высотных зданий или даже город содружества наций, который предлагает создать на острове.

Когда поднялся вопрос о строительстве в Москве всемирной выставки, Леонидов выдвинул предложение о размещении выставки в центре города вдоль Москвы-реки; продолжает работать над проблемой архитектуры клуба.

Но главной его работой в эти годы, его мечтой был город коммунистического будущего. Сохранились разрозненные записи, эскизы, подрамники, небольшие макеты - свою мечту он, как и великий утопист прошлого, назвал "Город Солнца".

В этой работе он вновь возвратился к активной организации жизни.

Для понимания послевоенных работ Леонидова и особенно "Города Солнца" многое раскрывает следующая запись, сделанная им на фронте.

"Из-за горизонта, брызжа золотом лучей, поднималось солнце, обнимая теплом и светом землю.

Передовая линия фронта.

Мы стояли в окопе.

Кончилась артподготовка.

Часть батальонов пошла в атаку. Свист пуль, визг и тяжелое буханье мин и снарядов, жужжание осколков, грохот танков.

Здесь, на пороге страшного порыва и смерти, он - солдат и имя ему - легион.

- Скажи, солдат-архитектор и художник, какой памятник ты воздвигнешь мне, умирающему за счастье людей?

- Только счастье людей может быть тебе памятником. Пусть твоя винтовка, несущая смерть и ужас, будет последней в этом бою, твой порыв борьбы и ненависти порывом счастливого расцвета жизни!"

Счастье людей - вот основная тема "Города Солнца".

Работу над проектом "Город Солнца" Леонидов начал еще в предвоенные годы, однако наиболее интенсивно он разрабатывает эту тему в послевоенные годы. Если во всех своих остальных проектах Леонидов, мысля категориями завтрашнего дня, работал, однако, с расчетом на сегодня, то проект "Город Солнца" он делал на будущее. Это была концепция расселения, вобравшая в себя многое из его работ конца 20-х годов и как бы развившая в новом, более крупном масштабе идеи, заложенные в проектах Магнитогорска и клуба нового социального типа.

Город Солнца. Эскиз фрагмента.
Разработанный Леонидовым проект расселения "Города Солнца" включал рядовые города (в виде автономного жилого района - нечто среднее между городом и деревней) и систему поселений особого типа - центры культурно-общественной жизни. Главным из них универсальным общественным центром был Город Солнца (столица), остальные центры равномерно распределялись среди рядовых городов и представляли собой специализированные филиалы Города Солнца - общественные форумы. В каждом из них сосредоточивается та или иная область культуры, науки или искусства.

Рядовой город относительно невелик по площади - в основном в пределах пешеходной доступности. Жилье - разноэтажные жилые дома, разнообразные по форме и по организации жизни. Они стоят довольно плотно, образуя как бы пучки башен. Город, как остров, среди лесов и пашен. А далее - такие же города. Все они связаны скоростными магистралями. В городе лучшее место занимает общественный центр, основой которого являются общеобразовательные и культурно-просветительные учреждения (что-то вроде укрупненного клуба нового социального типа). Производство связано с наукой.

Горожане занимаются наукой, производством, сельским хозяйством. Дома - яркие по цветовому решению, улицы - цветные. Главная площадь столицы - площадь Солнца. И как символ Солнца - висящий в воздухе огромный золотой шар...

В этом городе коммунистического завтра, по замыслу Леонидова, должно было быть найдено гармоническое единство человека и общества, человека и природы, человека и техники.

В 1958 году И. Леонидов работает над конкурсным проектом Дворца Советов. Он выполняет большое количество эскизов и создает оригинальную композицию, решая здание в виде каплеобразной формы (свод-оболочка). Однако по настоянию своих друзей, опасавшихся, что Леонидова снова обвинят в формализме, он не подал свой проект на конкурс.

Даже краткое перечисление последних работ Леонидова свидетельствует о том, что в послевоенные годы он все более активно включается в архитектурную жизнь, постепенно переходя от решения частных практических задач к разработке кардинальных проблем формообразования архитектуры XX века. В 40-е годы он преодолевает состояние творческого кризиса, обусловленного засильем украшательства в советской архитектуре, и вновь уверенно выходит на магистральную дорогу творческих поисков современной архитектуры.

Проекты Леонидова послевоенного периода, большая часть которых сохранилась в виде многочисленных эскизных набросков, неопровержимо свидетельствуют о его новом творческом взлете28.

За два десятилетия, разделявшие оба творческих взлета мастера, многое изменилось в архитектуре XX века. За эти годы изменился и сам Леонидов. Он много размышлял над судьбами советской и мировой архитектуры. Но в главном, в принципиальном подходе к творческим проблемам он остался все тем же Леонидовым, проекты которого на рубеже 20- 30-х годов создали эпоху в развитии советской архитектуры. Как и в тот свой "классический" период, Леонидов в последние годы жизни обратился к глубинным процессам формообразования современной архитектуры, отбрасывая все частное и временное. По-видимому, не случайно Леонидов вернулся к активной творческой деятельности именно в 40-е годы в преддверии переломного периода развития новой архитектуры, в которой в 50-е годы происходили сложные процессы формообразования связанные с отказом от многих традиций функционализма с его прямоугольными геометрическими формами. Менялись эстетические идеалы, в архитектуру хлынул поток криволинейных форм.

Однако Леонидов, в отличие от многих других архитекторов, резко переходивших в 50-е годы от прямоугольных форм к криволинейным, вел свои творческие поиски, не отвергая традиции 20-х годов, а рассматривая их как основу новой архитектуры, которая должна быть развита и обогащена с учетом нового эстетического идеала и возможностей современной техники.

Еще в конце 20 - начале 30-х годов Леонидов использовал в своих проектах наряду с прямоугольными призматическими объемами формы с образующей кривой второго порядка, своды-оболочки, вантовые конструкции. В 40-50-е годы он уже широко применяет эти формы. При этом важно отметить, что, переходя от масштаба здания или комплекса (проекты здания ООН, Дворца Советов) к масштабу города (проект "Города Солнца"), Леонидов все большую роль в общей объемно-пространственной композиции отводит шатрообразным формам, подчиняя им прямоугольные и сводчатые объемы.

Он и на этот раз (как и в конце 20-х годов) предвосхитил процессы формообразования в современной архитектуре, в частности появление шатрообразных форм - крупные градостроительные образования в проектах городов будущего архитекторов ряда стран (Япония, Франция и др.).

Как тонкий художник и творчески мыслящий инженер Леонидов интуитивно почувствовал сложную зависимость архитектурной формы от масштаба сооружения. При этом, что особенно важно, он учитывал не только конструктивную обусловленность конфигурации крупной формы, но уловил ее зависимость от особенностей зрительного восприятия человека- соотнесенность огромных искусственных сооружений с крупными природными формами, переход при значительном увеличении абсолютных размеров композиций от строительной тектоники здания к тектонике в, так сказать, "географических масштабах".

С этой точки зрения его многочисленные эскизы проекта "Города Солнца" можно рассматривать как удивительное по своей прозорливости предвидение формы крупных городских сооружений, в которых шатровый силуэт органично вписывается в природный ландшафт и, что особенно важно, не подавляет человека. Леонидов - архитектор, который так и не осуществил ни одного из своих значительных проектов, обладал каким-то удивительным внутренним чувством масштабности, тонко чувствовал зависимость характера восприятия человеком формы сооружения не только от ее геометрии, но и от ее абсолютных размеров.

Последней архитектурной работой Леонидова был эскизный просчет интерьера в Музее Советской Армии в Москве.

В 1959 г. Иван Ильич Леонидов умер. Он похоронен на сельском кладбище около санатория "Мцыри" (станция Фирсановка Октябрьской ж. д.), где когда-то жил юный Лермонтов. Леонидов любил эти места и несколько лет подряд летом здесь жил. На его могиле друзья поставили гранитный куб-памятник (по проекту Л. Н. Павлова), на котором написано: "Архитектор Иван Леонидов".

К началу страницы
Оглавление    Работы середины и второй половины 30-х годов  Социальная направленность