Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Павел Александров, Селим Хан-Магомедов
Иван Леонидов
20. В редколлегию журнала в это время входили М. Барщ, Г. Вегман, Веснины, В. Владимиров, М. Гинзбург, И. Николаев, Г. Орлов, А. Пастернак, Р. Хигер и др.Вернуться в текст
21. "Современная архитектура", 1930, № 5, стр. 2-3.Вернуться в текст
22. "Советская архитектура", 1931, № 1-2, стр. 18.Вернуться в текст


ТРУДНОСТИ НА ТВОРЧЕСКОМ ПУТИ

В конце этого периода (1927-1930 гг.), который был временем творческого взлета Леонидова, на его долю выпали серьезные испытания, отрицательно повлиявшие на его дальнейшее творчество. В это время уже начинали проявляться первые тревожные симптомы влияния на общественную жизнь нашей страны культа личности. Ряд организаций в различных областях искусства (РАПП, РАПХ, РАПМ), встав на путь групповой замкнутости, вели активную борьбу против всех тех, кто искал в своем творчестве самостоятельных решений. Созданное в 1929 г. Всесоюзное объединение пролетарских архитекторов (ВОПРА) способствовало перерастанию в советской архитектуре творческих разногласий в групповую борьбу. Сторонники ВОПРА в своей декларации и в ряде программных статей (А. Мордвинов, А. Михайлов и др.) провозгласили единоличное право своей группировки выступать от имени пролетарской архитектуры, разделив все другие творческие течения советской архитектуры на "откровенно буржуазные", имеющие "буржуазные тенденции", "правооппортунистические", "попутнические" и т. д.

Вульгаризируя марксистско-ленинское учение о роли искусства в общественной жизни, сторонники ВОПРА насаждали приемы демагогической критики, неправомерно пытаясь перенести творческие разногласия отдельных архитектурных течений в область политических отношений.

Кампания такой критики особенно усилилась в 1930 г. И не случайно первой жертвой такой критики оказался зодчий, в творчестве которого наиболее ярко проявлялись новаторские тенденции. В конце 1930 г., когда Леонидов только что закончил проект Дворца культуры на месте бывшего Симонова монастыря, в Архитектурно-строительном институте (реорганизован из ВХУТЕИНа) был устроен диспут "о леонидовщине", на котором работа Леонидова была подвергнута разносной критике. В журнале "Искусство в массы" (№ 12, 1930) была опубликована статья "Леонидоп-щина и ее вред", где Леонидов был фактически обвинен во вредительстве. Одновременно в журнале "Современная архитектура", № 5, за 1930 г.. был опубликован и поданный на первый тур проект Дворца культуры, а также ответ на необъективную критику под заголовком "От редакции" 20, где давалась оценка шумихе, поднятой вокруг имени Леонидова.

"От редакции СА, - говорилось в этой статье, - не скрыты недостатки, присущие некоторым проектам И. Леонидова: недоучет реальных условий, игнорирование экономических возможностей сегодняшнего дня наряду с кое-какими элементами эстетизма. Все это является бесспорно минусом в работах Леонидова.

Но критики леонидовских работ совсем не видят того, что с нашей точки зрения является огромным плюсом и что делает работы Леонидова при всех указанных нами недостатках в определенном отношении намного выше и ценнее работ его конкурентов. Это то, что Леонидов выступает в своих проектах как архитектор-общественник, архитектор-мыслитель, который не слепо выполняет порученное ему архитектурное задание, а корректирует его, иногда составляет наново, привнося туда все, что с его точки зрения способствует быстрейшей реконструкции быта на социалистических началах. Разумеется, при этом неизбежны и ошибки, неизбежны "загибы". И. Леонидов нередко ошибается, нередко "загибает". Однако ошибки эти, от которых никто не застрахован, никак не могут служить оправданием для той неслыханной травли, которой подвергается в последнее время Леонидов, травли только за то, что он по-своему, по-новому мыслит в архитектуре"21.

В соответствии с теорией "ближайшего шага" все новое и смелое, все перспективное и творческое в архитектуре было объявлено "бумажным прожектерством" и "оторванным от практики формализмом". Поиски неправомерно противопоставлялись массовому строительству. Господствовало мнение, что архитекторы, стремящиеся в своих проектах заглянуть в будущее, должны быть решительно "возвращены в настоящее".

По мнению ряда критиков поиски новых путей развития архитектуры якобы отвлекали архитекторов от реального проектирования.

В резолюции Секции изобразительных искусств Института литературы и языка по докладу А. Мордвинова "О мелкобуржуазном направлении в архитектуре" ("леонидовщина"), принятой 20 декабря 1930 г., подверглась критике и направленность работ Московского архитектурно-строительного института. "Особенно вредна "леонидовщина", - говорилось в резолюции, - в деле подготовки кадров. Вместо подлинной учебы, упорного преодоления трудностей в овладении техническим и научным материалом в деле изучения производства и быта она уводит на путь абстрактно-формалистических исканий и конструктивного произвола и в отрыве от реальной действительности и актуальных задач строительства - на путь беспочвенного фантазерства"22.

Такая оценка была в корне несправедливой. Советская высшая архитектурная школа была в то время одной из лучших в мире. Напомним, что в стенах ВХУТЕМАСа (затем ВХУТЕИНа и АСИ) был разработан новый метод преподавания (получивший почетный диплом на международной выставке в Париже в 1925 г.), отсюда вышел большой отряд архитекторов, во многом определивший успехи советской архитектуры периода ее становления. Развитие у студентов творческой фантазии было не слабой, а, наоборот, сильной стороной советской высшей архитектурной школы 20-х годов. Леонидов - сам воспитанник ВХУТЕМАСа, стремился и у своих студентов максимально выявлять их творческие возможности, приучал их смотреть вперед, т. е. воспитывал зодчих, которым суждено было создавать первую в мире социалистическую архитектуру.

Вскоре ВХУТЕИН в качестве комплексного художественного института был ликвидирован. Живописный и скульптурный факультеты были переведены в Ленинград в Академию художеств. В архитектурном же институте, созданном на базе ВХУТЕИНа, художественные дисциплины были сведены до минимума.

В конце 1930 г. вышел последний номер журнала СА. Иван Леонидов был вынужден уйти из института. Начинался новый трудный период его творческой жизни.

К началу страницы
Оглавление    Дворец культуры  Начало 30-х годов