Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
  Диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры В. Э. Алешина
Развитие представления о социалистическом поселении в градостроительстве Украины в 1920-х - начале 1930-х годов

Глава III. Практической воплощение теоритический идеи в градостроительстве Украивы в период индустриализации и первой пятилетки

Раздел 3.2. Опыт первых генеральных планов реконструкции сложившихся городов Украинской ССР

Разгоревшаяся дискуссия о соцрасселении, децентрализация крупнейших городов, пропагандируемая и урбанистами, и дезурбанистами, проектирование первых социалистических поселение на короткий срок отвлекли внимание градостроителей от проблемы реконструкции сложившихся населенных пунктов. Однако эта проблема стоялв достаточно остро.

Об этом говорит уровень урбанизации на территории Украины, представление о котором можно получить, анализируя данные переписи населения 1926 года. В 402 городских населенных пунктах проживала почти пятая часть населения республики, то есть более 5,3 млн. человек. Наибольшее число городских поселений размещалось в местах максимального развития промышленности - в Донецком бассейне, в Харькове, Киеве, Одессе, Днепропетровске, Николаеве, Мариуполе и Луцке. При этом, в имающихся на тот период
[65]. В Киеве проживало 513,6 тысяч человек, Одессе - 420,9 тысяч, Харькове - 417,3 тисяч, Днепропетровске -232,9 тысяч, Донецке - 105,9 тысяч, Николаеве - 104,9 тысяч жителей [66, с. 188].Вернуться  в текст
шести больших городах с населением свыше 100 тысяч жителей65 проживала треть всего городского населения, а в городах с количеством жителей от 20 до 100 тысяч - около 30%. По относительному количеству городских жителей Украина уступала лишь двум союзным республикам - Закавказской Федерации и Узбекской ССР, а Российскую Федерацию, где на территории европейской части насчитывалось 17 больших городов, даже опережала [66, с. I54-I59].

В 1926 г. ВЦИК и СНК СССР приняли постановление "Об обязанности для городских поселений и поселков иметь планы и проекты планировки" [18], в котором указывалось, что строительная деятельность в сложившихся городах и городских поселениях в целях упорядочения застройки должна производиться только на основе разработанных проектных материалов. В развитие этого постановления в 1928 г. правительство Украины приняло закон об обязательности разработки проектов планировки
[66]. Методфонд КиевНИИТИ, инв. № 965. Історія архитектура Української РСР (1917-1975). Том III. Розділ I (1917-1932). 1973, л. 82.Вернуться  в текст
существующих городов в определенные сроки66 .

В настоящем исследовании рассмотрены работы по созданию проектов реконструкции двух крупнейших городов республики - Киева и Харькова.

Киев. Как указывалось в разделе 1.2 целый ряд причин (в первую очередь, организационная несогласованность и отсутствие топографического плана города) мешали архитекторам создать проект планировки. Территория Киева в то же время нуждалась в серьезных реконструктивных мероприятиях. Отсутствию продуманного функционального зонирования, обусловленная сложным рельефом и прежним капиталистическим образом хозяйствования расчлененность различных участков города, чересполосица, отсутствие ясно выраженного центра города и районных центров, плохая связь с левым берегом - все это требовало вмешательства градостроителей.

В конце 1926 года в Киевском Окркомхозе под руководством профессора П. П. Хаустова возобновляются работы по созданию проектного плана города. Окркомхозом были разработаны "Временные правила, регулирующие застройку г. Киева", утвержденные Киевским горсоветом в октябре 1927 года [429, лл. 1, 22-23] . "Правила" были рассчитаны на три года, однако по разным причинам действовали почти десять лет. В них нашли отражение те рациональные идеи, которые впоследствии стали главенствующими в генеральном плане реконструкции Киева 1934-1938 гг. Была сделана попытка усовершенствовать структуру города, однако не на основе тщательно продуманных градостроительных мероприятий, рассчитанных на длительный срок, а, скорее, на интуитивном понимании, что нужно сделать, чтобы не усугубить негативные стороны этой структуры.

В этом документе были даны указания, как уберечь городские земли от бесхозяйственного использования. В зависимости от санитарных требований и относительной ценности участка были скорректированы плотность застройки, масштаб и функции сооружений, а также материал, из которого они могли возводиться;
[67]. Всего за 10 месяцев 1926 г. было подано 732 заявка на разрешение индивидуального строительства [277].Вернуться  в текст
сдерживался стихийный рост индивидуального строительства67.

В чем же было существо документа? Территория города была разбита на ряд зон: районы специального назначения, включавшие заводские, складские районы, деловой район и жилые районы (рис. 99). В фабрично-заводскую зону были включены территории Куреневки и Телички. При этом, в названных районах разрешалось "производить застройку фабрично-заводского типа без ограничения их размеров и типа", за исключением тех предприятий, "каковые по своему характеру представляют угрозу загрязнения реки [Днепра] и гавани". "Правилами" четко определялись границы промышленных районов, а за их пределами разрешалось возведение лишь предприятий коммунального и общественного характера, типографские и литографические фабрики, а также мелкие кустарные предприятия.

В качестве складских были определены Лыбедский район, расположенный в зоне полосы отчуждения железной дороги вдоль русла реки Лыбеди на юг от местоположения железнодорожного вокзала, а также Петровский (ныне Подольский) район вдоль Днепра (улицы Набережно-Крещатицкая, Набережно-Луговая и район гавани). Документом оговаривалось, что "в складских районах воспрещается новое строительство, не имевшее складского назначения, кроме строений, непосредственно обслуживающих складочные предприятия" [430, л. 51].

В деловой район города вошла вся центральная часть Киева, расположенная в непосредственной близости от Крещатика. Строительство жилых сооружений на этой территории максимально ограничивалось.

Большое внимание в "Правилах" уделялось жилым районам. Они делились на четыре строительных зоны в зависимости от разрешаемой плотности застройки, этажности и допустимого материала строений. При этом в первой зоне разрешалось возводить здания высотой от 3 до 6 этажей, во второй - от 2 до 5, в третьей - 1-4 этажа, в четвергой - допускалось одноэтажное строительство.

Желая максимально сберечь ценные территории в центре Киева, составители "Правил" допускали в деловом районе, 1 и 2 зонах лишь брандмауэрную систему застройки улиц. Эта же цель преследовалась при установлении минимальных норм плотности застройки: от 40% в третьей и четвертой зонах до 70% в деловом районе. В центральной части города также не допускалось строительство деревянных жилых домов [430, л. 52].

В "Правилах" были также обозначены и рекреационные зоны. В число дачных районов входили Святошино, Пуща-Водица, Екатериновка, где при малой плотности застройки (до 10%) допускалось двухэтажное строительство [430, л. 53].

Авторы этого документа уделяли внимание и вопросам охраны памятников культуры и ландшафта. Допускались отступления от "Правил" "в тех случаях, когда возведение строений ... не соответствует условиям сохранения характера архитектуры строений, прилегавших к ценным историческим или архитектурным памятникам, а также сохранения общего характера застройки улиц"; либо "если будущие застройки требуемой или допускаемой интенсивности могут закрыть почему-либо интересный и ценный вид, открывающийся с мест общего пользования, улиц, площадей, парков и проч., или с участка, подлежащего застройке" [430, л. 52].

Понимая уникальность исторического наследия Киева, Окркомхоз обратился к Всеукраинскому археологическому комитету при Академии наук республики с просьбой составить перечень территорий, где по историко-культурным соображениям строить либо совсем нельзя, либо требовалось значительно ограничить строительную деятельность. Комитет указал 83 таких участка в границах Киева, из них на 20-ти возведение сооружений предлагалось запретить [241].

В процессе работы над "Правилами" целый рад специалистов - профессор Милитино, профессор Филипповоский - высказали идею о необходимости учета влияния на Киев района, экономически тяготеющего к нему [177].

Благодаря проведенным работам Киев получил возможность застраиваться. Превалирующими направлениями развития города в этот период становятся западное и юго-западное. Однако застройка развивается веерообразно: новые сооружения возникают исключительно в районах, непосредственно примыкающих к сложившемся коммуникациям. Одной из важнейших осей развития города становится Брест-Литовский проспект. Вдоль него была построены сооружения кинофабрики (1925-1928 гг., архит. В. Н. Рыков; рис. 32), школа № 71 (1928-1931 гг., архит. П. Ф. Алешин, Г. И. Волошинов, И. Ю. Каракис; рис. 102), комплекс 4-этажных жилых домов по улице Довнар-3апольскего (1926-1927 гг., инж. А. И. Аничкин), ряд других строений. При выборе места для сооружения киевского железнодорожного вокзала первоначально предлагался участок в районе улицы Павловской, Воздухофлотского и Брест-Литовского проспектов и лишь в 1927 году было принято решение возводить вокзал на старом месте, то есть на завершении улицы Коминтерна (рис. 100).

Два других направления - Воздухофлотский проспект и проспект 40-летия Октября - обусловили возникновение крупных градостроительных образований: соответственно поселка им. 1 Мая (рис. 28 и 29) и аэропорта, и Сельскохозяйственной Академии в Голосеево (рис. 30 и 31).

Застройка левобережной части города носила экстенсивный характер, так как связь с центральными районами была ограниченной и осуществлялась только через мост им. Евгении Бош.

В 1928 году были разработаны проекты перепланировки отдельных районов Киева, было почти завершено технико-экономическое обоснование будущего генерального плана города, разработана схема главных магистралей, велись работы по составлению схемы озеленения и схемы расселения жителей по территории города [429, л. 98].

Однако в течение этого времена не было установлено, в каком функциональном направлении должен развиваться Киев. Только в июне 1930 года Городской совет утвердил постановление Горплана, в котором указывалось, что город "должен превращаться из центра торгово-распределительного, каким он когда-то был, в производственный центр легкой индустрии, среднего машиностроения и промышленности, базирующейся на сельскохозяйственном сырье, и промышленности строительных материалов, а также на создании вокруг Киева агробазы". Кроме того, предусматривалось развитие города как транспортного узла, в первую очередь, в связи с расширением водных перевозок (что было связано с сооружением Днепровского гидроузла), а отсюда вытекала необходимость реконструкции гавани. Киев принимал на себя также функции курортного, научного и, наконец, административного центра. Этим же постановлением оговаривалось, что уже к 1 октября 1930 года необходимо приступить к составлению предварительного эскизного проекта планировки города, чтобы завершить ее к началу 1931 года [432, л. 13].

Выходя за хронологические границы настоящего исследования, нужно отметить, что основные работы по составлению генерального плана реконструкций города развернулись после перевода в 1934 году столицы республики в Киев. Для этой цели была создана архитектурно-планировочная мастерская Киевского горсовета, которую возглавил архит. П. П. Хаустов. В течение двух лет был разработан и в 1938 году утвержден правительством УССР один из первых после генерального плана Москвы научно-обоснованных документов комплексного переустройства города на социалистических началах, в котором нашли отражение наиболее важные принципы советского градостроительства [280, с. 29].

Итак, в первое послереволюционное 15-летие в Киеве достаточно четко сформировался целый ряд тенденций, получивших свое дальнейшее развитие в послевоенные годы:

  • комплексность решения градостроительных вопросов;
  • резкое увеличение градостроительной роли Днепра - река превращается в композиционную ось города за счет выхода застройки на левый берег;
  • стремление создать компактное пятно городской территории, а также освоение незастроенных территорий в пределах городской черты;
  • стремление к рациональному функциональному зонированию территорий;
  • определение местоположения центра Киева.

Харьков. В связи с повышением общественно-политической и экономической роди столицы Украинской ССР вопрос о ее реконструкции стоял чрезвычайно остро. Предварительная схема перепланировки и расширения Харькова, составленная в 1925 году не могла удовлетворять требованиям социалистического переустройства, так как составлялась без серьезной научно-изыскательской работы. Практически на протяжении всего рассматриваемого периода проводятся работы по созданию модели Харькова будущего. И хотя они обосновывались различными теоретическими посылками, их цель была едина - преобразование городской среды на плановых началах.

В 1927 году президиум Харьковского горсовета принял постановление о порядке и нормах застройки отдельных районов города. Территория Харькова была разбита на 5 поясов, внутри каждого устанавливались свои нормы этажности и плотность застройки. Так, 1-й и 2-й поясы, куда входили центр города, нагорная часть и прилегавшие территории должна были, согласно постановлению, застраиваться сооружениями не ниже 3-4 этажей; 3-й пояс (ближайшие рабочие окраины) - 3-2 этажа; 4-й пояс (дальние окраины города - 2-1 этажа, и, наконец, в 5-м поясе (территории, присоединенные в 1924 году) разрешалось одноэтажное строительство [188].

В том же году был поднят вопрос о составления проекта реконструкции конкурсным путем [190].

В конце 1928 года был организован научный совет по планировке Харькова под председательством А.В.Щусева [187]. К сожалению, неизвестны труды этого комитета, его организационные и методологические установки, но важно, что проблема Харькова будущего рассматривалась на достаточно высоком профессиональном уровне.

Тогда же по предложению видного харьковского зодчего А. Г. Молокина была создана "единая для г. Харькова комиссия в деле облика города", состоящая из 12 человек. Основной задачей комиссии была гармонизация сооружений прошлых эпох и вновь возводимых зданий. Но серьезным недостатком в ее работе было то, что
[68.] Один из руководителей ОСАУ Я. А. Штейнберг окрестил членов комиссия "архитекторами колонн, карнизов, сандриков, иоников прочей чепухи" [266, с. 130-131]. Вернуться  в текст
рассматривая исключительно фасады сооружений, она отрывала их от градостроительного контекста68.

Во второй половине 20-х гг. в связи со стремительным ростом населения столицы широко обсуждается вопрос о расширении территории города. В печати появляется целый ряд статей, в которых предлагается осуществить это мероприятие за счет создания вокруг Харькова городов-садов [140, 169, 221].

Инженер А. И. Кузнецов предсказывает рост хозяйственного значения города, что приведет к увеличению населения. А отсюда возникает необходимость устройства новых поселений вокруг города и обеспечение связи с ними [123].

Теоретик архитектуры В. Мирер полемизирует с Кузнецовым, считая, что прирост населения должен замедляться, так как "Днепрострой оттянет промышленность и людские ресурсы к себе, и Харьков как центр металлообрабатывающей промышленности потеряет свое значение. Автор не исключает, что впоследствии и политический, и административный центр республики также потянется за промышленностью [144]. В. Мирер предвещает приближение земельного кризиса, так как при существующей низкой плотности застройки территория Харькова была почти полностью освоена. Отсюда вытекает первоочередная задача - уплотнение заселения, пересмотр действующих норм этажности в сторону их повышение, прекращение одноэтажного строительства в пределах городской черты. Но в то время отказ от малоэтажного строительства вряд ли был возможен, поэтому необходимо, по мнению ученого, все же не расширять границы города, а вынести за пределы Харькова индивидуальное строительство. Он предлагает три возможных варианта расселения:

  • на свободных участках в уже существующих поселениях по линиям железной дороги;
  • новые компактные поселения в пределах 10 верст от городской черты;
  • поселения-линии по обе стороны существующих коммуникаций, максимально приближая их к местам приложения труда населения.

Сам автор склоняется в пользу третьего варианта, считая, что и с точки зрения экономической, и с точки зрения удобства связи с производством и с центральным городом этот путь наиболее приемлем [148].

Итак, несмотря на несогласие друг с другом в частных вопросах, целая группа специалистов видела будущее Харькова не в переустройстве городской структуры, а в децентрализации города -создании вокруг столицы ряда городов-спутников вблизи от строящИХСЯ или уже существующих промпредприятий и устройстве хорошей транспортной связи с городом-центром.

Схема перепланировки Харькова, разработанная в 1929-1930 гг. в специальном планировочном бюро при Горисполкоме под руководством инж. А. А. Мейна, реализовала эту концепцию [327, с. 32].

Проектировщики указывали, что необходимость создания этого проектного документа была связана в первую очередь с тем обстоятельством, что темпы прироста населения в Харькове выше, чем в других городах страны (прирост населения по сравнению с 1910 годом составил в 1926 году в Москве - 184,9%, в Киеве - 106,0%, в Ростове - 176,3%, в Харькове - 185,4%). К основным причинам этого явления авторы схемы относили:

  • близость к основным энергетическим ресурсам и металлической базе страны, а отсюда - сосредоточение в Харькове крупнейшей в стране металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности;
  • наличие старых кадров рабочих;
  • высокая плотность сельскохозяйственного населения Харьковского округа (до 150 человек на квадратный километр), что также способствовало развертыванию промышленных предприятий;
  • удобное расположение города по отношению к основным коммуникациям страны;
  • функционирование Харькова как столицы УССР и создание там научного центра.

Градостроители отмечали, что основное отличие социалистического города от капиталистического состоит в его тесной связи с промышленностью и сельским хозяйством: "... такая органическая связь социалистического города с промышленностью приводит к тому, что и характером своей застройки, и укладом городской жизни этот город отражает особенности производства данной отрасли промышленности, что в свою очередь придает определенный характер самому городу, специализирует его".

Развитие Харькова, по концепции авторов, "не будет идти по старому радиальному типу, а, наоборот, новый город будет строиться по производственному принципу, расширяясь в линейном направлении.

Эти принципы строительства новых социалистических городов будут иметь место также при создании новых поселений вокруг Харькова, обслуживая развитие Б. Харькова в целом" [434].

На совещании коммунальной секции Горсовета, состоявшемся 4 августа 1930 г., А. Мейн отмечал, что 18-20% рабочих живет за пределами Харькова и им приходится ежедневно тратить на передвижение более 4-х часов в среднем, что составляет 28 тысяч человеко/часов ежедневно. Следовательно, возникает необходимость приблизить место жительства к производству.

По мнению специалистов планировочного бюро население Харькова к 1960 году должно было достигнуть 1,1 миллиона жителей. Основной же формой деятельности населения будет работа на производстве, расположенного в местах удобного примыкания к железной дороге. А отсюда, "характер планировки ... примет линейное выражение вдоль путей сообщения.

Большой Харьков будет ... представлять из себя ряд отдельных поселений, связанных между собой экономическими и культурные интересами и тяготеющих к центру (старому городу), причем функциональное назначение каждого поселения должно быть ясно выражено".

Схемой намечалось создать на юго-западе от Харькова город-спутник, аналогичный Зеленому городу под Москвой, связь с которым должна осуществляться посредством автомобильных и железнодорожных магистралей.

Так как промышленность на то время была зажата жилыми районами, то, по мнению авторов, необходимо ряд территорий - Основу, Ивановку, Москалевку, район Балашовского вокзала - освободить от жилья. При этом предлагалось расширить Харьков за границы 1924 года.

Вторая задача, которую ставила схема, состояла в организации всеукраинского центра на территории бывших университетских земель, Павловки, Шатиловки, Пушкинской улицы, улиц Артема и Бассейной.

Под жилое строительство отводились район Конюшенной улицы, Холодной горы, Нагорный район, часть Москалевки, Основы и т.д. При этом территории, непригодные для проживания по санитарно-гигиеническим условиям (Журавлевка, нижняя часть города, Ивановка и другие) для жилого строительства предлагалось закрыть.

Большое внимание уделялось в схеме санированию территорий и озеленению: "Некто не захочет передвигаться по улицам, если он может пройти через зелень посреди квартала. Это снимет значительный процент пешеходов и поможет разрешить проблему городского движения". Решение транспортной проблемы градостроители видели в расширении улиц и укрупнении кварталов.

Что же касается новых поселений вокруг Харькова, то их размеры намечались в пределах от 20 до 100-120 тысяч человек - в зависимости от функционального назначения поселка, т.е. промышленная площадка должна определять величину населенного пункта. В городах-спутниках предлагалась интенсивная застройка при соблюдении необходимых санитарных условий - плотность населения в среднем принималась равной 300 жителей на гектар, размеры квартала - от 3 до 8 гектар, при многоэтажной застройке ее процент не должен был превышать 30%, а зеленых насаждений общего пользования намечалось не менее 20%.

Идея децентрализации Харькова, предложенная авторами схемы перепланировки, была подвергнута жестокой критике. На том же совещании профессор В. Рудницкий указывал, что ориентация на город-линию неправильна, так как это не позволит создать на периферии Харькова необходимый уровень культурно-бытового обслуживания, и важнейшая задача реконструкции сложившегося поселения - уничтожение противоположностей между центром города и его окраинами - не будет выполнена.

Видный украинский градостроитель профессор А. Л. Эйнгорн считал, что приближать жилье к промышленности не следует, так как это создаст целый ряд санитарно-гигиенических проблем и, кроме, того, помешает в дальнейшем развиваться промышленному предприятию. Он указывал, что "расстояние нужно измерять не километрами, а минутами", имея в виду необходимость развития скоростного транспорта, связывающего жилые районы с промышленными. Эйнгорн полемически заостряет вопрос: "Что важнее, отдаление на 10-15 минут от производства или отдаление от культурных ценностей города?".

Соглашаясь с мыслью о необходимости расширения Харькова за пределы городской черты 1924 года, теоретик выступал против выдвинутой А. Мейном идем децентрализации столицы: "Я создал бы единый, компактный город. Спутники приемлемы только тогда, когда на данной территории нельзя разместить все население города" [435].

Под давлением критика схема перепланировки была отклонена, а в 1931 году разработка генерального плана реконструкции Харькова была поручена Гипрограду УССР (автора: экон. А. Л. Эйнгорн, архит. А. М. Касьянов, экон. Г. В. Шелейховский и другие). Эта большая работа была завершена в 1934 году, и она, по существу, стала итоговой для целого периода в истории украинского советского градостроительства. Об этом свидетельствует тот факт, что генеральному плану реконструкции Харькова было посвящено значительное число публикаций в республиканских и центральных изданиях [64, 94, 111, 260, 271, 273, 274].

При составлении генерального плана реконструкции Харькова проектировщики стремились "устранить, насколько это представляется возможным" пестроту функций в районах, к числу которых ... относятся Центральный, Нагорный и Свердловско-Благовещенский, и построить такую функциональную структуру города, при которой беспрепятственно возможно было бы осуществить огромные народно-хозяйственные задачи, стояние пород Харьковом ... Сделать его городом, отвечающим требованиям социалистического общества" [260, с. II].

За основу были взяты следующие принципы социалистической реконструкции:

    1. Обеспечение для жилых районов города максимально благоприятных санитарно-гигиенических показателей.
    2. Функциональное деление территории, обеспечивающее отделение селитебной территории от территории складов, промышленности и транспорта.
    3. Децентрализация культурно-бытового обслуживания.
    4. Поквартальная застройка селитебных районов жилыми комплексами вместо капиталистической застройки поусадебной.
    5. Специализация и типизация уличной сети по функциональному назначению - роду движения и транспорту.
    6. Полное коммунальное оборудование городских территорий.
    7. Уничтожение противоположностей между центром и окраинами как в отношении высоты коммунального, так и культурно-бытового обслуживания.
    8. Разрешение всех проблем планировки и оборудования города из расчета максимальной экономии сил и энергия жителей, учитывая, что в социалистической обществе затраты труда и энергии населения на удовлетворение собственных культурно-бытовых потребностей должны входить в единый народно-хозяйственный баланс общественно-полезного труда и, поэтому, излишние потери в этой области являются такими же народно-хозяйственными потерями, как и потеря в промышленности, сельском хозяйстве, транспорте и пр." [271, с. 11].

Работа по составлению генерального плана реконструкции была разбита на три цикла: технико-экономические изыскания, схема планировки, задание на составление эскизного проекта; эскизный проект и, наконец, окончательный проект.

Генеральный план был рассчитан на 15-летний срок. Согласно демографической гипотезе, составленной авторами проекта, население Большого Харькова (с пригородами) к 1947 году должно было составить 1810 тысяч человек, из них 1625 тысяч - в самом городе. При этом, если на момент составления генерального плана обеспеченность жильем составляла 4,4 кв. метра на человека [231], то на проектный период намечалось 13,5 м2, с дальнейшим увеличением до 18 м2/чел. [64, с. 9].

Зодчие стремились максимально использовать все позитивные стороны сложившейся структуры города: "мы имеем дело о крупнейшим городским организмом, с огромной застроенной территорией, вне связи с которой решать проблему города было бы утопично" [260, с. 21]. Реалистический подход хорошо виден из основных положений проекта. Так, в течение всего срока действия генплана функциональная структура Харькова не изменялась - он оставался крупным центром машиностроения, тканеобрабатывающей и пищевой промышленности. При эти сохранилась пять основных промплощадок с возможностью их дальнейшего расширения - Красно-заводская, Лосевская, Ново-Баварская, Основьянская и Москалевская (рис. 107, 108 и 109).

Трассировка основного железнодорожного диаметра, пересекающего Харьков с севера на юг, оставалась без изменений, местоположение вокзала также не пересматривалось.

Административный центр на площади Дзержинского не менял своей прежней функция и по проекту не требовал значительных реконструктивных мероприятий.

Уличная сеть в центре города и в Нагорном районе, где сосредоточилось наибольшее количество капитальной застройки, наиболее полное коммунальное оборудование и благоустройство в основе своей также не претерпевала серьезных изменения (рис. 114). Оставалось прежним и функциональное назначение отдельных частей города. Перепланировка улиц и площадей предусматривалась лишь в пределах, необходимых для обеспечения нормальной работы транспорта.

Система расселения по территории города представлялась авторам в виде "города-созвездия" [260, с. 21], состоящего из 5 крупных жилых массивов: Центрального, Салтовского, Лосево-Основьянского, Красно-Баварского и Холодногорского. Массивы не были оторваны друг от друга, они составляли единое целое, между ними предполагалось создание неселитебных районов и клиньев зелени. При этом под жилье отдавались наиболее здоровые территории. Места с плохими санитарно-гигиеническими показателями, наоборот, намечено было освободить от жилой застройки и использовать как складские или промышленные площадки.

В результате реконструкции ларьков должен был приобрести форму овала с диаметрами 20 и 16 километров.

Исторически сложившаяся сеть улиц, радиально направленная в центр города, создавала трудноразрешимую транспортную проблему. Поэтому основной перепланировочной задачей генплана было создание кольцевых, секущих и обходных магистралей, которые, минуя центральную ленту площадей, обеспечивали бы связь между всеми районами по наиболее коротким направлениям. Пересечение этих магистралей предусматривалось в двух уровнях.

В целом, предлагаемая авторами схема транспортного обслуживания Харькова, была достаточно радикальна. Предусматривался глубокий ввод электрофицированной железной дороги, которую намечалось проложить по кольцу и двум диаметрам с использованием яров и балок. Железнодорожные линии переходили в трассы метрополитена, пересекающие город в различных направлениях. Кроме этого, была учтена возможность использования большескоростного трамвая на самостоятельном полотне.

Несмотря на реалистический подход при составлении генерального плана реконструкции, авторы стремились мыслить категориями завтрашнего дня. Они считали, что "недооценка материальных возможностей ближайшего будущего - иначе говоря, нахождение планировщика "в плену" у ограниченных материальных возможностей сегодняшнего дня - неизбежно приведет к тому, что намечаемая им перспектива за очень короткий период времени перестанет быть таковой, нарастающие темпы народно-хозяйственного развития ее перерастут, и основная цель - иметь перспективное решение, под углом зрения которого должны решаться все промежуточные проблемы, - окажется не достигнутой" [271, с. 18].

Время доказало всю обоснованную дальновидность этого проекта. Схема функционального зонирования, размещение жилых районов, транспортная схема города была почти полностью материализованы в натуре и получили свое дальнейшее продолжение в генеральном
[69.] Авторский коллектив: архит. В. Антонов, В. В. Домницкий, С. М. Клевицкий, В. И. Корж, П. Е. Шпара, И. А. Алферов, В. С. Николаев; экон. Л. Голуб, Г. Глухов, В. Вишевская; инж. Р. Любарский, В. Рябов, В. Турова, М. Пайн, Н. Холоденко, Н. Купцова. Вернуться  в текст
плане Харькова, утвержденном в 1967 году69. Единственное, что не было осуществлено, это предложение о глубоком вводе железных дорог в город и создание асфальтированной парковой аллеи, соединяющей площадь Дзержинского и площадь Советской Украины.

Особое внимание зодчих было уделено проблеме формирования центральной части столицы республики. Как уже указывалось в разделе 1.2, новый центр Харькова начал складываться еще в середине 20-х годов на территории современной площади Дзержинского. В мае 1925 г. был объявлен конкурс на проект Дома Государственной промышленности. Его победителями стали видные советские архитекторы С. С. Серафимов, С. М. Кравец и М. Д. Фольгер. Законченный в 1928 г. Дом Госпрома является одним из наиболее выдающихся памятников советского зодчества (рис. 115).

Но его был лишь первый этап в процессе создания административного центра города. В планы градостроителей входило разбить на свободных землях перед Госпромом огромную, простиравшуюся до Сумской улицы, площадь, застроив ее крупным административными сооружениями. В конкурсном соревновании на проект застройки площади Дзержинского приняли участке архитектора В. С. Андреев, Б. И. Приймак, С. М. Кравец, О. А. Малышенко. Ф. П. Кондратенко и другие. В представленных работах заметно стремление исправить градостроительные просчеты, допущенные при возведении Дома Государственной промышленности. Гигантское здание, призванное стать композиционным центром формирующегося ансамбля, оказалось в пониженной части площади (разница отметок составляла 10 метров), а его центральная ось не была привязана к улице Сумской. В большинстве проектов площадь принимала симметричные очертания (рис. 116), а В. С. Андреев и Б. И. Приймак считали целесообразным отделить круглую часть площади от
[70.] Cведения А. Ю. Лейбфрейда. Вернуться  в текст
прямоугольной с помощью здания70.

Свой современней облик площадь Дзержинского получила после строительства Дома кооперации (1928-1934 гг., архит. А. И. Дмитриев, С. Р. Мунц; ныне здание Военно-хозяйственной академии; рис. 120) и Дома проектных организаций (1928-1934 гг., архит. С. С. Серафимов, М. А. Зандберг-Серафимова;
[71.] По первоначальному замыслу на. месте Дома проектных организаций должны были возвести Дом правительства УССР. В октябре 1927 г, был объявлен конкурс, победителями которого стали архит. Л. И. Линский и В. И. Богомолов [353, с.85).Вернуться  в текст
ныне здание Харьковского государственного университета; рис. 117)71. В начале 1930-гг. застраивается прямоугольная часть площади. По проекту архит. Г. А. Яновицкого возводится гостиница "Интернационал" (ныне гостиница "Харьков"), И, наконец, с противоположной стороны ул. Сумской строится здание ЦК КП(б)У (архит. Я. А. Штейнберг) (рис. 118).

Ансамбль площади Дзержинского не имеет себе равных в истории советской архитектуры. Несмотря на ее гигантские размеры (11,9 га), зодчим удалось верно найти градостроительный масштаб и соотношение линейных размеров круглой и прямоугольной частей. Умелое сочетание симметрии и асимметрии, гармоничное соотнесение масс и пространства, единая стилистика сооружений придают площади неповторимый облик.

Параллельно с проектированием генерального плана реконструкции Харькова в 1933 г. при президиуме Горсовета был создан архитектурно-художественный Совет, в работе которого приняли участие наиболее видные харьковские зодчие: А. Н. Бекетов, А. Г. Молохин, Я. А. Штейнберг, Г. А. Яновицкий и другие. За короткое время был составлен проект комплексного архитектурного оформления 5 главнейших магистралей города, а группа архитекторов во главе с Я. А. Штейнбергом разработала проект озеленения Харькова [213].

Темпы реконструкции Харькова несколько замедлились после того, как в 1934 году было принято постановление о переносе столицы Советской Украины в Киев.

В начале 30-х гг. в Гипрограде УССР и трех его филиалах - в Киеве, Одессе и Днепропетровске были начаты плановые работы по созданию проектов реконструкции городов республики. Проектированием в разных стадиях были охвачены почти все крупные города и основные промышленные районы. К 1934 году была закончены генеральные планы 27 городов и поселков, среди них: генеральные планы Кривого Рога, Херсона, Николаева, Днепропетровска [166, с, 29]. Разработанные в институте единые нормативные документы, методические рекомендации и научно-исследовательские труды позволили градостроителям-практикам, вооруженным историческим постановлением ЦК ВКП(б) "О московском городском хозяйстве и развитии городского хозяйства СССР" [25], приступить к решению своей основной задачи - социалистической реконструкции городов страны.

Раздел 3.1  Заключение
К началу страницы