Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
  Диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры В. Э. Алешина
Развитие представления о социалистическом поселении в градостроительстве Украины в 1920-х - начале 1930-х годов

Глава II. Развитие градостроительной науки в Украинской ССР в период индустриализации и перной пятилетки

Раздел 2.1. Социалистический город в воззрениях градостроителей Украины во второй половине 20-х - начале 1930-х годов

Индустриализация страны Советов была исторической необходимостью, закономерностью ее развития. В. И. Ленин учил, что без перехода страны на более высокий уровень техники не может идти речь о реконструкции народного хозяйства и о создании нового общества. "Коммунизм - это есть Советская власть плюс электрификация всей страны" [6, с. 159] - в этом ленинском определении диалектически объединяются два необходимых условия для построения социализма: политическое - наличие передового общественного строя, и экономическое - использование достижений науки и техники, которые произведут революцию в производства и в быту людей.

Принятый в декабре 1925 г. XIV съездом партии курс на ускоренную индустриализацию страны, решения (декабрь 1927 г.) о первом пятилетнем плане развития народного хозяйства в CCCP, ряд других решений партии и правительства [16, 17, 20, 21, 23] конкретизировали задачи в области градостроительства. В 1927 г. в "Перспективах развертывания народного хозяйства Союза CCH на 1927/27-1930/31 гг. "Госплан CCCP указывал: "Стихийное притяжение к себе крупных городских центров неизбежно будет вести к дальнейшему скоплению населения в немногих, наиболее перегруженных и перенаселенных городах-левиафанах. Плановый подход требует от нас решительного противодействия этой стихии. Мы должны планировать не на дальнейший гипертрофический рост немногих центров, а на децентрализацию и возможно равномерное распределение новых промышленных поселений по всей стране. Самый характер городов при современных средствах сообщения и методах снабжения энергией может и должен быть изменен в корне" (Цит. по: [115. с. 38]).

Новый социальный заказ привел к тому, что во второй половине 20-х годов в исследованиях зодчих превалирует именно градостроительный аспект. Рождаются новые творческие группировки: Объединение архитекторов-урбанистов (АРУ), Сектор архитекторов социалистического строительства (САОС), основным объектом деятельности которых становится город. В "Декларации АРУ" говорится: "Архитектура ... должна решать задачу оформления на только отдельных сооружений, но и связывать всю группу сооружений в единую пространственную систему, в которой отдельное сооружения являются лишь частью более общего архитектурного целого. Такое толкование градопланирования дает единственно верную установку для решения архитектурных задач как систем психо- и идеологически действующих на социальное целое города. Эти соображения заставляют при определении частной архитектурной задачи оформления отдельного сооружении предварительно решить более общую задачу архитектурного систематизирования городского целого" [320, с. 125].

Существовавший до этого взгляд на поселение будущего, созданные в первой половине 1920-х годов строительные нормативы и инструкции перестают удовлетворять градостроительную практику. Средства, найденные в первые годы после победы Октября, отстают от возросших социальных требований.

Важным шагом в развитий градостроительства на Украине стало создание государственных организаций, деятельность которых оказала влияние не только на упорядочение проектного дела в республике, но и на определение реальной градостроительной ситуации, выработку концептуальной базы социалистического градостроительства, создание технико-экономических гипотез развития городов, составление нормативных документов, позволяющих унифицировать проектный процесс и порядок утверждения и реализации проектных предложений: Высшего технико-строительного комитета при НКВД УССР (1928 г.). Комиссии по изучению перспектив развития городов УССР (1929 г.), Правительственной комиссии по строительству новых городов Донбасса (1929 г.), Проектного бюро НКВД УССР (1929 г.), Бюро по проектированию Большого Запорожья (1929 г.).

Если в начале и середине 20-х годов позиция сторонников города-сада выглядела достаточно стабильной (об этом говорят не только результаты дискуссии о городах-садах, но и разрабатываемые в те году проекты планировка), то к концу десятилетия постепенно начинает вырисовываться преимущество тех, кто стоял за подготовленное достижениями техники "вертикальное" развитие города. Это связано не только с ростом экономического потенциала страны, но и с усаливающимся влиянием идей рада западных архитекторов, в частности Ш. Ле Корбюзье (рис. 40, 41).

Идея "города-небоскреба" была сформулирована не сразу. Еще в середине 20-х гг. в постановлении Всеукраинского Комитета содействия жилетному и коммунальному строительству отмечалось, что "основными типами жилых домов, строящихся в поселках и не густонаселенных городских районах, должны быть одноэтажное и двухэтажные блочное дома, числом квартир от двух до шести в одноэтажных блоках и от четырех до двенадцати в двухэтажных блоках". В районах с большим количеством населения предлагалось строить дома от 4 до 6 этажей [452, л.23].

В апреле 1927 г. один из виднейших украинских советских зодчих профессор А. Г. Молокин на Всеукраинском съезде по вопросам строительства, организованном Госпланом УССЗ, выступал с докладом "Наиболее целесообразные формы жилстроительства в современных условиях". В нем проводилась мысль о том, что экономический фактор, бытовые условия и навыки рабочего населения не позволяют в настоящее время создавать города-сады с индивидуальными усадьбами. По этой же причине нецелесообразно строить и дома-коммуны. "Тесная связь жилья с благоустройством места застройки требует применения преимущественно блочной застройки, а возможное удешевление конструкций и санитарно-гигиенические требования - заставляют отдать предпочтение домам не выше 2-3-х этажей.

Многоэтажный многоквартирный жилой дом уместен лишь при застройке небольших пустырей в черте старого города" [418, л. 40]. Архитектор питается соединить достоинства города-сада, не рассчитанного на развитие крупной промышленности, но приближенного к природе, с положительными сторонами "города небоскреба", обладавшего преимуществами крупного поселения-центра. Точка зрения Комитета содействия и А. Молокина близка к воззрениям ведущих мастеров Российской Федерации, которое видели такого рода населенный пункт как "сочетание центра - города небоскребов с городами-садами окраин" [355, с. 22].

Но это была лишь прелюдия к разгоревшейся в конце 20-х годов дискуссии о социалистическом расселении. Именно в ее ходе произошло "генеральное сражение" между урбанистической и дезурбанистической концепциями. Дискуссия затрагивала обширный круг проблем: размещение производительных сил на территории страны, выбор оптимальных форм расселения, отношение к историческому городу, типология населенных пунктов, типы жилья, состав помещений в них, система обслуживания населения, семейные отношения и так далее.

Не углубляясь детально в ход дискуссии, столь подробно рассмотренной в монографии В. Э. Хазановой "Советская архитектура первой пятилетки. Проблема города будущего" [355] и анализируемый другими исследователями [304, 309, 330, 331, 347, 351, 372] , напомним основное положения спорящих сторон.

Один сторонников теории урбанизма экономист Л. М. Сабсович считал, что промышленность и население необходимо равномерно распределить по всей территории страна путем создания сети соцгородов на 40-100 тысяч жителей с максимально развитым обобществленным бытом а коллективными формами жилища в виде домов-гигантов на 2-3 тысячи человек. Во вновь созданных городах вне зависимости от их основной функция (промышленное или сельскохозяйственные) намечалась значительная степень индустриализации и соответственно высокий уровень жизни (рис. 42). Старые поселения (будьте крупнейшие города или деревни), по мнению Сабсовича, было необходимо либо уничтожить, либо коренным образом перестроить. Теоретик считал возможным осуществить свою архитектурную программу в течение ближайших 15-20 лет.

Дезурбанисты во главе с экономистом М. А. Охитовичем строили свою теорию на полном отрицаний концентрированного расселения. Города, прежнем понимании, уничтожаются, взамен создаются "ленты" жилых территорий, застроенное индивидуальными сборно-разборными домиками. Эта полосы ждут параллельно автомобильным магистралям, связующим крупные промышленные предприятия. На определенных расстояниях располагаются "станции" общественного обслуживания. Решение проблемы коммуникации дезурбанисты видела в массовой автомобилизации населения (рис. 43).

Дискуссия явилась итогом определенных изменений в мировоззрении советских зодчих, в ней отразились новые социальные требования, декретируемые планами первой пятилетки, именно по этой причине следует рассматривать теоретические труду: градостроителей Украины, даже увидевшие свет до начала дискуссии (июль 1929 года [355, с. 44]), в ее контексте.

Уже указывалось, что говардовская доктрина не сдает своих позиций, хотя постепенно принимает все более и более урбанизированные формы. Так, один из сторонников этой теории украинская градостроитель В. Мирер, указывая на негативные стороны "вертикального" развития города-гиганта с точки зрения экономической и санитарно-гигиенической, приходит к выводу о необходимости децентрализации промышленности и населения больших городов. Города-сады, по его мнению, - это наиболее приемлемый для современных условий вариант решения проблемы расселения жителей и развитию промышленности больших городов: "Город-центр, окруженный самостоятельными промышленными городами-спутниками и тесно связанный с ними, таков реальней идеал современного градостроительства" [146 с. 22].

В. Миреру оппонирует инженер Ф. П. Кондрашенко, который, популяризируя последние проекту и теоретические труды Корбюзье и других западных архитекторов, пишет, что в урбанизированных поселениях ему видится "в ясных могучих массах строений-кварталов гармония динамических сад - будущее искусство коллективизма" [118, с. 3461 . Большое внимание он уделяет транспортным проблемам, указывая, что все виды движения в современном большом городе представляют из себя "коэффициент скорости жизни и труда" [116, с. 75] . А отсюда следует вывод о необходимости серьезных реконструктивных мероприятий в сложившихся населенных пунктах для решения транспортных проблем, присущих большим городам.

Однако В. Мирер в целом ряде статей указывает на невозможность переноса опыта капиталистических стран на иную социальную платформу. Развивая свою концепцию, он предлагает новую трактовку идеи Э. Говарда. Это город-сад, расположенный на незначительном отдалении от центрального населенного пункта, обладавший максимально обобществленным бытом и застроенный не отдельными одноэтажными особняками, а группами домов от 2 до 4 этажей. Общественные помещения располагаются в непосредственной близости от жилых квартир [152, 183, 155] (рис. 44).

Эту точку зрения разделял А. Полоцкий, который заявлял: "Мы против строительства хуторов ... и против строительства новых больших городов с миллионным населением, путь, по которому пошла американская буржуазия - мы за агрогорода ... на 40-50 тысяч жителей", в которых промышленность сочетается с сельскохозяйственным производством [194, с. 188].

Наиболее яркое выражение урбанистических позиций содержал прогностический труд М. Борисенко "Строительство социалистических городов" [50] . С первых же страниц автор выступает, как ярки противник дисперсного расселения: "Обобществление ряда процессов повседневной жизни рабочей семьи возможно лишь тогда, когда мы откажемся строить небольшие поселки со всеми атрибутами индивидуального хозяйства. Домики со свинарниками, коровниками, огородиками - злейшие враги нашего социалистического строительства" [90, с. 29].

В остальном концепция градостроителя близка к воззрениям урбанистов. Он выступал за уничтожение старых городов: "Не существует никаких схем, которые дали бы нам возможность бережливо и рационально превратить современные города в культурно-пригодные места проживания. Протест ... против животного индивидуального быта все возрастает и никакими реконструкциями, никакими идеальными пианами расширения городов мы его не ослабим" [50, с. 49-50].

Будущее только за новыми городами, в основу организации которых будет полажено социалистическое хозяйстве и быт. Автор монографии призывает "приступить немедленно к
[26.] Напечатано курсивом.Вернуться  в текст
составлению планов не дальнейшего расширения, а децентрализации наших городов" [50, с. 67]26.

И чтобы этот лозунг не остался декларацией, М. Борисенко достаточно подробно останавливается
[27.] Судя по приведенному в издании схематическому плану [50, рис. II] разработан он был совместно с архит. Р. П. Доменко. Впервые опубликован А. И. Станиславским [351, с. 110]. Вернуться  в текст
на облике нового социалистического поселения27 (рис. 45).

Прежде всего - это город без окраин, представляющий из себя "цельный и полностью законченный организм" [50, с. 59] , с четкой и простой планировочной схемой, что обусловлено транспортными функциями. На центральной площади размещается огромный дом пролетарской культуры - "мозг города". Площадь благоустройка и обильно озеленена; отдельный участок отведен для митингов и собраний. В центре площади - монумент В. И. Ленину.

Непосредственно за центральной площадью располагается кольцо административных, торговых и общественных зданий.

Третий концентрический пояс занят жилыми кварталами и помещениями для приезжих. Тут же находятся детские и школьные городки, а в некотором отдалении - столовые и клуб.

Следующий функциональный пояс принадлежат разнообразным вспомогательным производствам, обслуживавшим город - фабрикам-кухням, складам, холодильникам и т.д. Эта полоса обслуживается окружной железной дорогой. Со всех сторон город окружен кольцом зеленых насаждений. Аэродром, стадион, крематорий - все это, по идее автора, располагается за городом, но связано с ним автомобильными и железнодорожными магистралями. На некотором расстоянии от города находятся центры сельскохозяйственного производства, снабжающие его продуктами [50, с. 63].

Застройка жилых территорий, считал М. Борисенко, должна быть исключительно поквартальной с крупными членениями. В массе она предусматривалась трехэтажной с вкраплением более высоких сооружений.

Автор стоял на позициях полного обобществления быта: "в планировке жилья и обобществленной части, - писал он, необходимо заложить идею большой коллективной квартиры" - "шатания, половинчатости тут не должно быть" [50, с. 61] . Но не во всем теоретик был согласен с Л. М. Сабсовичем. Так, он выступал против полного обобществления воспитания детей.

Такие поседения М. Борисенко предлагает создавать по определенному плану на расстоянии 20-30 километров от старого города. Они должны стать центрами сельскохозяйственных предприятий, возможно, в них будут жить рабочие этих предприятий. Постепенно, со временем, новые населенные пункты превратятся в центры, куда будут перенесены культурные и административные функции старых городов.

Промышленность, по мнению автора, необходимо располагать за пределами соцгорода [50, с. 67-68]. При этом он не дифференцирует промышленные предприятия по степени вредности, не уточняет, каким образом будет решаться проблема сообщения. Остается неясным, на какое население рассчитана эта идеальная схема, каким образом она может быть применена в практике.

Но, несмотря на целый ряд недоработанных вопросов, автор считал, что к работе по созданию таких населенных пунктов необходимо приступить немедленно и, в первую очередь, в районе Днепростроя и Донбасса [50, с. 70].

Нет сомнений, что при создании своей модели идеального социалистического повеления автор - вольно или невольно - заимствовал ряд идей Э. Говарда. Отрицание будущего старых городов, созданная М. Борисенко планетарная система, в центре которой до поры до времени оставался старый город, децентрализация промышленности, культурных и административных функций центрального поселений, четко выраженная радиально-кольцевая схема планировки соцгорода и расположение ряда функциональных зон роднит идеальное поседение украинского теоретика с городами-садами, созданными английским социологом-утопистом. С другой стороны, заметна схожесть воззрений М. Борисенко, В. Мирера и А. Полоцкого. Каждый из них видел город будущего как сравнительно небольшое поселение, расположенное в непосредственной близости от мест приложения труда (промышленных или аграрных комплексов), с высоким уровнем обобществления бытовых функций, озеленения к благоустройства. Застройка предусматривалась не индивидуальными одноэтажными домиками (как у Говарда или дезурбанистов), не гигантскими жилыми корпусами (как у Корбюзье или Сабсовича), а в основном домами от 2 до 5 этажей, объединенных в единые жилые комплекса не только по территориальным признакам, но и автономной и самодостаточной системой предприятий культурно-бытового обслуживания.

Определенный вклад в становление представлений об организации города будущего сделала выдержавшая несколько переизданий монография профессора Я. И. Лифшица "Быт и культура в новом городе", созданная в рамках исследований Комиссии по изучению перспектив развития городов Украины при Государственной плановой Комиссии УССР [128].

Рассматривая содержание понятия "город" в различные социальные эпохи, автор указывает, что "в реконструктивный период понятие нового города должно неминуемо расширяться за счет включения наделения примыкающих к нему совхозов и колхозов, развивающихся на одной с ним энергетической базе иди связанных с ним в единое комбинированное хозяйство". Именно в сочетании промышленности и сельского хозяйства, населения города и села и заключается "гвоздь всей программы культурно-бытовой революций" [128. с. 7].

Реализм позиции Я. Лифшвица виден в его понимании возможностей того времени: "Тот город, который мы сейчас строим - предтеча будущего коммунистического поселения ... и на нем довлеет вся тяжесть "презренных" материальных расчетов и возможностей". А отсюда вытекает необходимость типизации и стандартизации строительного производства. Но, с другой стороны, "мы не вправе строить на год, мы строим на десятилетия", "во всех своих построениях вынуждены аппелировать к будущему в гораздо большей степени, чем к сегодняшнему или вчерашнему дню ...
[28.] Интересно сравнить мнение Я. И. Лифшица по этому поводу с точкой зрения А. Л. Эйнгорна (см. с. 158 настоящей работа), а также со взглядом архит. И. С. Гиревича - сотрудника Стройкома Госплана РСФСР [355, с. 151]: "... одно основное требование: строительство сегодняшнего дня не должно служить тормозом для будущего строительства; то, что мы построим сегодня, не должно становиться препятствием на пути радикальной реконструкции человеческих отношений, которая будет осуществлена через сравнительно короткий промежуток времени" [82, с. 457].Вернуться  в текст
отправляясь в плавание мы были весьма озабочены частотой горизонта" [128, с. 8-9]28.

Автор подробно останавливается на всех элементах структурной организации системы культурно-бытового обслуживания - элементах дошкольного и школьного образования, здравоохранения, культурной жизни социалистического города, общественного питания и т.д. При этом он постоянно оговаривает ступенчатость перехода к новым формам социальных отношений, определяя особенности быта ню только в отдаленном будущем, но и в переходный период.

Лифшица интересует не только социальная сторона проблема, но и собственно архитектурная. В его представлении социалистический город завтрашнего дня - это "город, созданный по единому плану, с заранее определенным числам населения, избавившийся от скученности, создавали в индивидуальном жилье лучшие условия для отдыха и сна и избавивший человека от мучительной каторги домашнего хозяйства" [128, с. 50-51].

Теоретик очень осторожен при определении планировочной схемы города будущего, его структурного построения. Главное, по его мнению, это безусловное соблюдение функционального принципа размещения элементов социалистического быта [128, с. 74].

При этом автор настаивает на необходимости максимально дифференцировать территории города по назначение, создавать специализированные "сектора" или "городки": "наиболее желательно принципом территориального распределения основных комплексов города является принцип размещения по функциональным признакам, то есть принцип группировки по признакам однородности назначения, но обязательной его предпосылкой является разрешение вопроса о быстрой и массовой связи между отдельными функциональными частями нового города и правильное их взаиморасположение" [128, с. 101].

Что касается характера застройки, то Я. Лифшиц считает, что его будут определять не жилые дома, а "дома обобществленной культуры и быта", расположенные в центральной части поселения и формирующие "ряд замкнутых площадей и парки для отдыха". И совершенно не важно, в какой форме эти сооружения будут осуществлены - в виде отдельных "функциональных павильонов", либо в виде гигантских комплексов многоцелевого назначения. Главное, чтобы они территориально были максимально приближена к потребителю, располагаясь при необходимости непосредственно внутри жилых кварталов [128, с. 72-73] . Массовая застройка, по мнению автора, с точки зрения санитарно-гигиенической, не должна превышать 3-5 этажей [128, с. 70].

Все это позволит решить проблему не только функциональную, экономическую, но и эстетическую: создать систему архитектурных ансамблей и "добиться максимума художественного единства в стиле" - "не только по характеру сваей работы, но и по внешности здесь было бы сконцентрировано все, что характеризует социалистический город, как город прогрессивной культуры" (рис. 46).

Я. Лифшиц уделяет место критике взглядов М. А. Охитовича, "разбрасывающего своей щедрой рукой по весям и дорогам индивидуалистические домики для социалистического человека... История ведет к урбанизация села, а нам
[29.] То есть многоэтажную застройку.Вернуться  в текст
предлагают города превратить в сила" [128, с. 69-70]. Автор считает, что санитарная техника будущего "сделает вертикальную застройку29 столь же равноценной в гигиеническом отношении, как и горизонтальную" [128, с. 110].

Автор монографии не разделял взглядов Л. М. Сабсовича с его концепцией "умирания" в ближайшие 15-20 лет существующих городов. Являясь также противником бесконтрольного роста крупных городов, Я. Лифшиц считал, что децентрализация их допустима лишь в смысле выноса крупной промышленности за их пределы. Кроме того, пишет теоретик, уровень урбанизации в страна не является угрожающим по сравнению с Западной Европой.

Градостроитель считал совершенно необоснованном разговор о нормировании размеров населенного пункта, так как "задача сводится не к определению границ города, а к обеспечению наилучших условий жизни в городе, строящемся в нужном месте и на нужное число населения. Но там, где индустрия требует больших городов, можно и нужно строить большой город или использовать принцип системы сателлитов" [128, с. 109-110].

Труд профессора Я. И. Лифшица, по существу, был одним из первых в республике, где видно стремление нарисовать социальный "портрет" города социалистической эпохи. Ученого отличало четкое осознание материальных возможностей дня сегодняшнего, психологических трудностей на пути создания новых социальных отношений. Ему была присуща гибкость мышления, понимание схематичности любой теоретической модели: "Жизнь несомненно даст во много раз больше вариантов, чем те, которые мы здесь предусмотрели, вернее предвидели" [128, с. 110].

В рамках дискуссии о социалистическом расселении на страницах украинских журналов был опубликован ряд статей по различным аспектам поднимаемых вопросов. Анализ высказываний позволяет утверждать, что большинство теоретиков республики выступало против экстремизма в определении облика социалистического поселения. Это касалось и выбора наилучших систем расселения, а отношения к сложившимся городам, и определения оптимального размера населенного пункта, и поисков наиболее рациональной планировочной схемы, а решения проблемы организации нового быта. Большинство из них представляло себе новый социалистический город в виде сравнительно небольшого поседения (порядка нескольких десятков тысяч жителей), приближенного к промышленному или аграрному комплексу, с хорошо развитыми общественными функциями и высоким уровнем озеленения и благоустройства. В определении оптимальной этажности строений в таком городе также не было крайностей - в основном предлагалось использовать дома от 2 до 5 этажей. При этом в суждениях теоретиков часто еще заметно влияние доктрины Э. Говарда; в первую очередь это проявлялось в стремлении создать планетарную систему расселения: центральный город - города-спутники. Именно в этих, окружающих город-центр, сателлитах и должны были реализоваться идеи социалистического общежития.

Во мнении относительно будущего исторических городов можно заметить определенное единодушие - создавая новые социалистические старого. Так, одни осознавали значение сложившихся городов в преодолении жилищного кризиса [194, с. 188] , другие отмечали, что заселение новых городов не подготовлено еще психологически [224, с. 20], третьи указывали на руководящую рель старых поселений в строительстве социализма, а следовательно, именно там должны закладываться основы нового быта и новой культуры [40, с. 24].

Закономерно также то, что среди украинских теоретиков практически не нашлось сторонников дезурбанистической концепции. Работая над созданием теорий социалистического города специалисты республики не могли не оглядываться на конкретную градостроительную ситуацию в республике; формирование теоретических воззрений происходило в результате анализа степени урбанизации на Украине. А республика в этом отношении находилась на сравнительно высокая уровне - на 1926 год в ней насчитывалось 70 городов с населением свыше 10000 жителей [422, с. 55] , а всего в 402 горо

Среди созданных в тот период теоретических разработок наибольший интерес представляет,
[30.] Евсеенко Митрофан Митрофанович, родился в 1870 году в Полтавской области; в 1895 г. закончил химическое отделение Харьковского технологического института. За период с 1897 по 1901 г. достроил ряд зданий народных школ и дорожных сооружений в Харьковской области, С 1920 г. занимался педагогической деятельностью. Принимал участие в составлении Временных строительных правил (1924 г.), Устава гражданского строительства (1928 г.), Кодекса правил планировки населенных пунктов (1930 г.). Им написан ряд научно-исследовательских трудов по градостроительным проблемам, строительной физике и т.д. Занимал различные должности в Харьковском Комхозе, ВТСК УССР, Гипрограде УССР, Академии архитектуры республики и др. Умер в 1950 г. (Архив Харьковского отделения Союза архитекторов СССР. Личный листок члена Союза; сведения А. Ю. Лейбфрейда).Вернуться  в текст
к сожалению, не увидевший свет труд украинского градостроителя М. М. Евсеенко30 "Планировка социалистического города. Опыт применения теории планировки поселений" [386]. Несмотря на "камерность" этой работы, ее роль в дальнейшем развитии градостроительства Украины значительна - некоторые теоретические посылки и выводы были использованы в работе над "Кодексом правил планировки населенных пунктов", при составлении генерального плана Большого Запорожья, речь о которых пойдет ниже.

Стремясь к тому, чтобы созданная теоретическая основа стала "достаточным основанием, если не для исчерпывающего решения данной темь, то для установки надежного метода этого решения" [366, л. 3] , автор в самом начале монографии предлагает дефиниции ряда основополагающих градостроительных понятий: поселения, элементов плана поселения, планировки поселений, композиции проекта планировки, системы планировки, фактора планировки и других. Например, понятие поселения автор определяет (оговаривая, правда, что это рабочая формулировка) так: "поселение есть комплекс сооружений, возведенных на определенной, замкнутой территории, для удовлетворения нужд коммуны, т.е. группы населения, объединенного этой территорией, и заселенных этой коммуной" [386, л. 3 об]. Здесь в качестве составляющих выступает не только организованная по некоторым законам территория, но и - что наиболее важно - сам человек, пользующийся ею, преобразующий ее. Систему планировки М. Евсеенко трактует как некоторую закономерность в распределении территории города на элементы по тему или другому признаку [386, л. 7]. Под фактором планировки понимается причина изменения организации территории населенного пункта [386, д. 10], другими словами, та или иная организация городской среды представляет из себя функцию действия различных факторов. Автор осознает важность верной оценки степени влияния того или иного фактора, его "мощности", и это приводят к созданию "учения о факторах", в котором он продолжает идеи С. М. Драгоманова (раздел 1.1 настоящей работа). При практическом применении этого учения "по всей вероятности, окажутся полезными аналогии с законами механики и такие идеи, как направление влияния факторов, идея сложения влияния факторов ... идея радиуса влияния" [386, л. 10-10 об.]. М. Евсеенко предлагает следующую классификацию факторов: по роду (физические и социальные с дальнейшим членением каждой из групп); по степени изменяемости (постоянные и переменные); по степени непосредственного влияния на техническую организации города (прямые и косвенные); по степени воздействия на них человека (управляемое и неуправляемые) (рис. 47). Классификацию по роду он приводит в табличной форме [386, л. 11 об.] (таблица 1).

Факторы
Физические Климат
Топография
Геологические условия
Социальные Первичные Социальная система
Степень развития производительных сил
Производные Внешние Характер района
Государственные границы
Инсталляция (устройство) района
Центры
Особые факторы
Внутренние Общие Значение поселения
Численность населения
Состав населения
Плотность населения
Форма общежития
Коммунальное хозяйство
Уличное движение
Специальные местные условия
Реконструктивные План существующего расположения
Коммунальный бюджет
Жилой фонд
Учреждения
Предприятия
Транспорт
Санитарно-технические сооружения
Внешнее благоустройство
Очаги антисанитарии
Историческое развитие

Далее ученый пишет: "Изучение факторов планировки имеет непосредственную тесную связь с установлением систем планировки поселений ... мы должны для каждого элемента плана, точно так же как и для каждого элемента технического оборудования территории поселения найти тот фактор, который оказывает влияние на них, определить род его влияния, мощность и установить систему планировки" [385, л. 11 об.]. Здесь видна попытка перехода от интуитивного поиска оптимального решения при проектировании градостроительных объектов к систематизация, последующей обработке (автор предлагает матричную форму обработки данных в виде таблицы) и принятию правильного решения.

Небезынтересен и следующий раздел данной работы, в котором рассматриваются проблемы, присущие исключительно городу социалистической эпохи. М. Евсеенко формулирует проблему следующим образом: он считает, что социальный фактор влияет в первую очередь на систему планировки, поэтому "требуется установить те системы планировки, которые ОТЛИЧАЮТ социалистический город от города, построенного в условиях другой какой-либо социальной системы, например, капиталистической" [366, д. 15]. Другими словами, "каковы должны быть ... нормы планировки города" в условиях социализма. Однако, решение поставленной задачи возможно лишь при наличии представления о сущности социалистического города, "т.е. должна была бы быть решена определенная задача по теории урбанизма" [386, л. 16].

Автор берется за решение этой задачи. Несмотря на то, что "поставить надежный ... прогноз при планировке города очень трудно", он создает гипотезу развития города на основе анализа возможных изменений в облике поселения под влиянием тех или иных факторов.

Разделяя процесс становления нового общества на два этапа развития производительных сил, теоретик указывает, что в первое время, пока "экономика еще сохраняет свою силу" [386, 19 об.], композиция плана социалистического города будет во многом характеризоваться теми же признаками, что и до революции. Но постепенно экономические вопросы начнут терять свое значение и основными станут проблемы технической целесообразности, в частности эстетики городской среды: "Планировка социалистического народа ставит себе обязательной целью создать определенное
[31.] Такая организация подразделяется на плоскостную и объемнкую. Первая может проявляться, по мнению автора, "в объективных гармонических делениях плана", которые могут выражаться математически; в учете условий наилучшей перспектива (т.е. элементов организации объема); в учете "ощущений плана", другими словами, психофизиологического влияния контуров плана на субъективнее ощущения обитателя.
При организации объема возможны три пути: создание "архитектурной целостности" - ансамблей, гармонического силуэта города, "порайонной дифференциации стиля И В надлежащем оформлении памятников искусства и старины"; организации перспективы и, наконец, организации ландшафта [386, л. 32-32 об.].
Вернуться  в текст
лицо города, придать городу определенный внешний облик - художественно организовать пространство" [386, л. 20-20 об. 1]31.

Учитывая, что на развивающийся город воздействуют различные возмущающие факторы, зачастую с противоположными знаками и направлениями, М. Евсеенко пытается представить количественно степень влияния суммы факторов на городской организм в целом и на его составляющие ("элементы плана").

По мнению М. Евсеенко, в будущем стремительное развитие техники приведет к тому, что человек получит возможность управлять природой - будет широко применяться "искусственная вентиляция", "искусственный дождь",
[32.] В тексте "аккуляция" [ 386, л. 23].Вернуться  в текст
в отоплений сооружений будет использоваться "аккумуляция32 солнечной теплоты"; "санитарно-технические сооружение достигают невиданной степени совершенства и разнообразия в целях охраны воды, воздуха и почвы и полного использования солнечной радиации" [386, л. 23]. Непредсказуемо вырастут скорость и возможности транспортных средств - преимущественны, воздушных.

Далее автор формулирует ряд важных признаков, характеризующих постепенное изменение облика нового города:

  • "жилище расщепляется на индивидуальный и обобществленный секторы, индивидуальный сектор, может быть, удаляется на значительное расстояние от других частей города в целях использованию наилучших естественных условий с точки зрения гигиены и красоты" [386, л. 33 об.];
  • обобществленные сектора жилив объединяются в особые целевые районы "индустриального домашнего хозяйства";
  • те, в свою очередь, могут слиться с промышленными районами;
  • остальные районы также начнут претерпевать серьезные изменении, расщепляясь и образуя особые сателлиты, а потом и самостоятельные центры;
  • некоторые районы отомрут - например больничные, административные и т.д.

Исходя из этого, ученый создает оригинальную модель поселения завтрашнего дня. Он пишет: "... стачала город расщепляется на целевые ячейки, каждая особого назначения, но с сохранением взаимного тяготения, расстояния между ними увеличиваются, комплексы ячеек одного города соприкасаются с комплексом ячеек другого города, однородные ячейки нежилого характера, по соображеньям технической целесообразности, сливаются, а живые рассеиваются во всей территории района. С отмиранием государства это рассеяние делается интенсивнее. Город сливается с районом и в современном значении слова исчезает". И далее: "... сначала план [города] представляет единую фигуру, с хаотичной сетью улиц, которая затем рационализируется сначала в часто геометрических формах, а затем согласовываясь ... с рельефом местности... В следующую стадию - единая фигура плана расщепляется на части. Затем сеть приобретает характер до известной степени независимый от рельефа, и построение снова впадает в геометрию. Далее
[33.] Текст подчеркнут мной. - В. А.Вернуться  в текст
расщепление фигуры усиливается. Сеть улиц совершенно исчезает. План города совмещается с планом района"33 [386, л. 33 об. - 34] (рис. 48). Это не абстрактная, пусть не литейная определенного изящества, схема, а одна из первых попыток логическими средствами описать далекое будущее, несмотря на внешнее сходство этой модели с "экуменополисом", созданным спустя несколько десятилетий К. Доксиадисом (рис. 49), гипотеза "расщепления города" представляет из себя идею создания гармонична организованной и сбалансированной во всех звеньях урбанизированной территории, свободной от проблем, присущих капиталистическим городам.

М. Евсеенко рассматривает также вопрос, связанный с эволюцией силуэта города, как одного из важных составлявших его архитектурного облика. Автор замечает, что в старых городах очертания силуэта приближаются к треугольнику с сильно развитым основанием. Это связано с сосредоточением наиболее высоких зданий в центральной части населенного пункта. В новом социалистическом городе в силу децентрализации и преодоления противоположностей между центром и окраинами силуэт будет превращаться в более сложную фигуру, контур которой будет стремиться к форме вытянутого прямоугольника [385, л. 33] (рис. 50).

Последняя глава исследования посвящена вопросу, имевшему важное значение и в наши дни, - вопросу о соответствии модели развития города, какой является проект планировки, реальным изменениям, происходящим в населенном пункте.

М. Евсеенко утверждает, что проект планировки необходимо рассматривать как некую статическую систему, а которой соотношение элементов плана, детерминируемое различными факторами, соответствует определенному моменту времени и что комбинация наиболее существенных факторов имеет тенденцию изменяться во времени. Таким образом, при составлении проекта планировки проектировщик сталкивается со следующими трудностями:

  • почти никогда не удается до конца определить комбинацию факторов, действующих как на протяжении всего проектного периода, так и в конкретные моменты в течение срока его действия;
  • темпы угасания или развития переменных факторов трудно установить;
  • не во всех случаях можно найти результат суммарного действия различных, но направленных на один объект, факторов;
  • "решение плана, как единой графической системы, не всегда графически выполнимо для данного отрезка времени".

Исходя из этого автор делает вывод: "План города отличается крайней динамичностью и проект планировки характеризуется чрезвычайной неопределенностью и часто полней невыполнимостью в смысле создания единой графической системы. Проект планировки города много охарактеризовать, как графически неопределимую или трудно определимую систему". При этом, отмечает теоретик, степень неопределимости тем больше, чем на больший срок составляется проект и чем крупнее город.

Автор называет четыре возможных способа преодоления этих помех: во-первых, приближеннее решение вопросов планировки; во-вторых, допущение "субъективизма и даже фантазий" в проектах, в-третьих, выбор возможно меньшего отрезка проектного периода, и, наконец, составление ряда вариантов. Совокупность двух последних способов составляет разработанный теоретиком "метод вариантных схем". Он указывает, что создаваемый проект планировки "не может представлять из себя застывшей единой графической схемы, ню должен отличаться гибкостью и способностью отвечать меняющейся социальной конъюнктуре" [З86, л. 35]. Существо метода состоит в создании нескольких проектных вариантов, причем каждый из них соответствует определенной комбинации факторов и не учитывает влияния остальных. При этом отпадает необходимость детальной проработки каждого из вариантов, достаточно создать так навиваемый "схематический проект планировки". В нем указывается: городская черта, распределение земельного фонда на функциональные зоны, расположение главных планировочных центров, очертание сети магистралей, деление города на строительные зоны и так далее. В зависимости от изменения действия факторов выбирается тот или иной вариант и прорабатывается более детально [386, л. 35 об. - 36 об.]. Существующая практика составления генеральных планов поселений заменяется "перманентный проектированием", при котором постоянно учитывается влияние вновь возникающих факторов.

Следующий этап в формировании советского градостроительства предварялся такими важнейшими партийными документами, как постановление ЦК ВКП(б) "О работе по перестройке быта (16 мая 1930 г.) [24] и резолюция Пленума ЦК ВКП(б) "О Московском городском хозяйстве и о развитии городского хозяйства СССР" (15 июня 1931 г.) [25]. В них резкой критике были подвергнуты урбанистические и дезурбанистические доктрины. Но, несмотря на заблуждения ряда участников дискуссии, не следует забивать, что основная ее цель - вырвать профессионала-градостроителя из стереотипа привычных представлений, заставить взглянуть на социалистическое поседение, как на не имеющий исторических аналогов, социально-пространственный феномен.

Необходимость выполнения грандиозных планов первой пятилетки требовала новых организационных форм. В марте 1930 г. был создан Государственный институт по проектированию городов Украины - Гипроград УССР. Его создание было вызвано целым рядом причин:

  • исключительно большим объемом проектных разработок;
  • созданием условий, предотвращающих дублирование работы и распыление специалистов [270, с. 17];
  • отсутствием единых апробированных методов проектирования, вследствие чего "во весь рост встала необходимость иметь более-менее постоянные научные основы для направленности ... работы" [422, л. 36];
  • необходимостью создания новых градостроительных нормативов.

Градостроители тут же откликнулись на новые социальные требования. Из выведших в республике в это время работ наибольший интерес представляет монография, принадлежащая перу одного из наиболее видных
[34.] Хаустов Петр Прокофьевич, родился в 1882 году в г. Ачинске; закончил в 1915 г. инженерно-технологическое отделение Константиновского института в Москве, а в 1935 г. архитектурный факультет Киевского инженерно-строительного института. Начиная с 1919 г. работает над составлением проектного плана Киева. В начале 30-х гг. под его руководством создаются генеральше планы Запорожья, Кадиевки, Константиновки, Днепродзержинска и других городов. В эти годы является одним из ведущих специалистов Гипрограда УССР. С 1934 г. - руководитель архитектурно-планировочной мастерской Киевского горсовета; под его руководством составляется генеральный план реконструкции Киева (1934-1938 гг.). Педагогической деятельностью занимался с 1920 г. [280].Вернуться  в текст
украинских градостроителей архит. П. П. Хаустову34 и научному сотруднику Всеукраинской Академик наук Г. М. Шапаровскому [99, с. 31]. Скромное определение работа - "брошюра", данное авторами в предисловии, не должно обманывать историков - это был первый значительный труд на Украине, созданный в Гипрограде и пытающийся ответить на конкретные вопросы градостроения [254].

Важной методологической посылкой исследования было утверждение, что город - это в первую очередь производственный центр. Промышленные и жилые территории представляют из себя диалектическую пару, решение противоречий между которыми и является одной из основных задач советского градостроительства. При этом планировка населения должна активна содействовать индустриализации страны посредством рациональной организации всех территорий.

Большое место в книге уделено подготовительным работам, предшествующим созданию проекта планировки населенного пункта. Кроме учета природных условий, по мнению авторов, "нужно также выявить и проанализировать всю сумму экономических, историко-экономических, административных, культурно-просветительных и других факторов, определяющих влияние хозяйства и жизни страны (а иногда и влияние мирового хозяйства) на город, как целое, на его развитие, общий характер и на рост его населения [254, с. 19].

При этом превалирующая функциональная направленность города (промышленный, административный, курортный, смешанный) во многом определяет его планировочную структуру. Анализ собранного материала возводит составить задание на проектирование.

Сам процесс проектирования авторы предлагали вести многостадийно: первоначально - проект планировки города, потом - детальные планы всего насаленного пункта или его частей
[35.] Такие правила были разработаны для Киева, Харькова и Одессы.Вернуться  в текст
и, наконец, "рабочие рисунки" для перенесения проекта в натуру. При проектировании первой и второй стадии следовало ориентироваться на строительные правила, регламентирующие застройку в городе35.

Градостроители определяли главную цель проекта планировка как нахождение основной структуры, направления развития города, его границ и решение важнейших общегородских планировочных вопросов. Состав проекта предлагался следующим: схема функционального зонирования, схема внешнего транспорта и внутригородской сети улиц и площадей, схема зеленых насаждений и схемы инженерного оборудования.

В работе большое место занимают размышления авторов по поводу оптимальных размеров города и систем его планировки. Они задают вопрос, ответ на который и по сей день имеет непреходящее значение: "Целесообразно ли размещать ... все ... население в одном пункте и где границы, которые нельзя переступать?". Утверждая, что "определенная концентрация больших масс населения в больших городах с точки зрения социально-экономической является целесообразной", авторы не навязывают своего мнения относительно максимально допустимой цифры и призывают избегать крайностей [254, с. 31-32].

Теоретики детально останавливаются на выборе наиболее приемлемой системы планировки. При этом она трактуется как динамичная структура, в основе которой лежит взаиморасположение центра населенного пункта и его периферийных частей. Так, характерной чертей централизованной системы является доминирование хорошо развитого центра, подчинившего себе всю планировку города. Авторы склоняются именно к этому варианту, однако замечают, что в последние годы советское градостроительство пошла по пути создания районов-комплексов и жилых комбинатов, что не дает возможности говорить о нейтрализованной системе в чистом виде.

Наиболее простой системой является концентрическая, которая генетически восходит к средневековым крепостям (Москва, Киев, Феодосия). Она оптимальна для небольших населенных пунктов, однако с ростом города проявляются ее недостатки: увеличивается затененность застройки, возникают транспортные трудности.

Авторы утверждают, что при этом преобладающим становится центробежное движение потоков, развиваются радиальные магистрали, влияющие в свою очередь на характер застройки и, как следствие, проявляется стремление к оздоровлению и лучшему проветриванию территорий посредством больших зеленых полос - концентрированная система, таким образом, превращается в лучевую, город развивается звездообразно. К преимуществам этой системы относиться возможность санации территорий через зеленые клинья, возникающие между радиальными магистралями, соответствие основных векторов развития города направлениям главнейших дорог, удобное сообщение с центром, учет характера рельефа различных участков поселения. Недостатками ее являются разбросанность города, а также трудности связи между секторами. Исходя из этого, авторы делают вывод, что наиболее целесообразно использовать такую систему в крупных городах с мощным ядром.

Децентрализованная система, как считают П. Хаустов и Г. Шапаровский, возможна лишь при условии функционального зонирования по принципу специализации районов, а также в случае создания сети взаимосвязанных городских центров.
[36.] Оба автора монографии в той или иной степени принимали участие в создании генерального плана города: П. П. Хаустов был одним из руководителей авторского коллектива, а Г. М. Шапаровский являлся соавтором задания на проектирование.Вернуться  в текст
Единственным примерам применения такой системы в республике стал генеральной план Большого Запорожья36. .

Кроме названных систем исследователи называют и "город-линию" с хорошо организованной транспортной связью между различными участками города и полной децентрализацией мест приложения труда, и город-спутник, являющийся составным элементом развитой агломерации.

На выбор структуры, кроме вышеизложенных положений, влияют также такие факторы, как размер производственных территорий и их взаиморасположение.

Авторы детально останавливаются на вопросах размещения промышленности, где применяется принцип "активной помощи соответствующим отраслям народного хозяйства, принцип плановой организации всех трудовых процессов относительно территории" [254, с. 47]; организации внешнего транспорта, учитывая, что "иногда концентрация транспортного узла определяет всю структуру города, если, например, железнодорожный узел кольцом обходит его" [254, с. 49]; планировки жилых районов, указывая, что их "интересы ... должны быть основными для проектировщика" [254,с.51].

Позиция авторов показательна тем, что рассматривая различные варианты решения тех или иных градостроительных вопросов, они не настаивают на обязательности их использования, а требуют от проектировщика гибкости. Например, рассматривая различные системы планировки, она подчеркивают: "в советских условиях единственно правильной является система, которая не связана с теорией, но отвечает требованиям удобства связи между основными элементами города, органичности и связности всей структуры его" [254, 57-58].

В книге достаточно полно освещены вопроси создания децентрализованной системы обслуживания, взаимосвязанной и самодостаточной на всех ее уровнях. Район обслуживания определялся исходя необходимой плотности сети и
[37.] Население района приближалось к численности жителей во временного микрорайона.Вернуться  в текст
оптимальных радиусов обслуживание. По мнению, авторов, это 15-20 тысяч жителей37. Они пишут: "Такая трактовка жилого района как комплекса жилых строительных секций-кварталов со всеми соответствующими учреждениями, обслуживающими районы, заставляет ... считать такой район-единицу за единое целое, что требует общего решения в плане" [254, с. 62]. Уже не квартал, а целый жилой район становятся "единицей намерения" жилых территорий в городе. Безусловно, это был шаг вперед по сравнению с современниками авторов. Однако они не отказались от принципов квартальной застройки и предлагаемое укрупнение никак не отражалось на структуре удачной сети.

[38.] Необходимость поэтапной реализации проекта планировки была теоретически доказана еще в трудах М. М. Евсеенко и Я. И. Лившица. Впервые в отечественной градостроительной практике эта идея получила свое воплощение в Гипрограде УССР в начале 30-х годов при создании проектов первой очереди строительства как составной части генеральных планов.Вернуться  в текст
Говоря о необходимости составления проекта первой очереди строительства38, авторы считали очень важным, чтобы первые по времени появления элементы застройки "гармонировали с общей структурой города и обеспечивали ему дальнейшее гармоническое развитие" [254, с. 74].

Целая глава в монографии была посвящена запросам детального
[39.] Термин "проект детальной планировки" в современном понимании, по-видимому, появился именно в этой работе [254, с. 75-77].Вернуться  в текст
проектирования39. Отмечалось, что изменилось само содержание детального проекта, Если до революции в проекте детальной планировки рассматривались исключительно плоскостные элементы и параметры города (конфигурация и размеры кварталов, характер, форму и интенсивность застройки), то в конце 20-х - начале 30-х гг., кроме того, наметился переход к решению объёмно-пространственной композиции проектируемой территории.

Кроме чисто теоретических положений в монографии поднимаются и практические вопросы, связанные с организацией процесса проектирования, даются некоторые методические рекомендации и нормативные параметры.

Путь к пониманию сущности города эпохи социализма был нелегким. Советские зодчие постепенно, от идеи города-сада и утопических концепций урбанистов и дезурбанистов, приходят к созданию новой дисциплины - теории социалистического города. Все более отчетливо начинают вырисовываться основные требования к поселению будущего - гармонично организованного с точки зрения санитарно-гигиенической, транспортной, эстетической, благоустроенного и озелененного населенного пункта, обладающего всеми элементами обобществленного быта, способствующего коллективизации труда и отдыха.

Раздел 1.2  Раздел 2.2
К началу страницы