Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин

Архив
Переписка П.Ф.Алешина с Н.В.Ковалевским
(отрывки)
Переписка сохраняется в Центральном Государственном архиве-музее литературы и искусства Украины в фонде П.Алешина. Нужно отметить что этот фонд, к сожалению, в настоящее время недоступен, так как работа по его упорядочению до сих пор не проведена, архивные документы не переписаны и не классифированы.
Документы публикуются по тексту, созданному в институте "Укрпроектреставрация" искусствоведом М.А.Кадомской, в качестве историко-библиографических исследований к проекту реставрации памятника архитектуры особняка Ковалевского (ул. П.Орлика, 1/15 в Киеве).
Орфография и стилистика сохранены.
21 июня 1912 г.
П.Алешин - Н.Ковалевскому

"Кончаю делать крышу в дереве, приступаем крыть железом. На службах кладка закончена, также начинаем делать стропила. Приступаем к устройству забора со стороны Демченко, ограждая Вас с семьей Вашей от взоров людей малоделикатных. Самое ограждение, возвышаясь достаточно над верандой Демченко, служит к украшению всего дома: в углу сада помещаю небольшую дозорную башенку, а в центре высокой стены фон в виде впадины для бубущего фонтана. Делаем перегородки. Штукатуры уже в течение 2-х недель ставят маяки на стенах, подготовляя их к оштукатурке...
В настоящее время укладываем второй ряд по Елизаветской улице, а по Левашовской уложено в большей части 3 ряда. Выходит интересно. В настоящее время я дал все чертежи на башню и надеюсь башню закончить раньше всего, чтобы устроить на ней крышу, а без гранита это сделать невозможно. Эспозито [поставщик - ?] отливает части из массы, готовясь их устанавливать. Получили майоликовые части над окнами и дверью в саду.
Необходимость в громоотводе положительно не вижу. Это для Вашего особняка... роскошь.
Сообщите Ваше согласие на замену во дворе положенного по смете асфальта деревянными торцами. Добавка выразится суммой: 31 кв.с[аженей]. х 25 р. = 775 руб... Взамен железной крыши на башне разрешите сделать медную. Это положительно необходимо. Я собрал все сведения о меди: ее выпишем прямо из Тулы, сделаем работу хозяйственным путем. Добавка выразится суммой около 800 рублей."

27 июня 1912 г.
П.Алешин - Н.Ковалевскому

"...Торцевая мостовая, уложенная на бетоне и залитая асфальтом, безусловно долговечная. И если Вы действительно хотите прекрасный двор, то торцевую мостовую разрешите положить... На постройке кроют крышу железом полным ходом, разбирают со двора леса, как со стороны дома, так и со стороны служб. Демченко вводит Вас еще в лишние расходы: он так же как и Могилевцев[домовладелец по ул.Шевковичной, 17] делает ограждение для зелени перед домом, что по необходимости предстоит делать и Вам, а для этого надо и бордюр и решетка."

1 августа 1912 г.
Н.Ковалевский - П.Алешину

"...Что касается медного покрытия части крыши на башне, я все-таки считаю, что это непроизводительный расход, не вызываемый крайней необходимостью или неизбежностью. Прочность несомненна, но очень накладно. Только если никак нельзя обойтись без покрытия башни медью вынужденно даю согласье. Вижу, что постройка вгонит меня в непосильные расходы и заставит раскаиваться в роковой ошибке (продажа дома) и какое название я не придумывал для будущего замка, самое подходящее окажется замок печали и разорения".

6 ноября 1912 г.
П.Алешин - Н.Ковалевскому

"...В мае хозяйственные помещения будут готовы при условии, если не будет каких-либо исключительно неблагоприятных обстоятельств."

13 февраля 1913 г.
П.Алешин - Н.Ковалевскому

"...Я не имею возможности заставить Вас верить мне как архитектору, что в Вашем особняке работы идут с той степенью скорости, которая является вообще результатом всех создавшихся обстоятельств Вашей постройки, от меня не зависящих. Работы идут так интенсивно, как только это возможно зимой и делается все, что допустимо зимой. Вместо такого общего Вашего недовольства я прошу Вас ясно мне сказать, что бы Вы находили в данное время делать, кроме того, что уже сделано и делается? Я буду ждать ответа.
Если Вы сомневаетесь в правдивости десятника по облицовке, то будьте любезны, убедитесь в том, что он Вам говорит правду и таким человеком как этот десятник следовало бы Вам в Ваших же интересах дорожить и его поощрить: для дела постройки особняка он незаменимый человек".

17 февраля 1913 г.
Н.Ковалевский - П.Алешину

"Вы всегда относитесь большой нетерпимостью к моему ворчанию, забывая, что не другому , а мне придется жить в особняке. Ваш отец, наоборот, всегда очень спокойно выслушивает меня и спокойно же делает свои возражения, почему мне несравненно легче с ним объясняться. Имею опять целый ряд возражений... В другой раз Вы, быть может, откажетесь иметь со мною дело, но пока прошу Вас вооружиться терпением и снисходительнее относиться к отрицательным сторонам условий применения своих знаний в связи с моим придирчивым отношением. Когда будем говорить о деталях по отделке - обои, цвет окраски комнат, сводов и пр. вызовет некоторые нарекания. Ф.А. [Федот Александрович Алешин - подрядчик и отец П.Алешина] говорил мне, что предполагается все двери и окна жилых помещений окрасить под дуб, а мне, например, свойственна любовь к разнообразию и мне хотелось, чтобы оттенки были разные, а в детской, например, я находил бы для придания веселости необходимым окрасить окна в белую краску и вообще не придерживаться везде одного мрачного тона. Даже ручки дверные мне желательно бы иметь не везде одинаковые и кое-где заменить стеклянными очень опрятными... По поводу купе там ничего еще не сделано. Легкая штукатурка, вероятно, нужна будет во всяком случае, а потом покрыть стены соответствующим материалом. Думаю, не помешало бы заранее заручиться согласием начальника дорог в случае придется обратить в мастерские с заказом".

23 февраля 1913 г.
П.Алешин - Н.Ковалевскому

"...Все сделанное в Вашем особняке есть результат самого серьезного труда и значительно превышает по своему достоинству израсходованные Вами суммы. В таком конечном результате я хотел бы увидеть и Ваше удовлетворение. И если Вы находите, что я "всегда отношусь с большой нетерпимостью к Вашему ворчанью", то Вы упускаете из виду, что Ваше постоянное недовольство отбивает всякую охоту работать, убивает всякое воодушевление и, несомненно, Вам же самим служит во вред. Своими ответами я все время стараюсь, насколько в моих силах, убедить Вас в том, что я блюду Ваши интересы несравненно больше, нежели того требует моя обязанность, нежели Вы это хотите видеть. И я никогда не поставил бы этого обстоятельства на вид, как никому до сих пор и не ставил, если б не Ваше постоянное неудовольствие. Я еще раз напомню: работаю у Вас не из-за материальных расчетов, а из-за желания сделать все возможное, чтобы я всегда смело смог указать на Ваш особняк как на мою работу и сослаться на Вас, как на человека могущего подтвердить, что своей работой и отношением к своим обязанностям я у Вас не вызываю нареканий.
Вопрос о купе я сейчас подготавливаю с технической стороны, Вам пришлю совершенно ясное изложение, что нам нужно будет от Юго-Западной дороги. Конечно, все будет поштукатурено и сделаны перегородочки.
Мною сделано распоряжение о начале работ по облицовке фасадов с 25 февраля."

27 февраля 1913 г.
Н.Ковалевский - П.Алешину

"На днях мы все целой семьей посетили постройку и пришли к заключению, что дом не соответствует составу семьи по грандиозности замысла, что относится уже не к Вашей погрешности... Спускался опять на хоры...не будет ли музыкантам слишком душно в этом ящике за отсутствием усиленной вентиляции. О неудобствах пробраться с инструментами я уже писал. Положим, редко придется использовать хоры, но все же удобства на случай события, требующего музыки, желательно было предусмотреть... Виделся с Уваровым...к весне нужно будет сообща спроектировать рисунок общего забора. Ожидаю деталей купе и побываю у Шмита, чтобы потом не было задержки".

21 июня 1913 г.
П.Алешин - Н.Ковалевскому [черновик письма]

"Ужели у Вас не нашлось других выражений и сравнений, чтобы передать Ваше впечатление о Вашем особняке? Ужели я, невзирая на необычайно неблагоприятные обстоятельства, под сплошным дождем, подтянувшим всю отделку особняка до той степени, что была хоть какая-нибудь возможность въехать в него, - заслужил целый ряд Ваших несправедливых резкостей и острот? Ужели Вы и досель не желаете понять, что сделанное мною для постройки Вашего дома не есть моя обязанность, что предел моих обязанностей к Вам далеко мною превзойден исключительно потому, что мне дорог Ваш особняк как мое создание и если я, отдаваясь целиком делу, не ищу у Вас ни похвал, ни наград, то в то же время я не считаю возможным выслушивать Ваши колкости и совершенно несправедливые нападки".

8 июль 1913 г.
Н.Ковалевский - П.Алешину

"Фасад это просто бездонная бочка и никто не может определить, сколько еще влезет мне эта затея. До болезни постройка уже довела меня, теперь дойдет до разорения. Вы все время считали меня многомиллионщиком и в этом была ошибка. Можно было построить особняк с гораздо меньшим размахом. Ваша будет вина, если только что отстроенный особняк придется продать, так как я боюсь, что не устою с расходами по содержанию его и налогами. Вообще считаю такую громадину себе не по средствам. Много помещений лишних... В помещениях служб прошу выбрать самые простые подвесы и бра... Вензель не затевать огромных размеров, а ограничиться скромным... Как на простительную медленность указываю на кладку, например, камина в кабинете. Работают третью неделю и не могут закончить... Проклинаю день продажи дома на Александровской... К оборудованию купе приступлено. На здании по окончании прикрепить римскими цифрами год закладки 1912 без всяких прибавлений и без латинского слова anno. Электрические лампочки везде установить не более 16-свечных экономические, а на лестнице черной, в разных лишних помещениях, малых кладовых и пр. силы не более 10 свечи для сокращения по возможности энергии". 29 июля 1913 г.
Н.Ковалевский - П.Алешину

"Продолжаем жить в небывало тяжелой обстановке...Своим отсутствием Вы нас прямо режете, приходится самому вникать в мелочи, некому распорядиться. Ни кабинет, ни зал, ни детская комнаты не готовы и когда будут готовы, неизвестно. О большой столовой я не говорю."

Декабрь 1913 г.
П.Алешин - Н.Ковалевскому

"Мои рисунки и шаблони, необычные для киевских мастеров и мои требования в интересах красоты и солидности работ Вашего особняка и имели своим последствием материальные потери отца, не говоря уже о потери труда в течение полутора лет. Дело Ваших взглядов учесть указанные обстоятельства и в той или иной степени, уменьшить сумму убытков отца, помня, что все мои требования клонились к одной цели - построить Вам хороший особняк".

26 мая 1914 г.
Н.Ковалевский - Ф.Алешину с пометкой "С содержанием письма прошу ознакомить Павла Федотовича"

"Милостивый государь Федот Александрович! Затратив такой большой капитал, я имею право предъявлять более строгие требования и не допускаю, чтобы на такой постройке текла крыша и был поставлен сырой лесной материал, давший трещины, которые должны быть заделаны везде на Ваш счет и в связи с этим закрашены также на Ваш счет. Вообще нужно будет всесторонне осмотреть все двери, окна, паркеты, потолки, которые также местами дали трещины и в течение лета все исправить...Так как всеми работами руководил П.Ф. то, конечно, главная ответственность падает на него и мое неудовольствие архитектором еще значительнее...Все внимание архитектора сосредоточено было на внешности, преследовалась наружная красота и другие цели, но только не удобства и практичность. Необходимо переделать или изменить главную трубу от отопления. Имелся в виду только ея фасон и между тем все террасы обдаются сажей, нужно сделать сетку или что-нибудь придумать, чтобы избавиться от этой прелести.
Летом должна быть вырезана над парадным входом римская цифра злополучного года постройки (1912) дома, которого я желал бы сплавить, если нашелся бы охотник разориться...
Я ожидаю, наконец, доставки фонаря на ворота, будет ли таковой когда-нибудь окончен и прошу также немедленного устройства хоть какой-нибудь вентиляции в погребе, куда я перенес вино и рядом в холодильнике. Не видано,чтобы в таких помещениях не было притока воздуха. Все убытки от порчи вина я отнесу за его счет..."

К началу страницы
К статье "Особняк Ковалевского"